Среда обитания

«Дело 58»: цирроз и приговор

«Процесс 58-ми» прославился не только 10 годами следствия и суда, количеством подсудимых, изменениями в законах РФ, сделанных ради него, но и количеством инвалидов на грани жизни и смерти из числа подсудимых.

Сергей Казиев, приговоренный Верховным судом КБР по «делу 58-ми» к 14 годам и 6 месяцам лишения свободы, тяжело болен. Он падал во время заседаний, у него отнимались ноги, а судьи спокойно продолжали заседание.

Адвокат Адвокатской палаты КБР Елизавета Шак обратилась в Верховный суд КБР с просьбой освободить его от отбывания наказания. Однако комиссия установила, что у Казиева нет заболевания, включенного в перечень тяжелых, препятствующих содержанию под стражей. В интервью КАВПОЛИТу Елизавета Шак рассказала, что собирается обжаловать это решение.

Никого не убивал

Казиев – это тот, ради которого 40 подсудимых объявляли голодовку, чтобы его перевели на домашнее содержание. Тот, из-за солидарности с которым большую часть подсудимых вообще удалили из зала суда.

Подсудимые добились послабления – Казиева перевели под домашний арест. А после оглашения приговора взяли под стражу снова.

Сейчас он находится в тюремной больнице – это лучше, чем в камере, но лекарства там он принимать не может.

Казиев обвиняется в участии в нападении на объекты правоохранительных органов в Нальчик в октябре 2005 года.

Судьи признали его, как и большинство подсудимых, виновным в участии в вооруженном мятеже, бандитизме, посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов.

При этом сняли с него обвинения по ст.105 УК РФ, то есть установлено, что он никого не убивал. Приговор в отношении него вынесен довольно суровый – 14 лет и 6 месяцев в колонии строгого режима.

Болезнь в камере хуже тюремщика

Расследование громкого дела по нападению на Нальчик проводило главное управление Генпрокуратуры РФ в Южном федеральном округе.

В результате к уголовной ответственности были привлечены 59 человек, один из них умер, в отношении 13 обвиняемых преследование было прекращено в связи с амнистией.

За три года следствия и семь лет, которые длится «процесс 58», в условиях изоляции сохранить здоровье — задача почти невыполнимая. Поэтому заседания суда периодически переносились из-за болезней подсудимых.

В 2008 году один из обвиняемых — Валерий Болов скончался от цирроза печени, и уголовное преследование в отношении него было прекращено.

Фото: echo.msk.ru/blog/kevorkova

В декабре 2010 года в связи с обострением болезни позвоночника у обвиняемого Залима Улимбашева суд принял решение изменить ему меру пресечения с ареста на подписку о невыезде.

В июне 2011 года 40 подсудимых по этому делу объявили голодовку, требуя госпитализации Сергея Казиева в больницу, не входящую в систему Федеральной службы исполнения наказаний.

Казиеву стало плохо во время одного из судебных заседаний. Вызванные в зал суда врачи скорой помощи осмотрели его, но заявили, что он может и дальше присутствовать в суде.

Спустя месяц, в июле 2011 года, суд изменил меру пресечения Казиеву на подписку о невыезде. В декабре прошлого года его взяли под стражу прямо в зале суда, после оглашения приговора.

Адвокат Адвокатской палаты КБР Елизавета Шак направила ходатайство в Верховный суд КБР с просьбой освободить Сергея Казиева от отбывания наказания.

- Елизавета Сергеевна, на каком основании составлен документ?

- В постановлении правительства Российской Федерации от 14 января 2011 г. №3 есть перечень тяжелых заболеваний, препятствующих содержанию под стражей подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений.

В связи с этим я обратилась с ходатайством в Верховный суд КБР в интересах Сергея Казиева с просьбой освободить его от отбывания наказания.

Сергей в связи с состоянием здоровья находился под подпиской о невыезде. Его взяли под стражу в зале суда на основании приговора Верховного суда КБР 23 декабря прошлого года.

Казиеву назначено наказание в виде лишения свободы сроком 14 лет и 6 месяцев в исправительной колонии строгого режима.

У Сергея цирроз печени смешанной этиологии, это подтверждается выпиской, предоставленной Центром по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями Минздрава КБР.

Кроме того, большой перечень других заболеваний, в том числе сахарный диабет в стадии компенсации, псориаз, артериальная гипертония 2 стадии, хронический панкреатит и хронический пиелонефрит. Он инвалид третьей группы.

В связи с этим я обратилась с ходатайством провести медицинское освидетельствование, в результате которого комиссия должна была вынести решение о наличии или отсутствии у него заболеваний, препятствующих отбыванию наказания.

После нашего обращения Сергея направили на освидетельствование. Но члены комиссии почему-то вынесли решение, что у него нет заболевания, включенного в постановление №3.

Но Сергей нуждается в постоянном уходе и приеме лекарственных препаратов. Это же написано в его выписке: лечение должно проводиться под строгим контролем врача-инфекциониста.

Понятно, что в условиях изоляции медицинское лечение невозможно, поскольку препараты, которые он получал по рецепту Минздрава (рибавирин и пегасин), необходимо принимать только в стационарных условиях под круглосуточным наблюдением врачей. Они могут дать множество побочных реакций.

- Со времени вынесения приговора уже прошло три месяца. Значит, все это время он не получал медицинской помощи?

- Да, в условиях следственного изолятора это невозможно. Лекарства доставлены в медчасть. Но ему нельзя просто сделать укол и отправить в камеру, потому что неизвестно, как отреагирует организм.

После ареста в зале суда в день приговора и до сегодняшнего дня Сергей не получал нужного лечения. Поэтому он был вынужден объявить голодовку. 

Только после этой крайней меры спустя уже три месяца после ареста на его состояние обратили внимание.

Лекарства ему положены по рецепту Минздрава КБР. Препараты очень дорогие. Курс приема большой — 48 дней. Уже сейчас перерыв в лечении дает о себе знать: у него обострилась сыпь на коже, он находится в подавленном состоянии.

- Вердикт комиссии окончателен?

- Нет, мы будем его обжаловать. Комиссия подтверждает наличие у Сергея цирроза печени смешанной этиологии в стадии декомпенсации. А эта болезнь внесена в перечень постановления №3, любой может открыть документ и посмотреть его.

Не знаю, может, врачи что-то недосмотрели, пропустили, ошиблись. У него болезнь не в степени декомпенсации, а активная фаза заболевания.

В комиссию вошли специалисты Республиканской клинической больницы – врачи-нейрохирурги, травматологи, гастроэнтерологи, нефрологи и другие, но нет инфекциониста.

В своем решении они отмечают, что у Сергея отсутствует заболевание, включенное в перечень тяжелых, препятствующих содержанию под стражей.

Но, боюсь, если он не будет лечиться, в условиях изоляции ждать хорошего не приходится.

- А на какой стадии находятся сейчас дела по «процессу 58»?

- На сегодня в Верховный суд РФ дело еще не поступило. Приговор был вынесен накануне новогодних праздников, поэтому подсудимые еще не успели полностью ознакомятся со всеми материалами.

Некоторые могут сказать, что наши подзащитные затягивают дело, но оно очень большое, им надо изучить протоколы, все материалы.

В нашей беседе в прошлом году вы говорили, что в изоляторе нет условий для ознакомления с делом. Сейчас что-то изменилось?

- В изоляторе было всего шесть кабинетов, отведенных для этого. Сейчас в трех из них поставили электронное оборудование, на котором можно запросить из сервера Верховного суда протоколы и изучить их.

Но есть одна загвоздка: в электронном варианте нумерация страниц не совпадает с бумажным носителем. Поэтому в случае каких-то вопросов, замечаний может возникнуть путаница, неточности.

Сейчас подсудимые готовятся обжаловать приговоры, вынесенные Верховным судом КБР. Конечно, они хотят верить, что апелляционная инстанция пересмотрит их дела и приговоры.

Мне кажется, те из подсудимых, у кого нет крови на руках, кто хочет начать жизнь с нуля, должны иметь шанс на реабилитацию.  

Комментарии 0