Среда обитания

Преследование Куран-хафиза возобновлено

Али Якупова, Куран-хафиза из села Средняя Елюзань, бывшего имама мусульманской организации «Махалля №44», снова пытаются привлечь к уголовной ответственности. Только на этот раз обвинения в призывах к экстремизму уже сняты, однако оставлены обвинения в «возбуждении ненависти либо вражды, а равно унижении человеческого достоинства».

9 апреля 2015 года в здании Следственного управления Следственного Комитета РФ по Пензенской области, руководитель первого отдела по расследованию особо важных дел (о преступлениях против личности и общественной безопасности) подполковник Андрей Чапанов, спустя более чем год после возврата судом уголовного дела № 31311024 прокурору «для устранения препятствий для его рассмотрения по существу», предъявил Али Якупову постановление о привлечении в качестве обвиняемого, на этот раз только по ч.1 ст.282 УК РФ.

Чапанов ожидал, что Али напишет заявление с просьбой прекратить его дело в связи с истечением срока давности. В последнее время разные люди говорили с Али Якуповым, чтобы он пошел на эту сделку со следствием. Но Али Якупов узнал, что такое прекращение уголовного дела является «не реабилитирующим обстоятельством», и данные о его привлечении к уголовной ответственности навсегда останутся в соответствующих базах данных, а его всегда можно будет упрекнуть в уголовном прошлом, а уж о работе в качестве духовного лица можно сразу забыть.

Поэтому он отказался писать такое заявление. Подполковник Чапанов, естественно, сильно рассердился, – он с силой бросил ручку на стол, его лицо покраснело, а руки начали дрожать. Сначала он попытался пристыдить Али Якупова: «Мужик ты или нет? Я же пошел тебе навстречу, почему ты не идешь? Почему обманываешь? Ты же хотел прекратить дело?» Али сказал, что да, он согласен на прекращение его дела, но за отсутствием события или состава преступления, причем он также согласен не требовать компенсации за шесть месяцев домашнего ареста, а также за потерю своей работы.

Однако подполковника это совершенно не устроило, так как такое окончание дела означало бы, что уголовное дело, на которое затрачены миллионы рублей, десятки тысяч человеко-часов труда оперативников, следователей, охранников, прокуроров, судей, судебных приставов, адвокатов, экспертов, четыре дня заключения в камере Али Якупова и шесть месяцев его домашнего ареста, страдания его близких – все это оказалось бы пшиком.

Он начал угрожать, что даже если его снимут с работы, он еще покажет Али Якупову, кто такой Чапанов, он так это не оставит, он скажет всем, какой плохой Али Якупов. Чапанов даже пригрозил разоблачить врачей, которые лечили Якупова в октябре 2014 года, что он якобы симулировал болезнь, чтобы затянуть следствие. Чапанов возбужденно утверждал, что ему известно о каждом шаге Али, что ему обо всем сообщают. Если это не фантазии подполковника, получается, за Якуповым установлена постоянная слежка?

Когда Чапанов начал угрожать, что из-за одного упрямого Якупова он снова устроит неприятности всей Средней Елюзани – он пришлет сотрудников правоохранительных органов делать обыски по всей Средней Елюзани, Али ответил, что все в руках Аллаха. На это Чапанов возразил, что тут никакой Аллах не поможет, тут все в руках Следственного комитета.

Итак, начинается новый раунд. Теперь из дела Якупова исключено обвинение по ч.1 ст.280 УК РФ «Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности», о чем также есть соответствующее постановление того же Чапанова – «отсутствие в деянии состава преступления». Также не будет заново предъявлена аудиозапись неизвестного происхождения, сделанная 1 марта 2013 года.

Остаются показания нескольких среднеелюзанских стариков из мусульманской организации «Махалля №44», написавших донос на Али Якупова, своего тогдашнего имама, и утверждавших, что Али Якупов 8 марта 2013 года во время проповеди в мечети заявил: «Евреи из всего мира собираются в одном месте – Израиле, в связи с чем, наступает удобный момент для того, чтобы их истребить сразу всех».

Эта группа прихожан, как было установлено во время первого процесса, испытывает острую личную неприязнь к Али Якупову. В протоколах все это есть. Также они были заинтересованы в том, чтобы снять Али Якупова с его должности имама. Поэтому на суде было ясно, что они просто-напросто оговорили Куран-хафиза, – то есть на самом деле они оклеветали Якупова и дали ложные показания. При этом на суде некоторые из них, которые якобы говорили, что Али призывал истреблять евреев, полностью отказывались от подписанных ими протоколов, заявляя, что они читать уже не могут, глаза уже не те, а следователи зачитывали им не такие тексты. Кроме того, один из протоколов, как было доказано на суде, был полностью сфальсифицирован, причем лично подполковником Чапановым.

Ведь с чего все началось? Как рассказали на суде свидетели, причем с обеих сторон, как стороны обвинения, так и стороны защиты, недовольство действиями Али Якупова со стороны тех, кто считал, что это они поставили его имамом (Джафяр Бибарсов, Гаязь Янгуразов и Кязым Якупов), начало формироваться еще в сентябре 2012 года. Тогда муфтий Талгат Таджуддин своим личным решением настоял на том, чтобы Али Якупов был не только имамом, но и председателем «Махалли №44». А председателем-то изначально выбирали Кязыма Якупова, основное действующее лицо дальнейшей интриги.

За этой тройкой стоял четвертый старик – Абубакяр Бикмаев, бывший имам «Махали №44», известный своими скандальными увольнениями с поста имама различных мечетей в различных населенных пунктах.

Если сначала они полагали, что смогут манипулировать молодым и неопытным Али Якуповым, то потом, когда убедились, что не могут управлять им по своему разумению, не могут распоряжаться деньгами «Махалли №44», они начали активные действия, – пошли доносы и жалобы в Уфу, муфтию Талгату Таджутдину, в правительство Пензенской области, в правоохранительные органы.

Кто-то (Али Якупов знает, кто это, но доказать не может) организовал незаконную круглосуточную прослушку здания мечети №1, где располагается «Махалля №44», – писалось все, даже тишина со стуком часов. И вот дождались – Али Якупов, в ходе своих ваазов (лекций перед пятничной молитвой), 1 марта 2013 года процитировал хадис о предстоящей перед концом света последней битве мусульман с войском Даджаля (Антихриста), которое будет состоять из 70 тысяч исфаганских иудеев, признавших Даджаля Богом. Начиная с декабря 2012 года, Али Якупов вел цикл лекций о признаках приближения конца света. Известно, что одним из таких признаков будет то, что камни и деревья заговорят. В хадисе так и сказано, что в ходе битвы пророк Иса (Иисус Христос) погонится за Даджалем и убьет его, а войско Даджаля разбежится и будет прятаться от преследующих их мусульман. А камни и деревья скажут: «О раб Аллаха, мусульманин, вот позади меня иудей, иди же и убей его!».

Тот, кто слушал эти записи в поисках компромата на Али Якупова, несомненно, был среднеелюзанским жителем, хорошо знающим религию. Али Якупов знает, кто это, но доказать тоже не может. Если слушать эти аудиозаписи, то можно убедиться, что Али никогда не говорит слово «еврей», он всегда говорит по-татарски «яхуд».

В мусульманских религиозных текстах слово «яхуд» никогда не обозначает понятие национальности «еврей», это слово всегда обозначает религиозную принадлежность – «иудей». Но тот, кто изначально расшифровывал аудиозапись, по каким-то соображениям перевел «яхуд» на русский язык как «еврей». А потом эту запись пересказали старикам-интриганам, при этом употребляя слово «еврей».

Вот почему на суде все они в один голос утверждали, что Али Якупов во время вааза-лекции говорил по-татарски «яври», то есть на местном диалекте – «еврей». Даже когда им задавался наводящий вопрос, а не говорил ли Али слово «яхуд», они все равно утверждали, что Али, произнося свою лекцию, говорил «яври», а не «яхуд». На суде было очевидно, что эти деды либо не понимали слово «яхуд», когда слышали его во время лекции, либо не обращали на него внимание, но затвердили свои показания именно так, как и записали в своем первоначальном доносе – «яври». Но ни в одной аудиозаписи, приложенной к уголовному делу, Али не говорит слово «яври», а всегда говорит только «яхуд», как и положено знатоку ислама.

Будем ждать нового обвинительного заключения. Если областная прокуратура снова подпишет его, начнется новый судебный процесс, на котором слова 4-5 дедов будут против слов 50-60 мусульман, которые придут на суд в качестве свидетелей со стороны обвиняемого Али Якупова.

Только непонятно, для чего чиновникам в погонах нужно продолжать формировать у мусульман Пензенской области негативное отношение к государству? Мусульмане же видят, что творится явная несправедливость. И это делается от имени государства. К тому же по отношению к Куран-хафизу. А ведь Куран-хафизы для мусульман – особые люди, это хранители Корана.

Понятно, что для многих людей борьба с экстремизмом стала хлебом насущным. И не только хлебом, но и маслом, и премиальными, и очередными званиями и должностями… Если в регионе экстремизма нет, а хлеба с маслом хочется, то некоторые чиновники, как наделенные погонами, так и беспогонные, выдумывают экстремизм, цепляясь за что угодно, хотя бы за донос кучки стариков. Эти чиновники заряжены на скандалы, на войну, на борьбу с врагами. Если врагов нет, их нужно придумать или вырастить. Неужто чиновники осознанно выращивают врагов государства, чтобы потом бороться с ними?

В таком случае, разве об интересах России пекутся эти чиновники в погонах и без погон? Нет, их волнуют прежде всего свои хлеб с маслом…

Комментарии 5