Среда обитания

Нальчик: суд или насмешка над законом?

Самая длинная скамья подсудимых. Самое длинное следствие. Самый неспешный суд. Самое продолжительное составление приговора. Какие еще рекорды поставит суд в Нальчике по делу 58-ми? Теперь им, уже отсидевшим до приговора девять лет, в обстановке странной  секретности продлили арест еще на три месяца, а тома их дела перемещаются из комнаты судей, закрытой для писем, начальства, приказов и тд.

В конце июня 2014 года подсудимым по самому резонансному и масштабному уголовному процессу в современой истории России продлили меру пресечния «арест» еще на три месяца. 

Ну что тут особенного?

Вроде ничего, если не учитывать, что состав суда, то есть судьи Гориславская, Думаев и Вологиров, уже более полугода находятся в совещательно комнате для постановления приговора, а арест продлевал посторонний судья ВС КБР Бецуков.

Продление происходило на фоне отсутствия процессуального документа (решения), на основании которого судья ВС КБР Бецуков был уполномочен решать вопрос о мере пресечения. 

А ведь именно председатель ВС КБР Майров должен был вынести постановление-определение, т.е. процессуальное решение по выше изложеному.

Бецукову, то получается, что состав суда Гореславской и др. находится в совещательной комнате без характеризующих материалов

Что мы видим?

Мы видим, что данный вопрос решался письмом.

Иначе говоря, Майров, председатель ВС КБР, пишет письмо (письмо не является процессуальным решением) судье ВС КБР Бецукову, в котором указывает взять 53 тома из основного уголовного дела и на основании их продлить меру пресечения подсудимым. Что он, Бецуков, и сделал. Об этом позже.

В определении от 18 июня 2014 года о продлении подсудимым меры пресечения "арест" (на 3 месяца) судья Бецуков утверждает, что на основании определения председателя ВС КБР Маирова о выделении некоторых материалов уголовного дела из основного дела и передачи их ему, он, Бецуков рассмотрел и принял решение по вопросу о мере пресечения. 

Однако из ряда документов, в том числе из ответа зампредседателя ВС КБР Сабанчиевой и возражения на апеляции подсудимых и адвокатов со стороны ГУ ГП РФ по СКФО Чибиневой, стало известно об отсутствии определения и наличии такого письма.

В совокупности это указывает на незаконность состава суда (Бецуков) и его решения по продлению меры пресечения.

Даже если отталкиваться от несоответствия действительности утверждения судьи Бецукова о наличии определения, то возникает ряд естественных вопросов,а именно:

- Почему подсудимым и адвокатам не вручили копии определения?

- Почему подсудимых и адвокатов не ознакомили с этим определением, чтобы они могли реализовать свое право обжаловать его?

- И главное: какое должностное лицо виновато в нарушении прав подсудимых?

 

Далее...

Судья Бецуков в своем определении утверждает, что при принятии решения о продлении меры пресечения он учитывал характеризующий материал на каждого подсудимого, как того требует УПК РФ.

Возникает естественный вопрос: как судья Бецуков мог учитывать характеризующие материалы на подсудимых, если их у него в наличии не было, они были у судьи Гореславской, Думаева и Вологирова, находящихся в совещательной комнате?

Но если взять и поверить Бецукову, то получается, что состав суда Гореславской и др. находится в совещательной комнате без характеризующих материалов, которые они, в соответствии с нормами УПК РФ, обязаны учитывать при вынесении приговора.

Как ни поверни, везде нестыковка

Ну и наконец, в своем определении судья ВС КБР Бецуков  утверждает, что все это сделано для того, чтобы не нарушать тайну совещательной комнаты (Гореславской и др). Не нарушая тайну совещательной комнаты, забрать 53 тома оттуда невозможно. 

Примечание для тех, кто не столь пристально следит за делом

Cостав суда ВС КБР (Гореславская и двое других судей) удалился в совещательную комнату СО ВСЕМ ОБЪЕМОМ УГОЛОВНОГО ДЕЛА. Также судья Бецуков заявил 18 июня 2014 года, что приговор,  назначеный на 30 июня 2014 года по событиям 13 октября 2005 года в городе Нальчике КБР, перенесен на более позднее время и не состоится 30 июля. 

Вопрос: это Гориславская сообщила Бецукову в совещательной комнате? И какое отношение имеет к этому уголовному делу постороний судья Бецуков?

Более того, все эти действия нарушили права подсудимых и ст.295 ч. 2 УПК РФ, ибо в соответсвии с ней суд ДОЛЖЕН объявить участникам судебного разбирательства ВРЕМЯ оглашения приговора.  

Вопрос: обьявлено время оглашения приговора?

Ответ: нет! 

Одним словом, все перечисленное является грубым нарушением норм УПК РФ и процессуальным поводом для отмены в дальнейшем приговора, и все это понимают. Как и понимают, что никто приговора не отменит, хотя следствие проходило с применением пыток, а судебное разбирательство проходит с большим количеством нарушений 

Комментарии 0