Политика

Ирак – десять лет хаоса

Все началось десять лет назад со лжи и цинизма. Президент Джордж Буш отправил госсекретаря Колина Пауэла (Colin Powell), чтобы ввести в заблуждение ООН и весь мир: бывший союзник США Саддам Хуссейн располагает оружием массового уничтожения и поддерживает отношения с сетью «аль-Каиды» в Ираке. Необходимо вмешаться.

Вопреки мнению комиссии ООН, занимавшейся контролем над вооружением в Ираке, в частности, ее руководителя Ханса Бликса (Hans Blix), вопреки мнению международных институтов, Соединенные Штаты вместе со своим британским союзником начали войну, которая унесла жизни сотен тысяч людей.

Они пообещали иракцам свободу, а принесли ужас, разрушения и смерть. Конечно, Саддам Хуссейн был кровавым диктатором и чудовищем, но и в качестве союзника, и в качестве противника американская администрация без колебаний использовала его в своих циничных целях.

Прошло десять лет, но количество погибших с каждым днем продолжает расти в силу некоей, сформировавшейся за эти годы, страшной привычки к ужасам войны. Что касается политики, то операция, видимо, окончилась провалом, катастрофой.

Углубились распри между фракциями и религиозными сектами. Сунниты и шииты питают недоверие друг другу и каждый день убивают друг друга, а политическая система, основанная на принципах религиозной принадлежности и этнического баланса, хрупка, потому что искусственна.

Политическая элита и каста предпринимателей и финансистов, в прямом и переносном смысле, прячется от политических перипетий в безопасной зоне Багдада, здесь они не только спасают свои жизни, но продолжают пожинать огромные прибыли с помощью сопутствующих войне коммерческих сделок, в частности, связанных с нефтяными ресурсами Ирака.

В итоге - политическая и гуманитарная катастрофа при огромных геостратегических и экономических выгодах. Израильский союзник оказал самую решительную помощь в том, чтобы устранить Саддама Хуссейна, ослабить его власть в регионе, а также взять страну под контроль.

В этом смысле данная операция увенчалась успехом. Это тем более верно с точки зрения экономических преимуществ: нефтяные ресурсы были обеспечены, а контракты гарантировали прямой доступ к иракскому производству нефти и проектам реконструкции.

Американский и британский контингент покинули Ирак в состоянии войны и кровавого насилия, а американские и британские предприятия и предприниматели остались, чтобы извлекать прибыль из иракской нефти и бизнеса. На фоне политического ослабления и подобия демократических реформ усилился экономический контроль.

В 2003 году президент Буш пообещал освободить Ирак и принести демократию на Ближний Восток. Мир слушал и улыбался: ведь речь шла о Джорже Буше, чьи умственные способности, казалось, обратно пропорциональны умению лгать.

Тем не менее, похоже, что он точно описал перспективы и стратегию американской администрации, которая начала с Ирака и чей сценарий продолжает реализоваться в других странах региона.

На самом деле, эта стратегия действительно обеспечивает достижение геостратегических и экономических целей, прямо или косвенно поддерживая процесс политической демократизации на Ближнем Востоке.

Анализируя ситуацию в Ливии, нельзя не поразиться обилием сходств. Вторжение французских, американских, британских и катарских войск при поддержке сил НАТО устранило тирана Каддафи, несмотря на то, что за два года до этого ему все-таки был возвращен статус уважаемого партнера в международном сообществе.

От ООН добились резолюции о закрытии воздушного пространства Ливии, и военное вмешательство позволило убить двух зайцев сразу: взять страну под контроль и помешать русским и китайцам распоряжаться нефтяными ресурсами.

Теперь политическая ситуация в Ливии далека от стабильности, ежедневно льется кровь, кланы и племена открыто враждуют друг с другом, и ни о какой реальной демократии нет и речи.

Тем не менее, нефтяные ресурсы остались под контролем, транснациональные корпорации свободно работают, контракты множатся, идет торговля природными ресурсами ради восстановления страны.

С политической и гуманитарной точек зрения страна опустошена, однако в экономическом плане она является источником неисчерпаемых доходов, не говоря о возможном доступе к минеральным ресурсам соседних Мавритании, севера Мали и Нигера.

Каждая страна имеет свою историю и свою динамику развития, поэтому следует с осторожностью проводить параллели и остерегаться поспешных сравнений. И все же, не нужно закрывать глаза на попытки установить новую опеку над Ближним Востоком.

 

Цель борьбы, которую ведут США и новые действующие лица, такие как страны БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай), Турция и даже Южная Африка – не создание режимов и их демократизация.

Арабское пробуждение, на самом деле, не привело к пробуждению сознания великих держав, они не поняли, что народы Юга стремятся к свободе и добиваются уважения. Эта борьба носит экономический и геостратегический характер.

Тунис и Египет прошли через два года сложного переходного периода после того, как их народы восстали и свергли диктаторов. Спустя два года демократический процесс в обеих странах оказался подорван: политическая рознь, напряженность и насилие угрожают свести на нет завоевания революций.

Внутренние и внешние силы дестабилизируют обе страны (не стоит забывать и о хитрой игре вооруженных сил в Египте). Одним словом, ситуация тревожная.

В экономическом плане происламским властям ради политического признания и уважения (а также проведения срочных реформ) не остается ничего, кроме как принять экономическую политику, навязываемую МВФ и Всемирным Банком.

В обеих странах серьезно пострадала экономика, и ни одна политическая сила, даже правящая, не может предложить политическую или стратегическую альтернативу.

И на фоне всех этих проблем и постоянной политической напряженности, происламские силы, стоящие у власти в Тунисе, Египте и Марокко, вынуждены становиться послушными партнерами мировых держав, которые вчера поддерживали диктаторов.

Воистину, странный поворот истории. Ближний Восток следует понимать не в свете идеологической принадлежности, в конце концов, весьма гибкой, но в свете прагматических интересов действующих лиц, иногда граничащих с компромиссом.

Ситуация на Ближнем Востоке хрупка и неустойчива. Здесь возможно все, к тому же, он, чем дальше, тем больше становится предметом ненасытных аппетитов.

В свете этой циничной борьбы за влияние и нужно, на наш взгляд, понимать пассивность ведущих держав в отношении трагедии в Сирии.

Нестабильность в регионе, углубляющиеся разногласия между суннитами и шиитами, изоляция Ирана, напряженность в Ливане и преследование странами-производителями нефти, такими, как Катар и Саудовская Аравия, своих личных интересов – это настоящее бедствие, и это прискорбно.

История явно учит нас, что политический цинизм не знает границ. Сирийский «конфликт низкой интенсивности» - возможно, для людей это ужас, но для геостратегических интересов он весьма «полезен».

Из-за своих разногласий ближневосточная политика теряет и будет продолжать терять преимущества своей экономической автономии под натиском этих хищников.

На какое-то время сильнейшим державам, так же как и Израилю, не приходилось бояться того, что народ заявит о своей воле и надеждах, так как его сознание проснулось, но он был связан по рукам и ногам, чтобы двигаться к освобождению.

Но история ни в коем случае не завершена, и тем, кто надеется увидеть Ближний Восток свободным, нужно как следует задуматься над бедствиями Ирака.

Для истории человечества десять лет – очень короткий период, даже если он отмечен столькими важными событиями и несет столько уроков.

Будущее освобождение народов также зависит от их способности задуматься, преодолеть распри и вырваться из оков прошлого. Свобода невозможна без памяти, также как освобождение – без усвоения уроков Истории. Это правило распространяется и на Ближний Восток.

 

 

Автор: Тарик Рамадан (мусульманский ученый, философ, профессор Оксфордского университета «The Guardian»)

Комментарии 2