Среда обитания

Патимат Насибова подписалась под обвинением под воздействием пыток

Жительница дагестанского села Кироваул Кизилюртовского района Сайаганат Насибова обратилась в редакцию «Кавказской политики» с просьбой помочь прекратить мучения своей сестры, подвергшейся пыткам якобы за участие в незаконном вооруженном формировании (НВФ). Обстоятельства дела женщина изложила в своем заявлении.

Сайаганат Насибовой, 6 октября 2014 года около 9 утра в дом, который принадлежал их дедушке Алигаджиеву пришли сотрудники полиции.

В том доме давно никто не жил, там идет ремонт, и официально это жилище ни на кого не оформлено. Единственное зачем туда ходят родственники, – это огород, за которым все ухаживают.

Также надо отметить, что дом находится рядом с лесом, и туда беспрепятственно может зайти любой, кто хочет.

Как подчеркивает заявительница, в селении в тот день с 5 часов утра проходили зачистки. 

«Моей сестре, Насибовой Патимат Сайгидахмедовне, 1981 года рождения, сказали, что в огороде дома ее дедушки скот, и чтобы она пошла выгнать его, что она и сделала. Это было рано утром.

Когда Патимат пришла туда, то зашла не через главные ворота, так как ключи от них были утеряны, а через другой вход, и выгнала скот. Ее видели сотрудники полиции, которые в тот момент как раз подошли для проверки.

Они попросили открыть дверь. Патимат сказала, что ключей нет и показала им другой вход. Они проверили все и отпустили Патимат.

 На фото Патимат Насибова

После этого она пошла домой, по дороге встретила маму, которая спросила о том, что за люди в огороде, которые кушают малину, на что сестра ответила, что это сотрудники полиции пришли с проверкой и что она их оставила, так как вся промокла из-за росы.

Мать пошла до конца улицы, чтобы выгнать свой скот на пастбище, потом пошла домой, а на обратном пути мама услышала взрыв со стороны дома своего отца (взрыв был в конце огорода).

Потом мать потеряла сознание, вызвали "скорую", затем ее увезли домой. Патимат вышла провожать мальчика, на обратном пути к ней подъехал УАЗ, оттуда вышли сотрудники полиции и стали бить ее дубинками и заталкивать в машину. 

Увидев это мужчины пошли к УАЗу, сотрудники полиции стали им угрожать, требовали отойти от машины, говоря: «Мы будем стрелять». Мужчины отошли, после этого подошли бабушки и потребовали отпустить Патимат, но им также стали угрожать, направляя автоматами. Но они не остановились и отбили Патимат у сотрудников полиции.

Затем сотрудники пошли в сторону дома, оставив машину, а Патимат пошла домой. Уже дома Патимат потеряла сознание, ей стало плохо, сама она страдает грыжей позвоночника», – излагает в своем заявлении подоплеку дела Сайаганат Насибова.

По ее словам, после всех этих происшествий к Патимат вновь пришли полицейские и, угрожая автоматами, взрывом дома, стали требовать ее проехать с ними.

Родственники сказали, что она в бессознательном состоянии и что они приведут ее завтра с адвокатом. Но полицейские забрали Патимат, сказав, что ее только допросят и отпустят.

«После того как полицейские увезли Патимат, по их словам в Кизилюртовский райотдел, мы потеряли ее местонахождение. Когда мы поехали в райотдел, там нам сказали, что у них ее нет.

В тот день по причине зачисток из селения забрали большое количесвто людей, и когда их отпустили, мы узнали, что они видели Патимат внутри, что она говорила, заберите меня отсюда, меня пытают током и заставляют подписать то, чего не было. 

После этого и адвокат ходила, и мы ходили, но нам все время говорили, что ее нет, затем нам было сказано, что ее вывезли в Махачкалу, но куда именно и почему, не объяснили.

В Махачкале ее искали везде, но нигде не могли найти. И только сегодня вечером 9 октября мы узнали о том, что она находится в ИВС города Махачкалы и на нее заведено уголовное дело, которое ведет 3-й отдел, расположенный в здании ЦПЭ», – сообщает также Сайаганат Насибова. 

Касаясь взрыва на территории дома их деда, в результате которого пострадали сотрудники полиции, то Сайаганат Насибова отмечает, что вины Патимат или еще кого-то в принципе не может быть. Ведь вход в огород был доступен всем подряд.

СМИ писали, что в домостроении прятался боевик, который отстреливался и устроил взрыв. В то же время, как утверждает Сайаганат Насибова, один из их родственников побывал спустя три дня после спецоперации возле их взорванного дома.

Он обнаружил, что в месте, где был убит боевик (в конце огорода) имеется кровь. Однако в других местах, о которых пишется в СМИ, и где были убиты два сотрудника (один возле ворот, а другой внутри гаража), никаких следов нет. Помимо этого, кровавые следы в сторону дома дедушки Насибовых идут из леса.

«В СМИ пишут, что в доме был боевик, что он являлся мужем Патимат и что она шла к нему с грудным ребенком, но это ложь, так как она замужем за другим человеком, и любой сельчанин, да и сам муж, могут это подтвердить. 

Также возникает вопрос: почему в первый раз полицейские отпустили Патимат, они ведь проверили весь дом? Теперь в СМИ пишут, что, мол, еще наши отец и брат были боевиками и их убили за это. Но на самом деле и об этом много писали в прессе (в газете «Черновик» есть статья «Их убили по ошибке»).

Выяснилось, что вместо моего брата искали совсем другого человека. Отец стал предпринимать действия к расследованию этого дела, его несколько раз предупреждали, но он не остановился, и его также убили», – рассказывает Сайаганат Насибова.

Как говорит женщина, родственники, учитывая потерю дома и неправомерные действия, по ее мнению, против Патимат, сами могут считаться потерпевшей стороной.

«Единственное, что уцелело после взрыва дома дедушки – это Коран, который чудом при взрыве вылетел из дома прямо в чьи-то руки и остался цел и невредим», – сетует Сайганат Насибова.

«Каваказская политика» связалась с защитником Патимат Насибовой Еленой Денисенко. Адвокат подтверждает пытки своей подзащитной.

«Мучили ее, по крайней мере, два дня. Били по лицу, пропускали через пальцы рук электрический ток. Если Патимат падала в обморок, то ее обливали какой-то холодной, но при этом грязной водой из тазика. Пока ее пытали — дважды после обморока и обливания вещи высохли на ней.

В таком положении Патимат подписала все, что хотели пытатели. В ответ на ее возражения: "Это неправда! Этого я не знаю! Не подпишу!" мучители вновь начинали бить ее», – поведала она.

По словам адвоката, на руках у защиты нет практически никаких процессуальных документов, кроме как постановления Советского райсуда Махачкалы от 10 октября 2014 года об избрании для Патимат Насибовой меры пресечения в виде заключения под стражу.

«Из него мы знаем, что ее обвиняют по части 2, статьи 208 Уголовного кодекса РФ (участие в вооруженном формировании, не предусмотренном федеральным законом).

Суть обвинения заключается в том, что якобы так называемая «кизилюртовская группировка» НВФ в августе сего года вовлекла Патимат Насибову в свои ряды. Участие ее будто бы выражалось в том, что она предоставляла продукты питания и кров для боевиков, – продолжает адвокат. – Я даже не смогла увидеть следователя, хотя еще 9 октября отправила ему ходатайство на ознакомление с материалами дела.

Следствие в настоящее время ведет 3-й отдел следственного управления СК по Дагестану. Отдел занимается «особо важными делами» (по терроризму и НВФ) и расположен в здании ЦПЭ. Причем мне сказали, что рабочих телефонов у них там нет, а мобильный номер не дают. Никакой возможности, кроме отправки официальных бумаг, не имеется».

Адвокат обжаловала постановление об избрании меры пресечения  в Верховном суде республики. Пришлось все отправлять по почте, ибо сроки ограничены — 3 дня на обжалование. 

Сейчас защита ожидает, когда назначат заседание по рассмотрению апелляционной жалобы. 

Адвокат понимает сложность дела.

«Увы, Патимат под воздействием пыток вынуждена была подписать все, что от нее требовали. К сожалению, она не может сейчас назвать имена тех, кто ее пытал, да они, вероятнее всего, и не представлялись.

Из Кизилюртовского ОВД ее 7 октября первоначально повезли в Межрайонный следственный отдел СК Дагестана в Кизилюрте. Там ее также били, заставляя подписать новую партию признательных показаний для следователей. Из Кизилюрта Патимат вывезли лишь 8 октября утром.

Кстати, я и сестра Патимат Насибова 7 октября были на приеме у дежурного прокурора города, оставив у него заявление о проверке сведений из Кизилюртовского РОВД о том, что Насибова ими не задерживалась. Прокурор при мне позвонил в РОВД.

Не знаю, что уж ему ответили на том конце провода, но прокурор заверил, что в полиции Патимат нет. Между тем именно в это время она находилась там, и пытки были в самом разгаре», – отметила Елена Денисенко.

В пятницу, 10 октября, адвокат первый и пока последний раз видела свою подзащитную. На Патимат уже почти не было заметных следов от побоев и пыток. Следы от ударов током на кончиках пальцев, как говорят медики, на живом человеке сходят очень быстро. Но под одеждой, по словам Патимат, имелись еще синяки и ссадины в области грудной клетки. 

Как стало известно, сразу после посещения защитником Патимат Насибовой пришел следователь. Он в нарушении процессуальных норм стал ее вновь допрашивать. Патимат не сей раз заявила, что больше ничего говорить не будет без адвоката, пусть ее хоть убьют.

Автор: Рустам Джалилов

Комментарии 0