Среда обитания

Время мусульман России еще придет

Инициативы Равиля Гайнутдина по защите хиджаба, создание «Союза Чести» как инициативы российских мухаджиров, события в Украине, новая роль Рамзана Кадырова в российской политике и возможные перспективы исламского движения – об этих и других затрагивающих мусульман России проблемах мы поговорим с лидером Национальной Организации Русских Мусульман, сопредседателем Славяно-Исламской Лиги Харуном Сидоровым.

Харун, как Вы оцениваете новую попытку Равиля Гайнутдина отстоять право российских мусульманок на ношение хиджабов в образовательных учреждениях, какой результат прогнозируете?

Судя по идеологическому фону, создававшемуся в последние несколько месяцев на околоСМРовских сайтах, имеет место попытка прощупать – не изменилось ли отношение правящего режима к исламскому фактору в России на фоне войны в Украине и начавшейся конфронтации с Западом.

Результаты этой попытки оцениваю весьма скептически, на что указывают первые комментарии официальных лиц по этой проблеме. С точки зрения здравого смысла, на фоне происходящих событий для Кремля было бы логично развернуться лицом к исламскому фактору не только России, но и всего постсоветского пространства, хотя бы, чтобы заручиться его поддержкой в условиях изматывающей конфронтации с Западом.

Но, во-первых, Кремль и здравый смысл понятия несовместимые. Потому что, с точки зрения, здравого смысла, у Кремля вообще не должно было быть тех проблем, что у него есть, ни с собственными мусульманами, ни с Украиной, ни с Западом. Возникли они именно потому, что здравого смысла там нет и не предвидится, больше того, если и наблюдается какая-то динамика, то исключительно в сторону ухудшения ситуации. То есть, эта система агонизирует, что, впрочем, не означает, что она обязательно рухнет в ближайшие несколько лет – этого нельзя исключать, но нельзя забывать, что агония в масштабах истории и в масштабах человеческой жизни это все-таки разные величины. Поэтому, да, исторически эта система в агонии, но в масштабах человеческих жизней она еще может растянуться на достаточно длительный срок и немало их забрать перед своим крахом.

Во-вторых, я абсолютно уверен, что характер сложившейся в России системы таков, что ее отношение к исламскому фактору определилось окончательно и пересмотру не подлежит. Причин тому масса и об этом мной говорилось и писалось не раз. Не будем сейчас повторяться про капсовок, неосоветизм и неосталинизм, исторические генезис и развитие российской государственности, порождением которых является нынешний режим. Скажем проще: ни одна из элитных группировок, будь то «государственники» или «либералы» или «патриоты» и «западники», а попросту говоря, «крестоносцы» и «сионисты», категорически не собирается признавать «исламский фактор» как третью величину в российском политическом уравнении. И при всех противоречиях между ними, можно быть уверенными, что в отношении того, что мусульмане должны быть за его скобками и использоваться исключительно как цепные псы империи, у них будет абсолютный консенсус.

Значит, Равиль Гайнутдин получит отказ? К каким последствиям это приведет для СМР?

Очередной отказ в таком случае, а то и просто более унизительное игнорирование. Впрочем, так было уже не раз. Ведь вспомним – все подобного рода инициативы Гайнутдина последних лет в защиту мусульман неизменно заканчивались игнорированием со стороны Кремля и ответным лаем его шавок в лице различных «исламоедов» и «пропагандонов», тут же выставляющих Гайнутдина и СМР в качестве подрывных элементов, пособников ГосДепа и т.п.

Конечно, каждый раз возникает вопрос – откуда это мазохистское стремление раз за разом выглядеть оплеванными? Поясню свою мысль – не вина Гайнутдина в том, что каждый раз протянутая им Кремлю рука подвисает в воздухе. Больше того, сами его инициативы в защиту мусульман можно было бы приветствовать, если бы не одно но. И но это – неизменная, продолжающаяся, несмотря ни на что, на все эти игнорирования и оплевывания, поддержка Гайнутдином и группой аналогичных деятелей, которых я называю «мусульманские правозащитники за Путина – хорошего царя против плохих бояр» на каждом поворотном моменте, будь то президентские выборы, оккупация Крыма, война с Украиной и т.п.

Скажу честно, предельно жалко смотрится именно это сочетание – робкие попытки защищать права мусульман от этой системы и неизменная, а в случае с такими апологетами «рашизма» как Мухетдинов, Аляутдинов и Гацалов, еще и заискивающе-унизительная поддержка этой системы и ее политики.

На этом фоне выделяется проект принципиально другого рода – проект правозащитный проект российских мухаджиров «Союз Чести». Как известно, в нем приняли участие некоторые Ваши друзья и партнеры, но в то же время лично Вы пока не заявляли о присоединении к нему. С чем это связано и как Вы оцениваете этот проект.

Принципиально – сугубо положительно. Вообще, называя вещи своими именами, в условиях сложившегося в России неосталинистского режима какие—либо общественно-политические проекты с принципиально исламскими позициями возможны только за ее пределами, то есть, в среде российских мухаджиров. В этом смысле исторически мы вошли в тот же этап, что был в России в начале XX века, когда именно за рубежом возникали и действовали политические штабы большевиков, меньшевиков, эсеров и т.д.

Так что, я положительно отношусь и к этой идее, и к большинству ее инициаторов. Другое дело, опять же, в нынешних российских условиях, я, честно говоря, не представляю, какой в принципе возможен исламский правозащитный проект, то есть, как кто-то, даже мухаджиры могут повлиять на ситуацию с правами мусульман в России, если даже влияние таких организаций как ОБСЕ и т.п. в этом смысле свелось к нулю.

Тем не менее, как попытку мобилизации мусульман, в частности, мухаджиров, которые превращаются в их авангард, я поддерживаю и этот, и любые другие проекты. Просто лично мне хотелось бы участвовать в тех проектах, концепция и стратегия которых мне лично понятны. Например, когда был проект Исламской Гражданской Хартии, там идея была в том, чтобы воспользоваться обострением внутрироссийской политической ситуации, чтобы застолбить в ней присутствие и требования мусульман. На данном этапе возможностей для такой политической активизации я не вижу, поэтому свои усилия предпочитаю направлять на то, что у меня сейчас лучше получается – создание теоретической базы, интеллектуальное просвещение активных русскоязычных мусульман.

В российской мусульманской среде не затихают споры по поводу Украины и участия мусульман в этих событиях. В частности, регулярно всплывает тема о том, должны ли мусульмане воевать, будь то за Украину или Россию, как относиться к противоборствующим сторонам, кого и в какой мере поддерживать и т.п.

Прежде всего, хочу сказать, что разговоры о «вербовке мусульман на сторону Украины» отражают скорее психозы российских силовиков, которые их транслируют либо через своих агентов, либо через тех, кому с ними приходится общаться, находясь в России, чем какую-то реальную проблему. Признаться, я на данный момент не знаю ни одного мусульманина, который бы приехал добровольцем из России воевать за Украину, как подобное имеет место с десятками русских националистов. Те мусульмане с российскими паспортами, которые туда едут, это уже люди, которые давно не живут в России, главным образом, речь идет о чеченцах, которые едут из Европы воевать в дудаевский батальон. Вторая группа – это мусульмане – граждане Украины, как крымские татары, так и славяне и другие. Например, там воюет наш соратник и единомышленник, лидер Славянского джамаата Одессы Саид Огородников, но он гражданин Украины, как и многие другие, не менее известные люди с русскими или украинскими фамилиями, которые к юрисдикции российских товарищей майоров никак не относятся. Так что, я не понимаю, ни причин их беспокойства, ни, зачем они дергают на эту тему отдельных российских активистов, через которых озвучивают свои страхи.

Что касается политической оценки этого конфликта глазами российских мусульман, то тут все предельно ясно, конечно, если они сперва мусульмане, а потом российские. Совершенно очевидно, что Украина приняла на себя удар того зверя, который последние несколько лет накачивался ненавистью, рычал и кидался на мусульман и уже готовился к окончательному прыжку на них. Это было видно по сотням деталей и сюжетов, по аналитической, идеологической и информационной подготовке. Не будь Украины, российская имперско-репрессивная машина уже бы ликвидировала Татарстан, больше того, в планах было и устранение Кадырова с возможностью новой войны на Кавказе, о чем не раз говорили, причем, не праздные зеваки, а приближенные к властям и спецслужбам аналитики и пропагандисты. Российская имперская машина готовилась к войне и война эта должна была быть с российскими мусульманами и вестись она должна была при поддержке, как минимум, непротиводействии Запада.

Украина сорвала эти планы, вся накапливавшаяся все это время сила обрушилась на нее и на нее же с мусульман переключилось основное внимание российской пропагандистской машины ненависти. Но напрасно наивные мусульмане сделали из этого тот вывод, что это навсегда. Надо понимать, что кремлевская пропагандистская машина не самодостаточна, а всего лишь обслуживает политику и цели рашизма. А цели эти таковы, чтобы закатать в асфальт всех, кто стоит на пути восстановления на постсоветском пространстве империи в неосталинистском формате, то есть, шизофреническом совмещении идей «дружбы народов» и «евразийской интеграции» с «русским миром» и «Третьим Римом». Просто, как говорил Гитлер, для пропагандистской войны важно, чтобы враг, на котором концентрируется вся ненависть, был один. Поэтому сейчас все концентрируется на «бандеровцах», «хунте», «карателях», а мусульман, кавказцев, татар немного оставили в покое. Подчеркну, СМИ оставили – потому что, российские, самые настоящие, а не мифические каратели, так и продолжают убивать, сажать, похищать и пытать мусульман по всей стране, несмотря ни на какую войну с Украиной. А пропагандистская машина сейчас переключилась на Украину, да. Но как только и если, не дай Бог, они расправятся с Украиной, тут же снова возьмутся за мусульман по полной программе. Тут не должно быть никаких иллюзий, потому что, если вы хотите понять, как они действуют и будут действовать, посмотрите на поведение сталинизма. Во время войны многие наивные люди тоже думали «вот сейчас победим, а после войны все будет по-другому». Но, разумеется, сразу же после победы над внешним врагом, взялись за врагов внутренних, причем, по полной программе.

Так вот, что касается войны именно в Украине, в жизненных интересах мусульман, чтобы рашизм там потерпел сокрушительное поражение. Почему? Бжезинский как-то сказал: «Без Украины Россия уже не империя, а с Украиной империя в любом случае». Что здесь важно для нас, мусульман этого пространства? Что вовлечение в орбиту «русского мира» пятидесятимиллионного или даже еще двадцатимиллионного – в случае раздела Украины – славянского православного населения, плюс еще десять миллионов Беларусь – это на выходе та самая империя, которая окончательно перемелет немногочисленные остатки мусульман. Просто будут ликвидированы все республики, плюс они в этом случае пойдут дальше и, если, не дай Бог, сломают Украину, это будет выход на Молдавию, Болгарию, Грецию, Сербию. Тут уже не только всех мусульман России перемелят, а в принципе, в том зашуганном и забитом виде, что они есть, мусульмане всего постсоветского пространства потом станут объектом колонизации и христианизации новой православной империи. Напротив, если Россия получает по зубам в Украине, там дальше теряет и Беларусь, первые признаки чего уже наметились, плюс, изматывается в конфронтации с Западом, она просто остается один на один с исламским фактором, у которого по итогам будет совсем другой вес – и демографически, и политически. И, кстати, недавний митинг в Грозном это первый звоночек именно этого.

Очень кстати, что Вы вспомнили митинг в Грозном, потому что тут получается парадоксальная ситуация. И в мире, и в России многие считают, что выразителем интересов российских мусульман является именно Кадыров. В то же время именно он активно поддерживает Кремль на украинском направлении, что, по Вашим словам, в корне противоречит интересам российских мусульман. Как объяснить этот парадокс?

Объяснить очень просто – надо отделять зерна от плевел, иначе говоря, информационные шумы и волны от реальных дел. Да, в шумовом пространстве, подчеркиваю, внутри России, Кадыров порой гонит нужную мусульманам волну, как это было с недавним митингом в Грозном. Кстати, очень хорошо, что впервые появился кто-то, кто смог, пусть в чисто информационном пространстве разрушить исламофобскую монополию, впервые озвучив то, что думают мусульмане, как сделал Кадыров с Венедиктовым.

В то же время, мы должны понять, что Кадыров не является политической фигурой, представляющей интересы российских мусульман, по нескольким причинам. Первое – в России нет никакой политики, никакой реальной конкуренции и борьбы открытых позиций, групповых интересов и т.п. И в этой ситуации все подобного рода перепалки это не более, чем шумы, имитация какой-то политической жизни. Второе – Кадыров никогда не претендовал на эту роль, хотя ему многие предлагали. Начиная с идеи создания «мусульманского крыла «Единой России», которое, по планам ее авторов, должен был возглавить Кадыров, став политическим лидером российских мусульман. Идея тогда кончилась тем, что ее инициаторы заработали себе очень большие проблемы, более того, именно после этого начались проблемы у всего Совета Муфтиев России, а Кадыров просто оказался не причем. Не боролся он никак ни с запретами исламской литературы, ни с запретами хиджабов и т.д., что в общем-то понятно – сам он находится в очень специфической ситуации, в которой поддерживает у себя в республике строго одну версию Ислама и при этом противостоит «ваххабизму», в который в российских реалиях включают всех, кто не имеет лицензии от Кремля и ФСБ.

Поэтому как политическую фигуру представителя российских мусульман Кадырова сейчас воспринимать оснований нет. Что касается Украины, то там, как раз не на словах, а на деле он помогает врагам мусульман – как украинских, которые не хотят прихода к себе реалий «русского мира», так и российских, которые заинтересованы в его геополитическом поражении. Конечно, в политике враги и друзья меняются, неизменны только интересы. Поэтому нельзя исключить, что завтра или послезавтра возникнет ситуация, при которой Кадырова придется учитывать как политического игрока на исламском поле. Возникнет, значит, надо будет определять к нему отношение, исходя из многих соображений. Но пока это просто «бригадир» путинского режима, которому ситуационно позволяют делать заявления с исламской окраской.

Недавно в столичных оппозиционных СМИ вышел достаточно комплиментарный материал, где в качестве исламской оппозиции в России позиционировалась партия Хизб ут-Тахрир. Одновременно с этим прошли новые репрессии против ее отделений в Крыму и Башкортостане. После выступления Примакова также заговорили о неизбежности федерализации, причем, ряд либеральных экспертов оценил это скорее как угрозу, о чем Вы писали у себя в блоге. Есть ли какие-то перспективы у исламских сил в России и кто может быть такими силами? Какой должна быть стратегия российских мусульман?

Сейчас, по крайней мере, в России стратегия должна быть выжидательной и накопительной. То есть, никаких условий для каких-то новых исламских проектов, тем более, оппозиционных, нет и не предвидится. Больше того, гайки будут только закручиваться. Поэтому единственная возможная стратегия, для тех, кто остается в России – это мимикрировать. Смешаться с толпой, никак не выделяться из прихожан мечетей, ни созданием каких-то джамаатов или пропагандой запрещенных партий, ни прочим «палевом». Благо, в наши дни ситуация отличается тем, что это не влечет за собой отказа от пропаганды – пропаганда максимально эффективно может осуществлять в интернете, социальных сетях, либо анонимно, либо теми, кто находится вне юрисдикции российских органов, то есть, мухаджирами. Те, кто остаются в России, главное, они должны сохранять внутреннее несогласие с этим режимом, отторжение от него, то есть, сохранять к нему «бара’а» — в своих сердцах, в своих семьях, в коллективах хорошо знакомых, проверенных жизнью братьев и сестер.

Сейчас им всем надо по максимум сохраниться, вставать на ноги, получать образование, зарабатывать деньги, всюду друг друга продвигать и просвещаться, просвещаться, просвещаться. Как в религиозной сфере – и это вполне можно делать при курсах в официальных мечетях и т.п., так и в политической – и это сегодня должно происходить только в интернете, потому что все официальные российские имамы в этом отношении или пособники врагов мусульман, или их заложники или их жертвы – это те, кто все таки будут говорить слова правды в лицо тиранам, и их за это будут сживать со свету или выживать из России. Поэтому в нынешней ситуации я призываю мусульман в России не идти на лобовое столкновение с системой, мимикрировать и копить – силы, знания и ненависть. Кому совсем невмоготу – делать хиджру.

Ин ша Аллах, время мусульман еще обязательно придет и главное, что они могут для этого сейчас сделать – это не укреплять этот режим и это государство, то есть, не помогать своим врагам, а наоборот, не мешать их падению, а лучше, если можно, помочь, кто чем может. А вот к тому моменту, когда это произойдет, мусульмане должны быть морально, интеллектуально и кадрово готовы потребовать свои права, свой кусок пирога.

Речь идет о разделе России?

Будет ли Россия делиться или нет, это зависит от множества факторов. Но в том, что касается мусульман, сценарий, чтобы просто взять и разделить одно это враждебное Исламу государство на несколько частей без изменения качества – это не исламский сценарий. Мусульмане должны использовать любой передел, как для того, чтобы закрепиться, именно Исламу и его носителям, закрепиться в исконно мусульманских регионах, где их большинство, так и для того, чтобы закрепить свои позиции в масштабах всего этого пространства. В этом смысле мы не заинтересованы в том, чтобы просто разбежаться по углам, хотя бы потому, что потом во всех этих углах нас могут одного за другим передавить. Нет, нам надо думать о том, как, с одной стороны, утвердить политическое доминирование Ислама на конкретных территориях мусульманских народов, причем, в той форме, в которой это будет адекватно в каждом конкретном случае, с другой стороны, как капитализировать это в усиление позиций Ислама на всем этом пространстве в целом.

Возможно ли это с учетом такого различия в менталитет двух основных частей российского ислама – татарской и кавказской?

Очень важно и правильно определить модель, которая позволит это сделать, и сформировать к тому времени генерацию активных, думающих и волевых мусульман, которые станут проводниками этих изменений. Очевидно, что формат всех старых «исламистских» движений с их «манхаджевой» ограниченностью для этого не годится и, когда придет время, будет только тормозом для мусульман. Поэтому сейчас надо просвещать и интеллектуально формировать новое политическое поколение русскоязычных мусульман, потому что именно русскоязычное пространство, не посягая на национальные идентичности российских мусульман, является той средой коммуникации, в которой вызревают новые идеи, подходы и т.п.

На счет того, что может быть точкой сборки Поволжья и Кавказа. Вообще исторически у нас есть одна модель, которую нам важно проанализировать. Это модель Золотой Орды, но Орды не в том виде, как ее преподносят евразийцы или пантюркисты, а исламизации Орды, опыт которой нам очень ценен. Тогда проводниками исламизации этого не только не исламского, а антиисламского в общем-то поначалу государства стали Булгар и Хорезм, связанные исламскими узами, а также класс горожан – торговцев и ремесленников, в среде которых активно распространялся Ислам. Плюс, что очень интересно – важнейшую роль в исламизации Орды сыграли расширяющиеся связи ханов с мамлюкским Египтом, а ведь среди мамлюков было много как тюрок, так и кавказцев. Да, геополитически Орда оказалась недолговечным образованием и в итоге распалась на множество ханств и эмиратов. Но не надо забывать, что произошло после этого – их всех передавили один за другим. Поэтому все же мусульмане этого пространства заинтересованы в том, чтобы при сохранении национальной или региональной субъектности была какая-то общая площадка, на которой будет возможно формулировать и лоббировать интересы Ислама в масштабах всей Северной Евразии.

И думаю, сегодня в эпоху информатизации для этого возникают предпосылки.

Комментарии 1