Политика

Гейдар Джемаль: "Иначе нас ждет большая война."

Интервью Vesti.Az с председателем Исламского комитета России, известным российским общественным и политическим деятелем Гейдаром Джемалем. 

- Гейдар Джахидович,  вооруженная группировка «Исламского государства Ирака и Леванта» (ИГИШ) стоит в 50 километрах от Багдада. Иран ввел свои элитные подразделения для защиты святынь шиитов, США обещают помощь Ираку. Что творится в Ираке? Чьим проектом является вооруженная группировка? 

-  На самом деле это большой успех, так называемой западной интриги. План Запада заключался в том, чтобы сдвинуть позицию Ирана в мировом сообществе к некоторому признанию, примирительности со стороны Запада с тем, чтобы Иран осуществил свой статус региональной державы. 

Тем самым Иран оказался бы в фокусе ненависти и агрессии широких суннитских сил. Как масс, так и радикальной части суннитской уммы. Если Иран уже ввел свои войска для поддержки Нури аль Малики, то он будет ангажирован в ситуации, которая неизбежно приведет к конфронтации Тегерана со странами Персидского залива. В первую очередь с Саудовской Аравией.

Любая попытка иранцев, пусть даже и миротворческая, приведет к этой ситуации. А ведь неслучайно группировка заявила о том, что намерена захватить не только Багдад, но и Кербалу. Соответственно угроза взять Кербалу мотивирована тем, что она больше может подтолкнуть иранцев на активные действия. Я подозреваю, что ИГИШ сознательно хочет вовлечения Ирана в эту ситуацию. Там уже действуют два батальона спецназа КСИР. Если Иран сунется в эту западную, точнее американскую провокацию концепт американцев по Ближнему Востоку будет реализован.

По плану США, Третья мировая война должна быть развязана минимум на трех фронтах: Тихоокеанский (против Китая), Европейский и Ближневосточный. На ближневосточном фронте первой линией является Тегеран и Эр-Рияд. Сейчас США необходимо, чтобы Иран и Саудовская Аравия сошлись в прямом конфликте. А поводом для этого может стать прямое присутствие Ирана на территории арабского государства.

Я думаю, что Иран все-таки будет вынужден вмешаться. Потому, что падение Багдада – это ослабление Башара Асада, изоляция Сирии. Через Ирак идут очень серьезные потоки поддержки Асаду, Багдад  - асадовский ресурс. Если Багдад падет, ИРИШ захватит власть, то Асад остается в изоляции. Ибо его иранские союзники не имеют прямого выхода на него.

Необходимо также отметить, что за три года Асад ничего толком не добился. Сирийской армии не удалось создать какую-либо новую тактику боя, получить новую технику. В то время как оппозиция совершенствует свои методы, свою боевую работу против асадовской армии.

Если ИРИШ захватывает власть в Ираке – это мат для Асада. Но это только лишь часть большой программы. Украина, Ближний Восток, а скоро и Тихоокеанское направление – тучи приближающего мирового конфликта. Все идет по плану США.

- Пойдут ли американцы на разделение Ирака и на создание «Курдистана»? 

 - Я убежден, что американцы на это пойдут, потому что создание «Курдистана» выглядит совершенно очевидным шагом с их стороны. Я думаю, что американцы сегодня будут сводить счеты со всеми политическими структурами и силами в евразийском пространстве, которые бросили им вызов в период подготовки нападения на Ирак.

Одной из таких политических структур, которая создала проблемы для США, является ПСР и вообще исламское движение Турции под руководством премьер-министра Турции Эрдогана, который, с одной стороны, уступая давлению, шел на компромиссные шаги, но, тем не менее, до самого конца так и не создал «зеленую улицу», не пропустил и всячески чинил препятствия американским войскам. 

Я думаю, что в этих условиях «Курдистан» нужен США для того, чтобы давить на Турцию, создать мощную мину для Тегерана и Сирии. И, что немаловажно, это очень сильный рычаг давления на Южный Кавказ. 

 - Кажется, уже оправдываются Ваши прогнозы - члены ИРИШ распространили в социальных сетях призывы, заявили, что в скором времени создадут на территориях Азербайджана и Турции «исламские государства»…

- Азербайджан стал мишенью вооруженной группировки из-за Эрдогана.  Давайте вспомним историю, приход политических исламских кругов во главе с Эрдоганом к власти был сравнительно незадолго до обострения ситуации на иракском направлении и в значительной мере поменял политическую конъюнктуру.

Потому что Соединенные Штаты привыкли доверять своим, воспитанным в США, турецким генералам, которые никогда не колебались свергать режимы и проводить проамериканскую политику силой. Но в данный момент выяснилось, что США не могут вполне доверять Турции, когда у власти находятся исламисты, даже умеренные. 

Эрдоган был арестован и год провел в тюрьме просто за то, что произнес религиозно окрашенное стихотворение на публичном выступлении. Он был уведен в наручниках (будучи мэром крупнейшего города Стамбул) и брошен в тюрьму. Но сейчас конъюнктура немного изменилась.

Евросоюз принимает меры для того, чтобы ограничить произвол. В значительной мере Евросоюз не принимал Турцию именно из-за того, что генералы не соблюдали конституционных норм. Вот в этих условиях генералы не могли заткнуть рот тем силам, которые победили на выборах, то есть Эрдогану.

В Ираке Эрдогана считали перестроившимся после тюремного заключения и прогнувшимся под влиянием американского и военного шантажа. Но, несмотря на это нелицеприятное о нем мнение иракского баасистского эстеблишмента, он не пошел до конца на сотрудничество, и в результате американцы поняли, что Турция не стопроцентно гарантирует им опорную базу. 

Хочу также заметить, что и в Азербайджане есть неточное и неверное представление о том, что шиизм сконцентрирован почему-то в Иране, и ассоциируется он именно с иранским специфическим своеобразием.

Это не так. Шиитским Иран стал только в 1500 году после того, как шах Исмаил Хатаи завоевал Иран и установил там шиизм в качестве государственного мазхаба. До этого там доминировала шафиистская традиция. Там были сунниты, было очень много суфийских орденов. После 1500 года все изменилось. Сердце шиизма всегда было в арабском Ираке, потому что проблема возникла среди арабов-сподвижников пророка.

Сегодня я убежден, что эти разногласия должны быть переосмыслены. Иначе нас ждет большая война.

Комментарии 0