Политика

Турция пытается оседлать арабский исламизм

 

Арабская Африка оказалась на пороге большого передела. Собирать плоды "арабской весны" изволили не только западные государства, направившие свои самолеты на бомбежку неугодных режимов, но и крупные региональные игроки с некогда имперскими амбициями. После обширного турне премьера Турции Тайипа Эрдогана по странам "арабской весны" многие сразу заговорили о том, что Турция может стать новым исламским лидером. Как рассказал в интервью Накануне.RU научный руководитель Института прикладного востоковедения и африканистики Саид Гафуров, этому будет препятствовать множество сил, в первую очередь, структуры, близкие Ирану. По всей вероятности, Турция лишь пытается оседлать умеренное крыло арабского исламизма, и вполне вероятно, что на это получен карт-бланш НАТО.

Вопрос: Скажите, действительно ли Эрдоган стал героем арабских революционных масс?

Саид Гафуров научный руководитель Института прикладного востоковедения и африканистики|Фото:Саид Гафуров: Если мы будем говорить про радикальных исламистов, то есть два корня, из которых они растут, и эти корни очень разные. Это "Братья мусульмане" и то, что называется "исламскими группами". Они разные, это разная идеология, разная система ценностей. Например, "Аль-Каида" принадлежит к "исламским группам". Считается, что "Братья мусульмане" идеологически более умеренные, хотя в отношении вооруженной борьбы это не всегда так. У "Братьев мусульман", особенно у их умеренной части, довольно спокойная программа, они не призывают ни к каким радикальным мерам, ставят целью создание исламского государства, как СССР ставил целью создание коммунизма – чего-то абстрактного.

Сейчас "Братьев мусульман" турецкое правительство неофициально поддерживает (по крайней мере, не слышал, чтобы это было официально), в том числе, и финансово. Это поддержка происходит не как акт политической воли, а как организация таких вот новых турецких капиталистов. Это средний, провинциальный капитал, далекий от столицы. Например, существуют благотворительные организации, которые собирают большие суммы денег и передают их "Братьям мусульманам". Идут они, в основном, на покупку лояльности населения.

Эта связь имеет место, но, все-таки, едва ли его можно назвать героем арабских революций, ведь они, в основном, шли под светскими лозунгами. Тут важнее другой момент – для самой Турции эта поддержка исламистского течения является, скорее, средством решения внутренних проблем, конфликтов в самой Турции.

Вопрос: Почему Вы так считаете?  

Саид Гафуров: Например, поддержка Турцией сирийской суннитской оппозиции связана с тем, что президент Сирии – алавит, а у турок есть большие проблемы со своими алавитами.

Справка: Алавизм — название для ряда исламских религиозных направлений, ответвлений или сект, по мнению некоторых специалистов, стоящих на границе между крайним шиизмом (гулат) и "особой религией".

По некоторым оценкам, алавитов в Турции 35% населения. Думаю, что эти цифры завышены, но, в любом случае, в сельской местности огромное количество алавитов. Туркам каким-то образом надо решать проблемы с ними. Алавиты смотрят, как живут алавиты по ту сторону границы, в Сирии, и завидуют, потому что в Турции это самая обездоленная часть населения, они хуже, чем курды живут. Турция своей поддержкой исламистского крыла должна решить свои внутренние проблемы, которые существуют между армией и исламистами, между алавитами и суннитами, между различными фракциями буржуазии. Этот шаг очень важен для Эрдогана как внутриполитический, а не как внешнеполитический.

Вопрос: То есть, в некотором смысле цели схожи с целями Саркози или Кэмерона в Ливии?  

Саид Гафуров: Да, точно так же, как Саркози бомбежками в Ливии пытался уладить свои внутренние проблемы во Франции, так и Эрдоган свои внутренние проблемы в Турции пытается решить активной внешней политикой. Он пытается перехватить влияние среди религиозной части общеарабской оппозиции, в том числе, среди палестинской оппозиции. В очень большой степени эта поддержка направлена на вытеснение иранского влияния, которое было достаточно велико не только у Хезболлы, но и у ХАМАСа.

Вопрос: Но ХАМАС – суннитская организация? А в Иране большинство населения - шииты.  

Саид Гафуров: Да, эта организация суннитская, но она, тем не менее, пользовалась поддержкой Ирана. Грубо говоря, Иран помогал организациям, близким к этому дереву, которое идет от "Братьев мусульман" – он не очень хорошо к ним относился, но на практике они сотрудничали. Сейчас Турция начинает его оттуда вытеснять.

Вопрос: И претендует на роль нового исламского лидера?

Саид Гафуров: Не думаю, что так будет. Не забывайте и то, что слишком долго идеологией Турции был пантуркизм, а пантуркизм и панисламизм – очень жесткие конкуренты между собой. То, что арабы встанут под знамена той страны, которая совсем недавно проводила антипанисламистские лозунги, очень маловероятно. Это, скорее, попытка Эрдогана сесть верхом, оседлать то движение, которое существует помимо него. Турция – это страна, по которой кризис не очень-то и ударил, и она пытается занять свое место под солнцем. Но тут слишком много других сильных игроков. В очень большой степени это часть натовской политики, поскольку Турция – это член НАТО, и в рамках НАТО они могут начать вырабатывать политику по отношению к исламизму, постараться его оседлать.

|Вопрос: И получится у Турции оседлать?  

Саид Гафуров: Сложно сказать, но думаю, что все-таки не получится по той причине, что слишком много сил будет противостоять их влиянию. И чем больше влияния турки будут приобретать, тем сильнее будет расти противостояние им. Потенциальные конкуренты будут целенаправленно бороться с турецким влиянием.

Вопрос: Кто, в первую очередь?  

Саид Гафуров: Структуры, близкие к Ирану. Турки, конечно, сейчас могут дудеть в одну дуду со странами Персидского залива, но не факт, что это будет длиться долго. Турки и Катар часто выступают вместе, но это разные страны, у них разные программы, интересы. Да, Эрдоган пытается оседлать умеренное крыло исламизма, но я совсем не уверен, что у него получится. Более того, если проведут выборы в Египте, и на них "Братья мусульмане" выиграют и сформируют свое правительство, они достаточно скоро начнут ссориться с турками, потому что те же самые социальные структуры, которые привели Эрдогана к власти в Турции, обречены на конкуренцию с аналогичными структурами в Египте.

Здесь интересно, получала ли Турция карт-бланш от НАТО на эти действия. В силу самого членства в НАТО Турция ближе к западным странам, чем те же арабские шейхи. Не надо забывать, что Турция не заблокировала ливийскую операцию, то есть, ей оказались "должны" англичане и французы.

Вопрос: В таком случае, возможно, Турция претендует не на роль исламского лидера, а на роль плацдарма НАТО для дестабилизации в этом регионе?

Саид Гафуров: Надо сказать, что, например, Сирию турки дестабилизируют вполне самостоятельно. Это делается, в общем-то, согласованно, может быть, но это они делают сознательно. Есть какие-то такие элементы, но членство в НАТО – не решающий фактор. Это одно из средств координации силы, контактов. Цель НАТО конкретна в каждом конкретном случае. Играть в пользу США турки не станут, поскольку экономические интересы сильно различаются. Играть в пользу, например, Греции – совсем смешно. Скорее, можно говорить о том, что роль Турции в НАТО будет расти, в части средиземноморской политики НАТО, хотя это и странно звучит, поскольку НАТО – организация Североатлантического договора.

На мой взгляд, главная роль Турции, все же, будет в том, чтобы способствовать демаргинализации радикальных исламистов, вести их в русле так называемой "демократической политики", чтобы им дали получить свои проценты голосов, свои фракции в парламенте, и чтобы средний, провинциальный капитал, далекий от столицы, получил возможность своего политического волеизъявления. Это, вообще говоря, хорошо, потому что это будет препятствовать его дальнейшей радикализации, с другой стороны, она его и расколет, потому что очень немногие захотят принимать турецкую модель. Очень важно понять, что это не столько турецкий истеблишмент, а именно новые слои национальной буржуазии в Турции, которые начинают проводить свою собственную политику и которая очень сильно отличается от интересов тех, кто живет в Стамбуле. 

Вопрос: Между тем, в Генассамблее ООН готовятся рассмотреть палестинский вопрос. На этом фоне мы наблюдаем конфронтацию Турции и Израиля. Как далеко она может зайти? 

Саид Гафуров:  Что касается конфронтации между Турцией и Израилем, то надо отметить, что Израиль ведет себя по-пиратски, он нарушает все нормы мирового морского права. Турция пытается заставить Израиль соблюдать хоть какие-то правила приличия, но Израиль понятие справедливости вообще не беспокоит. Им хочется захватить посреди моря захватить турецкий корабль - они это делают, а заставить их не делать этого можно только военными силам. Но пока гарантом военной безопасности Израиля является США, Турция не рискнет. 

турция карта|Фото: turkey.byФото: turkey.by

Комментарии 1