Среда обитания

Количество в качество. Мусульмане России перед вызовами демографии и миграции

Миграционные и демографические процессы и тенденции имеют для Российского государства ключевое, можно сказать, жизненно важное значение. Это стратегический вызов и для отечественного исламского сообщества. Уже сейчас, благодаря им, мусульмане страны постоянно оказываются в центре внимания общества и СМИ.

Демографический рост

Сейчас суммарный коэффициент рождаемости в России составляет около 1.7, тогда как для простого воспроизводства численности населения необходим хотя бы 2.1. Низкий показатель рождаемости, примерно соответствующий среднему по Европе и США, сочетается в России с высоким уровнем смертности, который соответствует показателям стран экваториальной Африки. К этому следует добавить, что Россия занимает одно из ведущих мест в мире по числу абортов, хотя этот показатель снизился за последнее десятилетие в 2 раза. За период с 1992 по 2010 гг., не успев родиться, в России погибли 40,5 млн детей — и это данные только официальной статистики!

Низкая рождаемость, высокая смертность и большое число абортов породили феномен, известный в демографической литературе как «русский крест», — то есть масштабную депопуляцию, отражающуюся в графическом пересечении линии падающей рождаемости и линии растущей смертности. В последние годы убыль населения несколько замедлилась, но ожидается, что скоро рождаемость снова начнет отставать от смертности. По прогнозам Росстата, к 2030 г. естественная убыль составит около 11 млн. человек.

Наиболее вероятное будущее России рассматривается в авторитетном докладе ООН «Россия перед лицом демографических вызовов» (2008) (См.: NHDR 2008 – National Human Development Report Russian Federation 2008. Russia Facing Demographic Challenges, 2009 // (http://www.undp.ru/documents/NHDR_2008_Eng.pdf). Выводы специалистов неутешительны. При сохранении нынешних демографических тенденций к 2050 г. население России сократится до 116 млн. человек; страна переместится с 9-го на 14-е место в мире, ее опередят Эфиопия, Египет, Конго, Филиппины и Мексика.

Как свидетельствуют недавние исследования, депопуляционные процессы бьют, в первую очередь, по этническим русским, то есть по народу, являющемуся стержнем российской государственности. Некоторые специалисты полагают, что прогнозируемая к 2025 г. депопуляция коснется русских на 85–90%, что приведет к снижению их доли до 60–70%; имеется также прогноз, что в 2050 г. доля русских в России будет составлять 46,5%.

Заместитель главы Духовного управления мусульман РФ Дамир Мухетдинов (См.:Мухетдинов Д.В. Российское мусульманство: призыв к осмыслению и контекстуализации. - М, 2015) в этой связи серьезное внимание обращает на региональные особенности демографии. Наименее благополучным в этой связи является Центральный федеральный округ, в то время как наиболее благополучный - Северо-Кавказский. С 2000 по 2012 г. в Северо-Кавказском округе коэффициент рождаемости увеличился в 1.7 раз. В 2020-е гг. в республиках Северного Кавказа ожидается бэби-бум.

Специалисты отмечают, что убыль населения наблюдается в регионах с преимущественно русским населением. Среди демографических лидеров – национальные республики с низкой долей русского населения, а также Тюменская область и Москва, в которых прирост достигнут за счет иммиграции и высокого уровня жизни граждан. Таким образом, в России мы наблюдаем ситуацию, сходную с европейской: народы, исповедующие Ислам, отличаются более высокими и устойчивыми показателями рождаемости, а также более молодой возрастной структурой. Связь между религиозной принадлежностью и суммарным коэффициентом рождаемости — это хорошо известный демографический факт.

Все это означает существенное изменение этноконфессиональной структуры. Мы уже сейчас видим, что облик Москвы и крупных мегаполисов меняется, и в дальнейшем эти процессы будут только усугубляться: достаточно сказать, что на данный момент треть всех рождений в Москве приходится на мигрантов!

Миграция

Одним из важнейших утверждений «Концепции демографической политики РФ на период до 2025 года» является то, что в качестве существенной задачи государство видит «привлечение мигрантов в соответствии с потребностями демографического и социально-экономического развития, с учетом необходимости их социальной адаптации и интеграции». На данный момент Россия занимает второе место в мире по абсолютному объему иммиграции, уступая лишь США.

За последние два десятилетия за счет высокой иммиграции удалось несколько скорректировать динамику убыли населения. По официальным данным, за период 1992—2010 гг. в страну въехало 8,4 млн. иммигрантов; неофициальная статистика более реалистична – 15-18 млн. человек, то есть 10,5-12,7% населения. Следует учитывать, что высокая иммиграция ведет к существенной трансформации социальной действительности. По данным за 2012 г., 91% всего миграционного прироста приходится на страны СНГ, из них 63,5% — это представители республик, исповедующих Ислам (Азербайджан, Таджикистан, Кыргызстан, Узбекистан, частично Казахстан и Туркменистан).

В будущем подобная пропорция сохранится, хотя в целом прогнозируется снижение миграционных потоков в Россию. Один из ключевых вызовов, стоящих перед ней, — это интеграция иммигрантов, особенно переехавших на постоянное место жительства.

 

«Массовая депопуляция, уменьшение доли русских, старение населения, иммиграционные потоки, демографические успехи мусульманских народов, — все это несомненным образом свидетельствует о том, что в ближайшие годы роль Ислама в российской социальной и духовной действительности будет существенно расти», - отмечает Дамир Мухетдинов.

Насколько масштабными будут изменения в этноконфессиональной структуре? Об этом довольно сложно сказать с определенностью. У нас нет точных данных о численности мусульманского населения, что обусловлено отсутствием систематических опросов и адекватных оценок иммиграции. Согласно переписи 2002 г., численность традиционно мусульманских народов в России составила около 14,5 млн чел., т. е. примерно 10% населения страны. Очевидно, даже для тех лет эта цифра была заниженной. Фигурируют более реалистичные оценки — в 18–20 млн, т. е. 14–15% населения страны, такую оценку, в частности, дал Владимир Путин.

Отталкиваясь от этих оценок, мы можем примерно представить будущее мусульман в России. Согласно подсчетам авторитетного центра «Пью», к 2030 г. число мусульман увеличится на 3%, при этом нужно понимать, что авторы доклада оперируют самыми скромными цифрами, не учитывающими реалии иммиграции (См.: PEW 2011 – The Future of the GlobalMuslim Population. Projections for 2010-2030. Pew Research Center, Forum on Religion and Public Life, 2011 //http://www.pewforum.org/uploadedFiles/Topics/Religious_Affiliation/Muslim/FutureGlobalMuslimPopulation-WebPDF-Feb10.pdf). По другим оценкам, с учетом иммиграции и депопуляции русского населения вполне правдоподобно, что к 2030 г. доля мусульман в России составит 20–22% (См. например: доклад Национального разведывательного совета США. Global Trends 2025). Таким образом, через 10–15 лет каждый пятый житель России будет исповедовать Ислам, причем в Москве эта цифра окажется явно выше. «Это грозит дальнейшим ростом межнациональной и межрелигиозной напряженности», – считает директор ЦРУ Майкл Хейден.

Некоторые специалисты высказывают мнение о том, что нужно проводить различие между практикующими мусульманами и «этническими» мусульманами. Из этого делается вывод о том, что реальных мусульман значительно меньше, чем людей, ассоциирующих себя с Исламом лишь формально. Очевидно, что в такой ситуации, как отмечают оппоненты, упускается из виду то, что «этнические» мусульмане — даже в случае если они считают себя нерелигиозными людьми — очень часто выступают носителями исламских традиций и исламской культуры. Их присутствие в российском обществе не может не оказывать влияния на само это общество, на его менталитет, склонности, идеологию, короче говоря, на его мировоззренческое кредо. К тому же, религиозный заряд и связь с традицией у мусульман, особенно это касается иммигрантов и представителей Северного Кавказа, в целом сильнее, чем у православных.

Кроме того, опыт на Западе показал, что мусульманские мигранты не ассимилируются окончательно. По крайней мере, во 2-ом и 3-ем поколении отмечается всплеск интереса к своей идентичности и ее пробуждение, причем не сколько этнической, сколько религиозной идентичности. И нет никаких оснований полагать, что у нас будет иначе. В любом случае дети, даже не внуки, сегодняшних т.н. «гастарбайтеров», выросшие в России, многие из которых будут иметь полноценное гражданство, потребуют к себе соответствующего отношения и соответствующих прав. Они уже не будут, как их родители, прятаться по стройкам и трущобам.

Мигранты и коренное мусульманское население РФ

Нельзя забывать, что изменение состава населения России касается и его коренной мусульманской части – в последнем случае резко возрастает среднеазиатский фактор. При нынешних темпах через 10-15 лет среднеазиатская составляющая российского мусульманского сообщества окажется доминирующей, превзойдя по численности урало-поволжскую и северо-кавказкую часть вместе взятые (и если даже к ним прибавить крымских татар).

Коренное мусульманское население России само станет меньшинством на своей территории по отношению к среднеазиатскому большинству (вчерашним мигрантам). Это долгосрочный тренд, изменить который очень сложно.

Уже сегодня в некоторых российских городах среди прихожан мечетей узбеков, таджиков и киргизов в целом больше, чем коренных российских мусульман. Власти и главы духовных управлений мусульман некоторых регионов так старались сдержать натиск кавказцев на исламские общины Большой России, что в результате неожиданно оказались перед свершившимся фактом того, что отечественное мусульманское сообщество становится таким, каким оно вообще никогда не было.

Как метко замечает известный отечественный исламовед Алексей Малашенко, если в 80-е годы прошлого века мусульманин у основной части населения страны ассоциировался с хитроватым, но в целом очень близким «соседом-татарином», то с середины 90-х – это уже крайне враждебный, но еще немного понятный «кавказский боевик». Сегодня же это неграмотный и оборванный гастарбайтер из «Нашей Russia». Пришельцы из чужого мира Джамшуд и Равшан – это лицо теперешнего Ислама для огромного числа современных россиян.

Между тем, кому-то это кажется странным, но российские мусульмане отнюдь не всегда выступают однозначными поборниками миграции, по той лишь причине, что в России из-за нее растет количественно, но совсем не качественно, число их единоверцев. Так, в 2012 г. Совет ингушского народа открыто потребовал закрыть въезд в гастарбайтерам республику, где имели место столкновения на рынках с коренным населением. «Несмотря на такое критическое положение с занятостью населения, мы все видим очень значительный наплыв в республику гастарбайтеров из среднеазиатских государств, - заявили в «Мекх Кхел». - Мы понимаем, что есть сферы, в которых они востребованы и необходимы, но то, что мы видим на наших улицах, в городах и селах вышло за рамки разумного. Власть при этом все свои ресурсы мобилизует на противодействие нам и считает не столь значимой проблему с мигрантами, которым недостатки власть предержащих безразличны».

Ответ на вызов

Демографический тренд и миграция ставят перед мусульманским сообществом целый ряд актуальных задач, от решения которых будет зависеть его будущее и развитие.

Так, эффективных работающих институтов интеграции мигрантов из Средней Азии в общемусульманское пространство РФ практически нет. Не случайно власти и общество постоянно призывают муфтияты обратить внимание на эту проблему.

«Переваривание» мигрантов - это задача колоссальной сложности, учитывая низкий уровень элементарной политической и управленческой культуры, отсутствие какой-то общемусульманской идеологической платформы, опыта и соответствующих кадров, а также наличие огромного числа внутренних конфликтов, в том числе на этнической почве. Мусульманские организации пока, к сожалению, с более простыми задачами едва справлялись, не говоря уже о том, чтобы решить проблему, которая пока не поддается урегулированию даже со стороны всех вместе взятых органов власти.

Немногим лучше дело обстоит в плане работы с подрастающим поколением. Ощущается острая нехватка воспитательных, образовательных, просветительских учреждений и проектов для мусульманских семей, детей дошкольного и школьного возраста. В основном это пока остается уделом энтузиастов.

Также не редко сегодня со стороны всяких враждебных сил наблюдаются попытки не просто блокировать строительство мечетей в российских мегаполисах, но и вообще пресечь силовым и административным путем любую исламскую активность, в том числе по работе с молодежью и мигрантами.

Все это серьезно осложняет процесс конвертации количественного роста мусульманского населения в качественные практические достижения, которые бы имели полезный эффект для всего государства и общества. Это значит, что наши «болезни роста» затягиваются еще на несколько десятилетий и будут отражаться на окружающем населении.

Комментарии 3