Среда обитания

«Что такое «Исламское государство» - никто не знает», - Максим Шевченко

В минувшую среду президент США Барак Обама обратился к американской нации со специальным заявлением, в котором разъяснил стратегию США по борьбе с ИГИЛ или, как в последнее время стали говорить мировые СМИ, с группировкой «Исламское государство».

Данная новость стала темой передачи «Особое мнение» на радиостанции «Эхо Москвы», в которой известный журналист Максим Шевченко поделился своим мнением о недавно появившейся группировке «Исламское государство».

Он отметил, что происхождение этого феномена до сих пор не ясно и высказал предположение, что СМИ вводят в заблуждение мировую общественность.

«Шума по этому поводу очень много, оценок угроз еще больше, но что такое «Исламское государство» никто не знает. И боюсь, что картина, которая нам представляется медийным пространством, нам не позволяет понять, с чем же на самом деле мы имеем дело. Потому что медийный фон, который представляет группировку «Исламское государство» для мира, настроен на сенсационность», сказал М.Шевченко.

Он добавил, «даже специалисты по Ираку, по Сирии, которые есть и в России, и во Франции, в Великобритании, в США нам не дают точных ответов о том, с чем же мы имеем дело. Только в общих чертах мы можем себе представить, что такое движение «Исламское государство», возникшее на развалинах еще двадцать лет назад крепких, сильных и достаточно управляемых территорий, где были организованы какие-то государственные структуры, которые, по крайней мере, хоть как-то напоминали структуры, принятые в западном мире».

Тем не менее, М. Шевченко попытался дать оценку этой новой группировке, которой так много внимания уделяют западные политики, в первую очередь США. По его словам, «судя по всему, мы имеем дело с явлением, в которое вовлечены сотни тысяч людей, а может больше миллиона. Мы имеем дело с людьми или с политической структурой, которая контролирует очень большое политическое пространство (значительную часть Ирака, значительную часть Сирии), располагает большими ресурсами, а именно имеет контроль над нефтяными регионами и даже осуществляет нелегальную торговлю нефтепродуктами и имеет современное вооружение».

Исходя из этого, гость радиостанции отметил, что не нужно идти на поводу у тех информационных сценариев, которые навязывает западный информационный истеблишмент. М. Шевченко считает, что для принятия каких-либо решений по борьбе с ИГИЛ сначала необходимо разобраться, что собой представляет эта группировка.

«Если это невменяемые фанатики, как нам их преподносят, тогда, конечно, к сожалению, с невменяемыми фанатиками говорить не о чем, - отметил Шевченко. - Если это как бы естественная реакция суннитского мира и части суннитов Ирака, Сирии – прежде всего суннитов – на то давление, на то лишение прав, которое они испытывали с момента второй иракской войны, с момента крушения Саддама Хусейна, то тогда это другая история, тогда это политические процессы, с которыми можно работать, с которыми необходимо будет работать». «Этот феномен нуждается в детальном подробном изучении, а не в пропагандистской трескотне, которой он сопровождается. Когда миллионы людей включены в какие-то процессы, то я против того, чтобы заведомо сразу миллионы людей объявлять террористами, исчадием ада и заслуживающими только истребления и исчезновения».

Максим Шевченко также не исключает, что группировка, называющая себя «Исламским государством» могла быть сформирована спецслужбами. «А вдруг это вообще постановка каких-то спецслужб, которые специально создали очаг такого хаоса», сказал он.

Для выяснения этих обстоятельств, по мнению Максима Шевченко, необходимо, чтобы в зону конфликта поехали журналисты, вместе с которыми туда отправился бы и он. На это ведущая радиопрограммы Татьяна Фельгенгауэр напомнила о высокой опасности для журналистов в конфликтном регионе, приведя в пример недавний случай с казнью американского корреспондента Джеймса Фоули.

Однако сам Максим Шевченко очень сомневается в подлинности данных кадров. «Если вы внимательно посмотрите эти видеоролики, - сказал он, - там замазано, смонтировано и нет отсеченных голов, которые отдельно можно было бы увидеть. Поэтому до сих пор мы не знаем точно, являются ли эти ролики на самом деле роликами о казни, смерти или чем-то еще другим. Что это за такое, достойное Голливуда, шикарная художественная постановка: оранжевая одежда, черный наряд, пустыня, небо, такой, знаете ли, достойный Бертолуччи кадр прямо выстроен. Все террористические группировки, прямо скажем, достаточно более грубо показывали своих жертв в тяжелых ситуациях», заключил гость радиостанции, журналист Максим Шевченко.

Комментарии 0