Среда обитания

"Имарат Кавказ" стремительно теряет влияние в Дагестане

Рост случаев присяги жителей Дагестана "Исламскому государству" говорит о том, что "Имарат Кавказ" теряет свое влияние в регионе и в конечном счете может войти в ИГ, заявили опрошенные "Кавказским узлом" эксперты. Такие резонансные события, как переход на сторону ИГ проповедника Надира Медетова, не отражают полностью настроений дагестанской молодежи, считают они.

По информации российских правоохранительных органов, в ходе боев 19-20 апреля в пригороде Буйнакска был убит Алиасхаб Кебеков – лидер "Имарата Кавказ", признанного в России террористической организацией. В последние месяцы регулярно появляются сообщения о переходе боевиков "Имарата Кавказ" и других жителей Северного Кавказа на сторону "Исламского государства".

По сведениям ФСБ, боевики из России воюют на территории Сирии и Ирака на стороне провозглашенного "Исламского государства" (ИГ, ранее – ИГИЛ), отмечается в подготовленной "Кавказским узлом" справке "Выходцы с Кавказа в рядах ИГИЛ". "Исламское государство" признано террористической организацией в России, США, Лиге арабских государств, Австралии, Великобритании, Индонезии, Канаде, Саудовской Аравии, Турции и ряде других стран.

Джемаль: процесс интеграции "Имарата Кавказ" в ИГ неизбежен

Среди радикальной части кавказской молодежи растет популярность "Исламского государства", уверен эксперт Совета муфтиев России, политолог Абдулла Ринат Мухаметов.

"За последние годы активность радикального подполья на Северном Кавказе серьезно спала и очевидно, что одним из факторов этого является война в Сирии и Ираке, куда уехало значительное число тех, кто ранее принимал участие в войне с силовиками на Кавказе", – отметил он.

Таким образом, в некотором смысле рост влияния ИГ способствует оттоку с Северного Кавказа радикалов и стабилизации там ситуации, отметил эксперт.

Основным фактором популярности ИГ является успешность организации, уверен председатель Исламского комитета РоссииГейдар Джемаль.

"Чем больше ИГ побеждает и чем больше доказывает, что это политический субъект, имеющий далеко рассчитанную политическую волю, стратегию планирования; чем больше информации проходит о том, как организована территория внутри ИГ... – тем более становится ясно, что это исторический момент. Только они возьмут Дамаск, Багдад, – думаю, начнется массовая присяга ИГ по всему миру", – заявил Джемаль.

По мнению эксперта, образ ИГ работает по принципу франшизы – организация побуждает группы на местах объявлять о своем присоединении к структуре и приносить присягу на верность.

"Они не будут из Ирака идти в Узбекистан – местные узбекские мусульманские силы просто принесут байат (присягу. — Прим. "Кавказского узла"), объявят себя частью ИГ", – пояснил Джемаль.

По мнению эксперта, процесс "салафизации" мусульманской молодежи на Северном Кавказе неизбежен и связан с присоединением к политическому исламу.

"В Дагестане такой процесс идет, во многих семьях, которые были безоговорочно суфийскими, стали появляться салафиты", – отметил он.

Джемаль также прогнозирует интеграцию "Имарата Кавказ" в "Исламское государство".

"Однозначно, перспектива "Имарата Кавказ" невеселая в качестве самостоятельного игрока. Они будут интегрироваться, хотя Гимринский (предполагаемый новый амир "Имарата Кавказ" Абу Усман Гимринский. – Прим. "Кавказского узла") – это острый ход", – отметил он.

Рощин: золотое время "Имарата Кавказ" прошло

Пока преждевременно списывать "Имарат Кавказ" со счетов, однако нельзя не отметить серьезный спад в его функционировании, сказал в свою очередь старший научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института востоковедения РАН, профессор Михаил Рощин.

"Перспектива "Имарата" потерялась, это нормальный процесс. Любой проект имеет периоды спада и подъема. Золотое время прошло. Сейчас он не выглядит более перспективным, в том числе и в глазах тех, кто поддерживает саму идею. Они понимают, что сейчас надо ориентироваться на что-то другое. Но не могу сказать, что это уже отыгранный вариант, однако впечатление такое", – отметил Рощин.

При этом в Дагестане не уменьшается численность представителей исламских течений салафитского толка, ориентированных на мирную проповедь, считает Михаил Рощин.

"Движение салафитов в целом находится на подъеме, с ним ничего в этом смысле не случилось, оно не зависит ни от "Имарата Кавказ", ни от "Исламского государства". Примерно то, что происходит в Египте, где очень сильно ударили по "Братьям мусульманам" – салафиты, имеющие там свою организацию, действуют открыто, и их никто не преследует. Поэтому салафиты в Дагестане действуют самостоятельно, это другие люди, в основном горожане, в определенной мере – местная интеллигенция", – считает Рощин.

Представители салафитского ислама в Дагестане пошли на контакт с суфийской общиной, и у обеих сторон сейчас есть понимание того, что необходим мирный диалог, отметил старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО, этнограф и кавказовед Ахмет Ярлыкапов. Но салафиты все еще часто ошибочно воспринимаются как сторонники ваххабизма.

"В Дагестане большое число салафитов, но это не суть ваххабиты. То, что в Дагестане понимают под ваххабитами, – это крайние салафиты. Те, кто собирается в мечети на Котрова, кто активно работает, кто занимается бизнесом, – много ведь и таких салафитов", – добавил он.

"Имарат Кавказ", скорее всего, совершенно ликвидируется

На Северном Кавказе случаи присяги ИГ характерны для Чечни и Дагестана, рассказал Ярлыкапов.

"Если говорить об "Имарате", то процесс перехода подпольщиков идет там масштабными темпами. Я бы вообще ставил вопрос о том, что "Имарат", скорее всего, совершенно ликвидируется. Возможность такого варианта развития событий слишком высока. Сейчас заканчиваются процессы внутри самого "Имарата", и одним из основных вопросов становится вопрос лояльности самопровозглашенному халифу", – сказал эксперт.

Одним из вариантов развития событий может стать превращение "Имарата Кавказ" в структурный элемент "Исламского государства", считает он.

Присяга проповедника Медетова "Исламскому государству" стала уникальным событием

23 мая в сети появилось свидетельство присяги известного салафитского проповедника Надира Абу Халида (Надира Медетова) лидеру "Исламского государства". Видеозапись, на которой Абу Халид встречается с представителями ИГ и присягает лидеру террористической организации Абу Бакру Аль-Багдади, появилась в YouTube 23 мая. Присягу у Халида, одетого в камуфляж и держащего автомат, принимает Абу Джихад – соратник одного из известных лидеров ИГ Тархана Батирашвили (Умара аш-Шишани).

На фоне влияния ситуации на Ближнем Востоке на Северный Кавказ не является неожиданной и присяга исламского проповедника Надира Медетова, считает старший научный сотрудник Российской академии народного хозяйства и государственной службы Денис Соколов.

"Конечно, это впервые, когда проповедник, а не полевой командир на Северном Кавказе присягнул ИГ. В принципе, стоило этого ожидать, потому что давление силовиков на мусульман России, убеждения которых не совпадают с разрешенными, усиливается в целом, и поиск выхода со стороны мусульман неизбежен", – пояснил эксперт.

По мнению Соколова, идейное влияние Ближнего Востока на Северный Кавказ, и в первую очередь Дагестан как центр развития ислама в регионе, связано с потребностью людей в грамотной и профессиональной проповеди.

"Своих ученых у нас нет, и это подтверждает ту мысль, что задним числом можно сказать, почему было не лишним развиваться собственному исламскому образованию на высоком уровне, а не пытаться вытравить все живое со своей территории", – добавил Соколов.

Массовый отток жителей Дагестана на территорию, контролируемую ИГ, начался в 2013 году, отметил Ахмет Ярлыкапов. При этом, по словам Ярлыкапова, он также не помнит, чтобы фигура уровня Медетова переходила на сторону ИГ.

Информации о присоединении исламских проповедников из России к ИГ до случая с Надиром Абу Халидом нет и у Михаила Рощина. По его словам, недавняя присяга дагестанского студента Ахмада Мединского не сравнима со случаем Абу Халида, так как Мединский "и в учебе-то особо не отличился".

"В принципе, это характеризует само ИГ – там, собственно, требуются иные достоинства, поэтому здесь нет ничего удивительного. С другой стороны – человек, который пытается сделать карьеру проповедника и пытается туда уехать", – отмечает Рощин.

31 марта в YouTube появилось видео присяги троих жителей Дагестана, студентов исламских вузов лидеру ИГ. Один из троих - бывший студент мединского университета Ахмад Мединский, отчисленный за неуспеваемость. Двое других, учившиеся в Египте, также были отчислены. Еще один из активистов салафитской общины Дагестана, Камиль Абу Султан, 7 мая на своей странице в Facebook разместил объявление о приеме на работу в одно из медицинских учреждений ИГ врачей-хирургов, тем самым подтвердив свое участие в ИГ.

Решение Медетова не отражает настроений дагестанской молодежи

История с присягой Абу Халида вызвала большой резонанс в Дагестане, рассказал спецкорр газеты "Черновик" Магомед Магомедов. Сейчас сторонники мирного ислама находятся в республике под давлением, добавил он.

"Нельзя сказать, что мирная проповедь задавлена в Дагестане, но она постоянно находится под давлением. Вспомнить того же Медетова – их постоянно подвергали определенному прессу и требовали, чтобы был мир. Но ведь это процесс двусторонний, а на практике одна сторона проповедует и не призывает к оружию, а другая при этом продолжает в буквальном смысле терроризировать прихожан мечети, и это не приводит ни к чему, кроме обострения конфликта", – считает Магомедов.

По мнению Магомедова, переход Медетова на сторону ИГ – его индивидуальное решение, никак не связанное с общеисламскими тенденциями в Дагестане.

"Как я вижу по соцсетям, людей, поддерживающих Медетова в этом решении, все же меньше", – отметил он, добавив, что в вопросе о численности последователей Медетова речь идет о сотнях человек.

О том, что поступок Медетова не выражает настроений салафитской молодежи в Дагестане, заявил на условиях анонимности также аспирант мединского университета "Джамийа Ислами".

"Решение Надира – это его личное мнение, это не относится к салафитской молодежи, не должно увязываться с салафитским движением, которое по своей природе является мирным. Надир на фоне умеренных и неумеренных мусульман там, в Дагестане, не представлял середину. Он был одним из краев, потому что те, кто были на серединных позициях, там остаются и работают", – уверен он.

Отличительной чертой представителей исламской студенческой среды, симпатизирующих идеологии ИГ, является то, что они не отличаются глубокими познаниями в исламских дисциплинах, имели проблемы с учебой и успеваемостью, рассказал эксперт.

"Надир вырос и жил в Кабардино-Балкарии, потом он уехал на учебу в Каир, закончил подготовительный институт в Медине, университет закончить не смог по финансовым причинам, не был достаточно усерден и в учебе", – отметил он.

По его информации, сейчас никто из признанных исламских ученых не поддерживает ИГ.

"Мне о таких не известно. Слухи были, и то не подтвердились. Фактически они действуют со ссылкой на ученых, которых уже нет в живых. Например, они ссылаются на ученых "Аль-Каиды", – добавил аспирант.

Говоря о причинах, по которым уроженцы Северного Кавказа отдают предпочтение ИГ перед "Имаратом Кавказ", он связал это в первую очередь с привлекательностью и успешностью самой ИГ.

"Даже наличие структурного построения государственного образования уже является соблазном для многих. Они завоевывают целые города, получают в распоряжение больницы, дворцы, это притягивает со всех концов земли молодых людей. Кроме того, все мы видим, во что трансформируется "Имарат Кавказ", где присягающие ИГ лидеры групп фактически выступают в роли рэкетиров, не стесняющихся угрожать даже благотворительным организациям, финансирующим лечение онкобольных детей", – заключил аспирант мединского университета.

25 мая на видеохостинге YouTube было размещено видеообращение амира Хасавюртовского джамаата, ранее присягнувшего ИГ Ислама абу Ибрахима, где он обращается с угрозами расправы к жителям Дагестана, в случае, если они не будут платить закят (обязательный для мусульман ежегодный налог с доходов, в размере 2,5%.— Прим. "Кавказского узла"). В частности, он предупреждает, что будет конфисковываться до 50% всего имущества таких мусульман, а в последующий раз они будут убиты. Также лидер боевиков заявляет, что расправе будут подвергнуты и те, кто отдает деньги в благотворительные фонды, а последние, в свою очередь должны отдавать все деньги в казну ИГ, где и будут решать, кто нуждается в помощи, а кто нет.

Комментарии 0