Общество

Далия Могахед стала первым в истории США советником президента в хиджабе

В свои неполные 40 лет Далия Могахед не только является одним из известнейших в мире социологов, специализирующихся на проблемах исламского мира, но и советником президента Барака Обамы. Более того, она первая мусульманка в хиджабе, попавшая на столь высокую должность. Для России пример этой успешной мусульманки особенно удивителен, почти фантастичен. И дело даже не в «крамольной» фамилии. У нас давно стало как-то само собой разумеющимся, что во власти по исламу специализируются суровые сотрудники силовых и секретных служб или к ним же близкие эксперты.

Фамилия Могахед является египетским вариантом произношения известного сегодня всем мире арабского слова «моджахед». В раннем детстве Далия, родившаяся в 1974 году, вместе с родителями перебралась в США из Египта.

«В моей жизни было большое благословение, хвала Аллаху. Я чувствую, что моя история является той самой Американской историей, о которой так много сказано. Я выросла в образованной семье среднего класса, но без каких бы то ни было особых связей или привилегий, – рассказывает она сама о себе. – Благодаря отличной учебе в школе, поступила в престижный университет и смогла оплатить свою учебу, работая летом».

«Я была единственной женщиной в хиджабе во всем городе и единственной мусульманкой на заводе, на котором работала. Эти сложности меня многому научили. Я поняла, что после того, как люди узнавали меня, я становилась для них, в первую очередь, профессионалом», – делится своим опытом Могахед.

На момент своего назначения в Белый дом, Далия возглавляла Центр мусульманских исследований всемирно известного института Гэллапа («Gallup»). Сейчас она его покинула и является независимым экспертом.

Исследования Могахед и приводимые в них статистические данные цитируются большим количеством СМИ, включая такие влиятельные, как «Wall Street Journal», «Foreign Policy», «Middle East Policy» и «Harvard International Review». Она участвовала в проектах нескольких американских государственных учреждений, в том числе Госдепартамента и Сената, а также в исследованиях Всемирного Экономического Форума. В соавторстве с известным исламоведом Джоном Эспозито, бывшим в начале 90-х советником Билла Клинтона, написала книгу «Кто говорит от имени Ислама? О чем думает миллиард мусульман», которая, по оценке критиков, является самым большим и всесторонним исследование мировой уммы.

Журнал «Arabian Business» называл ее три года подряд одной из самых влиятельных арабок мира, а иорданский Королевский институт исламских стратегических исследований включил в пять сотен самых влиятельных мусульман планеты.

Советник президента в хиджабе

В самом начале своего первого срока Обама подписал указ о создании Совета по партнерству для поддержки религиозных общин и укреплению межконфессионального диалога и связей. В него входят 25 представителей различных организаций. Они призваны готовить рекомендации президенту по повышению эффективности конфессиональной политики Белого дома и выстраиванию оптимального взаимодействия власти и религии в решении социальных проблем.

«Лишь немногим более одной трети американцев говорят, что они не имеют предрассудков в отношении Ислама и его последователей. Мусульмане США отстают от других в политическом и гражданском участии. Это – серьезная опасность для Америки в целом», – говорит она.

Справедливости ради надо заметить, что Могахед не является первой из мусульман в американской власти. Были и другие ее единоверцы, назначенные в Администрацию Обамы, а до этого работавшие и в Белом доме, и в Конгрессе, и в Сенате. Но приход Далии в президентский совет состоялся в критический момент, когда исламофобия в СМИ и академических кругах начала зашкаливать.

За и против

Назначение соблюдающей мусульманки советником президента многие ее единоверцы по всему миру восприняли, как попытку Обамы прорвать порочный круг стереотипов в отношении мусульман, которые сложились после 11 сентября. Насколько это оказалось успешным, другой вопрос. К сожалению, голос Далии слышен не так сильно, как хотелось бы многим мусульманам.

Тем не менее, положение последователей Ислама заметно улучшилось по сравнению с эпохой Джорджа Буша. Они являются одной из наиболее стабильных, благополучных и продвинутых мусульманских общин на планете.
«Могахед – отличный пример успешной мусульманской женщины, – пишет один комментатор на сайте египетской газеты «Al Masry al-Youm». – Она доказывает, что можно добиваться признания, по крайней мере, в той области, в которой ты специализируешься».

«Далия знает мусульманскую общину, – добавляет Джихад Салих Уильямс, член Ассоциации мусульманских сотрудников Конгресса. – Ее опыт является совершенно противоположным примером тем «экспертам», которых мы часто видим по телевизору и которые говорят, основываясь не на фактах, а на идеологии».
Тем не менее, о смысле назначения Могахед имеются и другие мнения. «Я боюсь, что они могут одурачить Вас и использовать в качестве прикрытия для проведения собственной политики, которая не служит интересам арабского и мусульманского мира», – заключает на сайте той же газеты другой комментатор.

Неизбежность изменений в арабском мире

Еще во время работы в «Гэлоппе» Могахед показывала неизбежность бурных изменений в арабском мире. «Это был не просто гнев из-за экономических трудностей. Вопреки теории Столкновения цивилизаций, арабы не презирали либеральные свободы, они давно жаждут их», – описывает она мотивы революций.

Сегодня Могахед, признавая огромные проблемы, порожденные Арабской весной, смотрит на нее со сдержанным оптимизмом. «Арабы полны надежд и активны в делах своей страны, – говорит она. – И те, кто поддерживает исламистов, и те, кто – либералов, едины в своих требованиях к правительству: рабочие места, стабильность и образование, а не морализаторство».

«Новоизбранные парламентарии Египта и Туниса, – рассказывает ученая, – поразили меня тем, что… нервничают, если можно так сказать. Один из них сказал мне: «Раньше наши люди ходили в кафе, чтобы смотреть футбол, а теперь они собираются вместе, чтобы смотреть наши заседания».

Что касается терроризма и насилия, то Далия видит опасность не в кризисе Ислама, о чем говорят многие ее коллеги на Западе, а в том, что «экстремистам удалось замкнуть на себя недовольство мусульман, их ощущение несправедливости окружающего мира к ним».

Шариат на страже прав женщины

Могахед заявляет, что взгляд Запада на Шариат примитивен, и что большинство мусульманок во всем мире ассоциируют его не с насилием, а, как ни странно, с «защитой их гендерных прав».

«Причина, по которой так много женщин поддерживают Шариат, заключается в том, что они понимают вопрос, в отличие от западных СМИ. Они ассоциируют гендерную справедливость, права и обязанности со следованием исламским нормам», – заявила она в ходе одного ток-шоу на популярном американском канале, вызвав волну критики не только в свой адрес, но даже в адрес Обамы. Президента упрекали за то, что он держит в советниках человека, исповедующего такие взгляды.
Все эти примеры показывают, что Далия четко и однозначно высказывается по принципиальным вопросам, несмотря даже на свое положение. За это ей доверяют единоверцы, но и за это же на нее постоянно нападают недруги.

Автор: Абдулла Ринат Мухаметов, журналист, кандидат политических наук

Комментарии 6