Общество

Исламовед, который спас Россию

Евгений Максимович Примаков – уникальная личность в истории России. Первый представитель веками существовавшей на периферии отечественной политики «восточной партии», поднявшийся к вершинам власти. Его убеждение в жизненной важности для нашей страны развития стратегических связей не только с Западом, но и с Востоком, в частности и в особенности с мусульманским миром, было основано на фундаментальных знаниях и богатейшем опыте. Он виртуозно умел оформить их в виде острой оперативной аналитики и экспертизы, бьющей точно в цель. И именно ему Всевышний отвел роль, без пафоса, спасителя страны от полнейшего краха 1998 года.

Научная и политическая деятельность Евгения Максимовича достаточно широко известна. За долгие годы он приобрел колоссальный опыт, который сделал его при жизни классиком государственного управления, Государственный деятелем с большой буквы, настоящим патриархом отечественной политики. 

Примаков - крупный ученый с мировым именем в области мировой экономики и международных отношений, в частности, в сфере комплексной разработки вопросов внешней политики России, изучения теории и практики международных конфликтов и кризисов, исследования мирового цивилизационного процесса, глобальных проблем, социально-экономических и политических вопросов развивающихся стран. В 2008 году Евгений Максимович вошел в состав президиума РАН. 

Для российских мусульман всегда было особенно отрадно, что научной специализацией Примакова являлась арабистка. И кандидатская, и докторская его диссертации изучают проблемы арабского мира. Этому же региону он посвятил массу книг и статей. 

Арабский мир, как пишут многочисленные биографы, нравился Примакову со студенческих времен. Эти симпатии останутся у него навсегда. Со временем, когда его назначат министром иностранных дел, а затем и главой правительства, его политические симпатии и антипатии окажутся предметом тщательного изучения. На Западе его считали настроенным антиамерикански. 

Евгений Максимович побывал почти во всех странах арабского Востока — в Египте, Сирии, Судане, Ливии, Ираке, Ливане, Иордании, Йемене, Кувейте. Во многом он сформировался как политик, ученый, как личность в ходе своих поездок по Ближнему Востоку и общения с тамошними лидерами. Примаков был лично знаком со всеми хоть сколько-то влиятельными арабскими политиками. 

Амр Муса в своем соболезновании семье Примакова подчеркнул, что он был одним из самых активных защитников интересов стран третьего мира. «С его кончиной арабы потеряли большого друга», - заявил экс-генсек Лиги арабских государств.

Еще Платон выдвинул модель «власти ученых» как оптимальную и наиболее эффективную. Евгений Максимович - живая иллюстрация правильности выводов великого древнегреческого философа. 

Think tank Примакова 

Примаков окончил арабское отделение Московского института востоковедения в 1953 году. «Не исключаю, что поддался бы на уговоры и выбрал бы китайское направление, но задели на собеседовании слова профессора Евгения Александровича Беляева: «Вы, должно быть, решили пойти на арабский, так как вам мерещатся караваны в пустыне, миражи, заунывные голоса муэдзинов?» В ответ сказал твердо: прошу зачислить на арабский — баллов для этого у меня достаточно. Так и стал арабистом», — вспоминал Евгений Максимович.

В 1956—1962 годах работал на Гостелерадио СССР: прошел путь от корреспондента до главного редактора радиовещания на зарубежные страны. Специализировался на арабском мире. В 1962 перешел в газету «Правда», где работал собственным корреспондентом в Каире и заместителем редактора отдела стран Азии и Африки. 

В 1977—1985 годах Примаков - директор Института востоковедения АН СССР. Он превратил сугубо академическое учреждение во влиятельный центр советской и мировой не только фундаментальной науки, но и оперативной прикладной экспертизы и анализа. 

Именно он заложил основы современного российского востоковедения, исламоведения и арабитики. Сегодня его дело успешно продолжает и развивает наш другой выдающийся арабист и исламовед Виталий Вячеславович Наумкин. 

По началу Примакову ставили в вину то, что при нем институт не занимался исключительно фундаментальными исследованиями, а включился в текущую политологию. Директор хотел, чтобы его сотрудники писали не только монографии, но и служебные записки, которые можно посылать в ЦК.

«Исследования Ислама, Ближнего Востока — это при нем все пошло вверх, — вспоминал доктор исторических наук, арабист Алексей Малашенко. — Надо еще иметь в виду, что это были восьмидесятые годы — агитпроп бдит, атеистическое воспитание еще существует. И при этом мы имели возможность достаточно объективно изучать Ислам. Именно в эти годы наше исламоведение получило сильный импульс».

Жизнь доказала правоту Примакова. ИВ РАН фактически стал, как говорят сегодня, think tank высшего класса и остается им до сих пор. 

Наука принятия решения 

До прихода в ИВ Примаков был заместителем директора Института мировой экономики и международных отношений. Ему исполнилось всего сорок лет, когда он пришел в руководство самого влиятельного тогда в СССР института общественных наук. 

Директор ИМЭМО выдающийся ученый Николай Николаевич Иноземце и Примаков переориентировали научное учреждение на оперативный политический анализ. Некоторые коллеги, пишут биографы Евгения Максимовича, упрекали их за пренебрежение серьезной академической наукой. Другие полагали, что это единственный способ донести до руководства реальную информацию о положении в стране и мире.

Примаков хотел, чтобы институт давал практическую отдачу. Он ввел ситуационные анализы. Мозговые штурмы собирали лучших специалистов и выдавали несколько вариантов решения какой-то актуальной проблемы. В те годы Примаков был автором и редактором множества закрытых работ — то есть докладов и справок, снабженных грифом секретности и предназначенных исключительно для сведения начальства.

Этот стиль и подход он сохранял и в последующей работе. Фундаментальная наука была для него не самоценным отвлеченным знанием, а основанием для практических решений и выстраивания политических и экономических стратегий. 

Примакова называют одним из главных авторов и лоббистов идеи присоединения России к Организации исламского сотрудничества (Организации Исламской конференции тогда) в качестве наблюдателя в 2005 г. 30 июня исполнилось 10 лет со дня официального вступления. В 2003 году, когда он возглавил Торгово-промышленную палату, был создан Российско-арабский деловой совет. Сегодня он вносит огромный вклад в развитие экономических отношений с исламском миром. 

В фокусе внимания - Ислам

На всех своих должностях Евгений Примаков старался уделять большое внимание российскому мусульманскому сообществу. Он видел государственную важность в развитии исламского религиозного образования в России, в становлении современных традиционных мусульманских институтов, в социализации отечественной уммы. Его убеждение основывалось на собственном глубоком понимании процессов, протекающих в исламском мире, и в среде российских мусульман как его части. 

Порой неожиданные для кого-то и очень глубокие выводы Примакова всегда привлекали большое внимание специалистов. 

Так, в книге «Мир после 11 сентября» (2002 год) он призвал разделять понятия «исламский экстремизм» и «исламский фундаментализм». С последним он связал даже перспективу перехода в «исламскую демократию, соседствующую с традиционными ценностями».

Примаков всегда подчеркивал, что нельзя сводить весь колоссальный процесс исламского возрождения XX-XXI века к проблеме радикализма, как часто бывает. Нельзя упускать из виду весь масштаб происходящего и акцентировать внимание исключительно на издержках. 

Да, порой бурлящая энергия, особенно молодежи, к сожалению, находит выход в экстремистских формах протеста. Это неадекватный ответ на трехсотлетнее унижение и упадок исламской цивилизации и своего рода попытка взять реванш. Но этим дело не ограничивается. За перегибами и издержками подросткового максимализма необходимо разглядеть ключевую тенденцию – стремление исламского мира найти достойное место на планете, соответствующее его потенциалу и вкладу в развитие всего человечества. Сделать это – в интересах России, ее национальной безопасности и перспектив развития. 

Завещание Евгения Максимовича

Кабинет министров под руководством Примакова, без преувеличения, спас Россию как государство, в период кризиса 1998 года стоявшую на грани ликвидации и исчезновения. К концу короткого периода премьерства Евгения Максимовича страна дало 18 процентов годового промышленного роста, вернула себе субъектность на международной арене и остановила распад. Пенсии и зарплаты бюджетникам стали выплачиваться своевременно. Даже МВФ и Мировой банк были намерены предоставить кредиты государству-банкроту. 

Крайне интересна и последняя программная публикация великого исламоведа в «Российской газете» в январе этого года, широко обсуждавшаяся в элите и экспертном сообществе. Несмотря на все происходящее вокруг, Евгений Максимович призывал не забывать о самом главном – о необходимости дальнейшего поступательного реформирования страны, диверсификации экономики, развитии и углублении федерализма и местного самоуправления. Это завещание, которое заслуживает того, чтобы быть внимательно, по-примаковски, с опорой на фундаментальную науку, быть прочитанным всем нашим обществом.

Дамир Мухетдинов, первый заместитель председателя Духовного управления мусульман Российской Федерации, ответственный секретарь Международного мусульманского форума

Комментарии 2