Политика

Ливийский разлом

  

Картина происходящих в Ливии событий, во многом «благодаря» подаче западных СМИ, представляется не только чрезвычайно противоречивой, но и лишённой какой-либо внятной логики. Попытаемся разобраться в ситуации с помощью научного руководителя Института прикладного востоковедения и африканистики Саида ГАФУРОВА.

 

 

 фото: Лагерь сторонников Каддафи в ливийской провинции.

– Саид Закирович, каковы предпосылки и обстоятельства складывающейся ситуации в Ливийской Республике?

– Регулярная армия у ливийцев маленькая, и её руководству с самого начала происходящих там военных действий было понятно, что единственный способ сопротивления натовцам и их пособникам – народно-партизанская война. Именно она и идёт сейчас в Ливии.

То есть изначально расчёт был на то, что любой потенциальный агрессор не получит выгоды от своей победы.По всей стране заранее на случай оккупации были размещены партизанские базы, которые обеспечивались оружием, боеприпасами и прочим необходимым, дабы быть готовыми к ведению вооружённой борьбы.

Воевать-то ему приходится за нефть, а партизанская война ставит под угрозу прежде всего нефтедобычу и уже имеющиеся нефте- и газопроводы. Причём не только в Ливии, но и те, которые тянутся в море, под водой, в Италию.

Этот расчёт пока оправдался не в полной мере, поскольку к внешней агрессии примешивается масштабное внутреннее выступление подготовленных инсургентов.

– Можно ли со стопроцентной уверенностью предположить, что Каддафи додавят?

– Агрессия стран НАТО, в первую очередь европейских, имеет всё-таки свои пределы, ограничения. Прежде всего потому, что эти страны переживают финансовый кризис.

Огромные трудности испытывает Италия. Уже прекратила своё участие в операциях против режима Каддафи Норвегия. Настал черёд всерьёз обеспокоиться своим положением Англии и Франции.

Последней особенно, у неё, как и ожидалось, возникли нешуточные проблемы с формированием бюджета на следующий финансовый год.

Катар, очень богатое государство, щедро финансирующее эту агрессию и ни от кого не скрывающее своей главной цели – свергнуть полковника Каддафи, – послал в Ливию тысячи своих бойцов, однако и его ресурсы ограничены.

Катарские шейхи пока ещё склонны оплачивать услуги ливийских наёмников, однако, как выяснилось, ливийцы в массе своей вовсе не настроены на братоубийственную войну.

И фактически сложилась такая ситуация, при которой партизанские отряды полковника Каддафи контролируют практически всю территорию Ливии за исключением крупных городских центров на побережье – Мисураты, Триполи, Бенгази – и мелких городков между ними.

– Если это действительно так, в чём секрет успеха лидера Джамахирии?

– Новые власти оказались неизмеримо хуже, чем Муаммар Каддафи. Потому и ненависть к ним со стороны ливийцев так же неизмеримо сильнее, нежели к полковнику, его семье и приближенным.

И отнюдь не случайно он всё ещё жив, а, скажем, один из военных лидеров инсургентов, его бывший министр безопасности Абдель Фаттах Юнис убит.

Мягко говоря, не пользуется народной любовью и другой бывший ливийский министр (юстиции), а ныне провозглашённый глава новой власти Мустафа Абдель Джалиль.

У нового руководства Ливии пока ещё имеются деньги на ведение борьбы за свою чрезвычайно непрочную, раздираемую сильнейшими внутренними противоречиями власть, но у денег есть известное свойство – когда-то заканчиваться.

Что же касается Муаммара Каддафи, то он ныне пожинает плоды, казалось бы, не свойственного ему, но присущего многим ливийцам шапкозакидательства.

Владея инициативой на всех фронтах и всячески избегая междоусобного кровопролития, он в какой-то момент эту инициативу упустил. И не только из-за натовских бомбёжек.

Каддафи уповал на то, что ему бывших приближённых, выступивших против него, удастся как-то замирить.

Не удалось, и в результате в Ливии образовалось своего рода большое гуляй-поле: в каждом городе своя власть, живущая по своим неписаным законам.

Причём органы самоуправления Джамахирии продолжают формально действовать.

Решат оборонять город – обороняют. Принимают решение прятаться, расходиться по домам – прячутся и расходятся. Есть необходимость вывешивать те или иные флаги – вывешивают.

И всё это оформляется как постановления народных собраний.

Понятно, что по большому счёту ни Каддафи, ни его враги объединить этих людей (во всяком случае, пока) не в состоянии.

Воевать далеко от родных домов они категорически не желают. Ну, а места своего проживания, как могут, защищают.

– Во многих СМИ сообщали об иностранных наёмниках, попавших в плен к верным Каддафи отрядам. Кто эти наёмники?

– Наверняка там есть и британцы, и французы, и тем более катарцы. Но многие из них вряд ли имеют прямое отношение к боевым действиям.

Правда, предположительно захваченных катарцев тут следовало бы выделить в особую группу. Их якобы расстреляли, но я полагаю, что их просто разорвали на куски.

Что же касается пленных европейцев, то среди них, наверное, есть связисты, специалисты по электронной борьбе, по наведению ракет на цели, а может, и просто обычные инженеры, работники вполне мирных отраслей. Скорее всего, когда их взяли, они были совершенно безоружны.

 -Все ли они содействовали натовской многомесячной операции в Ливии?

 -Как знать. Но точный ответ на этот вопрос мы, по-видимому, никогда не узнаем.

Автор: Андрей Ефремов

Комментарии 0