Политика

Победит ли сегодня на выборах в Турции справедливость?

Парламентские выборы в Турции 7 июня – важнейшие для Эрдогана. Прошлым летом он стал президентом с результатом 51,8%, а четыре года назад его партия набрала почти 50%. Сейчас, по опросам, его партия может не собрать большинства, и Эрдоган тогда не получит возможности превратить парламентскую республику в президентскую.

Левая интрига выборов

Кудрету 42 года, он успешный менеджер в туристической фирме в Кушадасы. Будет голосовать не за Партию справедливости и развития Эрдогана, а за Народно-республиканскую (старейшая в Турции партия кемалистов).

«У нас демократия. Oпросы показывают, что процентов 40 проголосует за Эрдогана. От народа большинство поддержат Эрдогана. Те, что малограмотные, тоже за него. А оставшиеся 60% разберут остальные партии», – считает Кудрет.

Это 25-е выборы в Турции. 56 миллионов избирателей будут выбирать 550 депутатов. Для того, чтобы изменить Конституцию и превратить республику из парламентской в президентскую, нужно получить большинство. Всего в выборах принимает участие 20 партий. Четыре из них имеют шанс на попадание в парламент. Сейчас их три – правящая 13 лет партия Справедливости и развития Эрдогана, республиканцы-кемалисты, националисты.

Главной интригой выборов станут голоса левой Народно-демократической партии (HDP). Она вышла на политическую арену меньше года назад, формально является курдской, но перетянула к себе значительную часть активной оппозиции всех направлений. Ее кандидат на выборах в прошлом году во имя популярности пошел на парадоксальный по турецким представлениям шаг — читал стихи на армянском языке.

Митинг сторонников Народно-демократической партии. Фото: bgnnews.com

Левые хотят получить себе всех, кто недоволен Эрдоганом, кто прозвал его «султаном», кому не нравится то, что религия все больше входит в права. Если эта партия преодолеет барьер в 10%, то она пройдет в парламент и отберет у партии Эрдогана голоса, и Турция останется парламентской республикой.

Если партия президента наберет более 45%, а народные демократы в парламент не пройдут, то Эрдоган сможет изменить Конституцию. Но если народные демократы объявят, что имели место подтасовки, то, как считает оппозиция, развернутся протесты.

Как все сложится, прогнозировать тем не менее сложно.

Вера важнее экономики? 

Кудрет, например, хоть и не является сторонником Эрдогана, многое в его начинаниях поддерживает. «Он поднял экономику. Улучшилась инфраструктура. Он разрешил носить хиджаб. Даже в парламенте теперь женщины имеют право носить платок», – перечисляет Кудрет.

До Эрдогана мусульманки не могли носить хиджаб ни в школе, ни в университете, ни в государственных учреждениях, ни в банках. Соцсети накануне выборов заполнены видео, как полицейские арестовывали турецких мусульманок в платках, которые были запрещен в 20-х годах при Кемале Ататюрке.

Эрдоган добился снятия запрета не только на платок. При нем зазвучал азан, при нем по всей Турции в селениях и городах были отстроены мечети, закрытые и разрушенные при Ататюрке.

«Но это не влияет на улучшение жизни», – говорит Кудрет, хотя и понимает, что для консервативной части вера важнее экономики.

Он считает, что в Турции возникла такая ситуация, что нет альтернативы Эрдогану.

«Получается так, что Эрдоган всех отодвигает», – говорит Кудрет.

Например, бывший президент Абдулла Гюль, популярный многолетний соратник Эрдогана, из политики ушел. Многим не нравятся шумные аресты прокуроров, журналистов, кого власти считают сторонниками Фетхюллы Гюлена – основателя Gülen movement (Hizmet).

Фетхюлла Гюлен. Фото: mk-turkey.ru

Гюлен на первых порах поддерживал Эрдогана, а затем между ними произошел разрыв. Гюлен эмигрировал в США. Его многочисленные сторонники объявлены «параллельным государством». Политической партии они не создали. Но с именем Гюлена правящая партия связывает многочисленные скандалы, когда были опубликованы телефонные разговоры первых лиц государства, а подслушивающую аппаратуру нашли даже в доме президента. 

Значительная часть турецких интеллектуалов, ученых, бизнесменов, чиновников относит себя, явно или скрытно, к движению Хизмет Гюлена. Влиятельная и деятельная часть турецкой диаспоры в мире – тоже его последователи. Во многом благодаря их усилиям ни один промах Эрдогана не проходит бесследно.

У Эрдогана есть поддержка народа и определенный дефицит интеллектуалов и лидеров общественного мнения вокруг него.

Разочарование ситуацией

Но в Турции всё неоднозначно. Вот, например, религиозная, соблюдающая все мусульманские правила и консервативная семья. Не из «параллельного государства» Гюллена.

Важно понимать, что сельское хозяйство, мелкий и средний бизнес в Турции были самостоятельными всегда, не зависели от государства и на выборах вели себя независимо. А в последние годы идет спад, кризис сказывается на всем, при этом крупные корпорации съедают возможности большинства, которое в Турции привыкло к самостоятельности.

В семье Езлем ханым и Хасана бея 19 детей. Они живут недалеко от Бурсы, где преобладает консервативный народ. Ему около 70, ей – около 65. У них большое хозяйство, оливковая роща, черешневый сад. Езлем носит хиджаб. Семья очень религиозная. Старшие дети живут по соседству. Сыновья зимой работают на местных горнолыжных курортах, а летом продают свои овощи и фрукты на рынке.

Семья живет небогато, но и не жалуется. Из образования у всех – только лицей (школа). Дочерей удачно повыдавали замуж – по любви. Сыновья отслужили в армии, а младшие готовятся к ней: в Турции тот, кто не служил, считается позором в семье.

Вот они разочарованы экономической ситуацией с сельским хозяйством. Туризм тоже, по их опыту, падает. Так что им кажется, что прошлогоднего уровня поддержки у Эрдогана не будет.

Конечно, они находятся под большим впечатлением того, что узнают из СМИ: скандалы со взяточничеством чиновников, обилие громких судебных дел и арестов. Волнуют их и слухи о том, что в связи с выборами возможно обострение ситуации в Сирии, которая никак не заканчивается, а только разрастается.

События и трактовки

Время до выборов антиэрдогановская оппозиция использует как может.

Недавно стараниями Эрдогана отменено уголовное наказание за регистрацию мусульманского брака без госрегистрации. Этого хотела религиозная часть народа. Оппозиция спешит рассказать в СМИ о том, что такое новшество чревато тем, что мужья будут безнаказанно убивать жен.

200 турецких интеллектуалов и ученых обратились к властям с петицией, в которой просят власти не способствовать поляризации общества. Они протестуют против 10-процентного барьера для прохождения партий в парламент, против судебных преследований и против того, чтобы религиозная риторика использовалась в предвыборной агитации. 

Ассоциация по правам человека (IHD) в мае выпустила доклад, в котором указала, что с 23 марта по 19 мая 2015 года на офисы Народно-демократической партии было совершено 114 нападений, в том числе три вооруженных, два поджога и два взрыва.

При этом происходят нападения и на представителей правящей партии. В мае было вооруженное нападение на Кьюнита Йылдыза, главу муниципалитета Гюрсу (провинция Бурса). Он был ранен.

На минувшей неделе газета «Джумхуриэт» (Cumhuriyet) опубликовала на сайте кадры, как жандармерия обыскивает грузовики с оружием, которые предположительно направлялись в Сирию.

Прокуратура Стамбула объявила о начале расследования публикации. А премьер Ахмет Давутоглу сделал заявление о том, что это была помощь туркменам Сирии, которые подвергаются нападениям.

Затянувшаяся война 

Надо сказать, что тема поддержки сирийских повстанцев тоже поляризует общество. С одной стороны, три года Турция оказывает беженцам из Сирии большую безвозмездную помощь, причем международные структуры практически устранились от финансового участия в этом деле. Многие турки получили работу, обслуживая лагеря беженцев и помогая тем, кто живет вне этих лагерей. Беженцы, которых в Турции около 2 миллионов, наводнили приграничные города, враждебного к ним отношения у людей в Турции нет.

Но сам факт, что война затянулась, многих волнует. Неоднозначно воспринимают люди и то, что на границе время от времени происходят стычки и проникновения вооруженных групп из Сирии в Турцию.

Еще в 2014 году губернатор приграничной области Хатай упомянул в своем докладе, что более сотни боевиков ИГИЛ отдыхали в отелях города Рейханлы. А депутат от Народно-демократической партии Тургут Дибак и вовсе обвинил правительство в поддержке группировок ИГИЛ и Джабхат ан-Нусра. Важно понимать, что значительная часть молодежи, особенно религиозной, сочувствует повстанцам.

Противники Эрдогана любят намекнуть, что в конце концов сирийские повстанцы обернут свое оружие против него. Хотя поверить в это трудно. Я несколько раз посещала лагеря сирийских беженцев, и подавляющее их большинство являются горячими сторонниками президента Турции и благодарны ему за помощь, какую беженцы из Сирии не получили ни в какой другой стране. Это мнение сирийцев достаточно сильно влияет и на консервативных турок, которые считают религиозным долгом помощь своим собратьям. 

Остро обсуждается в Турции вопрос, будут ли США обучать сирийских повстанцев. Почти два года эта тема оставалась в подвешенном состоянии и обрастала самыми разными слухами. В феврале 2015 года Турция и США подписали соглашение по подготовке и оснащению бойцов умеренной сирийской оппозиции, но не на территории Турции, а в Иордании. Масштабы этой работы не обещают стать сенсацией: за год 400 инструкторов намереваются подготовить 2 тысячи бойцов.

Эрдоган многократно настаивал на том, чтобы небо Сирии было закрыто для полетов, но США в этом его так и не поддержали.

Масла в огонь сирийского вопроса подлил начальник Генштаба Турции Неджет Озель – за месяц до выборов он ушел в двухнедельный отпуск по болезни. Критики Эрдогана сочли этот жест проявлением несогласия с угрозой эскалации на границе с Сирией. И зазвучали призывы не втягивать армию в решение политических вопросов.

«Эрдоган закончит, как Мурси» 

22 мая в NYT вышла редакционная статья, в которой Эрдогана обвинили в «закручивании гаек», политических преследованиях оппозиции и журналистов. Эрдоган темпераментно посоветовал не вмешиваться в дела Турции.

Ответ не заставил себя ждать. Бывшему многолетнему главе турецкого бюро NYT Стивену Кинзеру отменили присвоение почетного гражданства. Он прибыл в приграничную с Сирией провинцию Газиантип (Gaziantep), чтобы получить этот почетный статус за участие в сохранении знаменитого мозаичного комплекса. Церемонию просто отменили, звание не присвоили.

Сам Кинзер считает, что причиной стала его январская заметка, в которой он назвал Турцию «союзником из ада».

В то же время многочисленные заявления Эрдогана по международным вопросам неизменно добавляют ему популярности. Он поддерживает Палестину и палестинцев, иногда жестко критикует Израиль. Еще в 2011 году он заявил, что посетит сектор Газа, хотя этого так и не произошло, но турецкие фонды оказывали Газе весьма ощутимую помощь, пока в Египте не произошел переворот и режим Сиси не ввел полную блокаду сектора.

Эрдоган постоянно выступает в поддержку осужденных в Египте «братьев-мусульман» и говорит, что считает низложенного Мохаммеда Мурси президентом. Он даже предложил египетским властям вывезти узников в Турцию. Эта риторика, безусловно, приходится по сердцу консервативной и религиозной части народа. 

Однако противники Эрдогана и эти слова используют против него, идя порой на довольно рискованные сравнения. Звучит мысль, что Эрдоган на президентских выборах набрал ровно столько же, сколько и Мурси – 51,8%, а значит, и закончит он так же – судом и смертным приговором.

Чутье на верный жест

Все подобные выпады увеличивают поддержку Эрдогана с одной стороны, а с другой – воодушевляют его противников. Но у правящей партии довольно хорошие пиарщики, а у Эрдогана – неплохое чутье на верный жест.

Так, один турецкий мальчик, сирота, написал Эрдогану письмо, что хотел, чтобы тот пришел на родительское собрание от его имени. И Эрдоган не только пришел, ко всеобщему умилению своих сторонников, но и сказал, что теперь он – опекун сироты.

Мусульмане всего мира знают, что утешить сироту – одна из высших добродетелей.

Таких умилительных жестов в арсенале Партии справедливости и развития хватает. И хотя многие турки считают, что президент слишком эксплуатирует религиозную тему, но на бесхитростный народ это действует.

Ведь как бы там ни было, Эрдоган остается единственным в сегодняшнем мире правителем-мусульманином, который неуклонно отстаивает религиозные ценности и принципы, защищает справедливость, говорит слова в защиту Палестины, народа Сирии, «братьев-мусульман» в Египте и высказывается по всем политическим моментам, которые волнуют мусульман в Турции и за ее пределами.

Поможет ли ему риторика на сей раз – покажут выборы, которые проходят в Турции сегодня.

Комментарии 213