Среда обитания

Гражданин Чечни или беженец «глянцевой» Европы?

В каждую среду здесь  день раздачи писем. В страсбургской ассоциации по помощи беженцам CASAS, на набережной Сент Николя, собираются десятки людей. «Абдулаев, Маркарян, Эбале, Раджиев...» - зачитывает список молодая француженка. В комнате женщины с детьми сидят за столом, мужчины за дверью общаются и ожидают своей очереди. Маленькое вавилонское столпотворение – сумбур речей доносится уже при входе в зал ожидания. Открывая письма кто-то улыбается, а у кого-то на лице появляется выражение отчаяния. Здесь их “дом”, благие и плохие вести беженцы получают по этому адресу.

К десяти часам в комнату вошла чеченская семья. Беременная женщина с ребенком и  мужем пришли узнать, где им придется ночевать сегодня . Они поднялись на второй этаж.  За обшарпаными серыми дверями сидят две молодые девушки и расскладывают по папкам досье.  «Чечня, Армения, Косово, Конго» -  полки пестреют названиями родин беженцев.  На стенах висят пожелтевшие бумаги, на которых аккуратным почерком на русском, армянском, франузском, английском языках выведены «правила жизни беженца». Рядом с главным кабинетом находится комната для молитвы.

Семья устроилась в прихожей в ожидании ответа. Чеченец расположился возле мягких игрушек на полу и показывает на своем ноутбуке видео из Чечни. «Вот ролик о сегодняшней республике. Строят мосты, дороги, школы, развивают инфраструктуру. Посмотрите какая красота...Это все президент Кадыров сделал.  А вот другое видео, которое по телевидению не показывают. Как разгоняют и стреляют в мирных жителей на митинге. Вот такая послевоенная Чечня » - говорит беженец.

Из Польши в Страсбург за 1500 евро на такси

«Я был из тех, кто говорил, что никогда не покину Чечню. Но из-за моей профессиональной деятельности меня начали преследовать.  Несколько раз задержали, немного помяли, через двое суток отпустили. Вот я и принял решение уехать из страны».

В декабре его семье пришлось нелегально переехать в Польшу. Однако шансы на получение статуса  беженца там невелики. А условия проживания в лагерях и социальная помощь  плачевные. Поэтому он решил продолжать рискованный путь далее на Запад. За 1500 евро эта семья переехала на такси из Польши  в Страсбург. Многообещающая Франция оказалась не более гостеприимной.

«Приехав в Страсбург, я надеялся, что меня здесь поймут и примут. Но когда пришлось три зимние ночи провести с маленьким ребенком и беременной женой на улице, то осознал, с какой реальностью столкнулся» - рассказывает чеченский беженец.

Местная префектура грозит депортировать семью обратно в Польшу, ссылаясь на принципы Дублинской конвенции. Согласно новым правилам Европы без границ, «страной выбора » для беженца есть та, в которую он делает свой первый запрос на получение статуса.  В данном случае именно Польша  и должна рассматривать досье.  Однако семья продолжает бороться за  получение убежища в «стране выбора»  по душе, а не по закону.

 «Таких иномарок  я в Страсбурге не видел»

Дорога в Страсбург была долгой, но предстоящий путь для этой семьи кажется еще более долгим. Голод, безработица, тоска по родине, все еще состояние ожидания и страха – эти испытания на выносливость приходится пережить не каждому.

«Такая жизнь лучше, чем страх перед смертью, - говорит беженец. – В Чечне война не прекращается. Война еще  в сердцах людей.  Раньше мы воевали с русскими, а теперь чеченцы воюют между собой.  И в этом винят только одного человека... В республике есть  система поощрения сотрудников правоохранительных органов, отличившихся в проведении контртеррористической операции: в уничтожении участников незаконных вооруженных формирований (если говорить официальным языком). Если говорить языком простого народа, то милиционеры убили еще одного  мальчика и получили за это деньги.  Средства централизовано идут в республику и, по велению одного человека, распределяются по инстанциям. Отличившихся генералов награждают Феррари, Мазерати. Я таких иномарок, на которых едут представители чеченских правоохранительных органов, в Страсбурге не видел...»

Пока чеченец рассказывал о суровых реалиях кавказской жизни, в комнату зашла девушка и сообщила, что мэрия еще на одну ночь предоставляет жилье. «Так изо дня в день приходится перебираться - говорит чеченка, - Пытаемся ходить порознь, чтоб полиция не поймала. Они обычно патрулируют возле гостиниц префектуры и возле здания ассоциации. Страшно, но другого выхода нет. Надо ждать...»

Чечня строится, восстанавливается после войны. Коттеджи в Грозном, роскошная мечеть, новые дороги – все это визитная карточка современной республики, за которой скрываются все еще раны незастывшей войны. Тысячи чеченцев продолжают бежать на Запад в поисках справедливости, безопасности и лучшей жизни. Они доходят до «глянцевых», манящих границ Европы в надежде на понимание и помощь стран-защитников прав человека. Однако просящих здесь никто не ждет, а требующих тем более, поэтому нужно принимать новые правила жизни... И порой они  более беспощадны, чем суровые законы Кавказа.

Автор: Елена Габриелян

Комментарии 0