Общество

Украинский переводчик Корана Михайло Якубович: Фитра привела меня к Исламу

Мы продолжаем публиковать интервью с наиболее знаменитыми мусульманами Украины. Сегодня мы размещаем первую часть интервью с преподавателем Национального университета Острожская академия, кандидатом исторических наук, переводчиком Корана на украинский язык, Михайло Якубовичем. Данный материал может быть интересно тем, что представляет собой, даже не интервью, а скорее беседу двух славян-мусульман: украинца Михайло Якубовича и русского Григория Маврова и затрагивает вопросы о исповедании Ислама в Украине и России, публикуется в содружестве с ресурсом Славяно - исламская лига.

Расскажите, как Вы, украинец, не имеющий никаких связей с Исламом культурно и этнически, пришли к нему?

Благодаря фитре (неискажённой природе человека). Родители сказали, что когда я был маленьким, они решили, что меня никто не будет крестить - никаких ритуалов не проводилось. Они верили, что человек должен достичь сознательного возраста и сам сделать выбор, поэтому, альхамдулиЛях, такой выбор был возможен. То есть со стороны семьи, окружения, не было никаких специально направленных действий, что позволило проявиться фитре. Таким образом, я собой подтверждаю общеизвестный хадис: «Каждый человек рождается в своём естественном состоянии (фитра), и только потом его родители делают из него иудея, христианина или огнепоклонника».

Второй момент, я в детстве читал много литературы по теме Востока, даже по теме исламской традиции, a уже когда учился в школе, то читал Коран - мне тогда было лет 9 (это был перевод Крачковского, издания 60-х годов). Я видел принципиальную понятность и прозрачности всей системы исламской мысли, видел такой уровень дискурса, который не оставляет сомнений. Потом я стал изучать арабский язык, сначала самостоятельно, потом с учителями - выходцами из арабских стран. Некоторое время в Киеве работал, где сотрудничал с мусульманскими организациями, вот так все это и свершилось.

Ваши родители не настаивали на крещении и не давили на Вас, какая же у них была реакция на Ваш выбор?

Хорошая реакция. Никогда не было никаких проблем, никогда не было даже намека. Главное, чтобы человек укреплялся в своей вере и соответствовал высокому идеалу Корана и Сунны. Думаю, если мусульмане будут пытаться так делать, то многие проблемы уйдут сами собой. Мы, конечно, далеки от совершенства, но стремясь к нему, можно свести к минимуму противоречия с родными.

Вы знаете у меня похожая ситуация. Меня, правда, в детстве крестили, в 5 лет. Но родители меня никогда не склоняли в сторону православия и всегда говорили, что это твой выбор.

 

А вы из Питера?

 Нет, я родился в городе с забавным названием Йошкар-Ола.

 

А это Марий Эл.

 Да, это языческая республика, населяют ее русские и марийцы. У марийцев есть языческие капища, верховный жрец, причем это не «новодел», каковым мы можем видеть неоязычество в Украине или России.

 Да, у нас это этнографическое скорее.

Да, а у них язычество имеет традицию. Оно было и в советские годы, как я помню. Их немного «гоняли», но побаивались - они колдовали, наводили порчу. Там происходило много всяких историй, которые даже атеистов заставляли пересмотреть свою картину мира. Возвращаясь к моим родителям, я помню, что, несмотря на напряженное время, а это был 2003 год (война в Чечне, Афганистане, Ираке), в целом реакция была спокойная.

 Да, но, к сожалению, это не у всех так. 

 Как Вы думаете почему украинцы принимают Ислам? Носит ли это характер какой то особой тенденции, как было в России? Например, я и мой близкий друг Харун ар-Руси (Вадим Сидоров) - выходцы из националистической среды. И у нас и у тех, кто принял Ислам в начале нулевых годов очень многое связано с тем, что к власти пришел тот, кто в ней находится и сейчас. И нам стало понятно, что никакого реального национального возрождения не получится, будет имитация возрождения, «ватничество» и попытка снова строить империю, что, как мы видим, и происходит. Mы можем увидеть людей, которые, понимая это рационально или на уровне интуиции, приходили к Исламу через некий опыт активности в националистических организациях. Это не тысячи людей конечно, но десятки или сотни точно.

 Мое принятие Ислама так же выпадает на этот период. Я думаю, что в Украине немного по-другому. Принятие Ислама происходит в регионах нетрадиционных. Если на западной Украине кто-то начинает такой путь, это скорее исключение, потому что западная Украина традиционна, и это в какой-то степени реакция на ту «попсовую» духовность, которую нам навязывает постсоветская церковная машина. И в Украине мы сейчас видим глубочайший кризис продукта, предлагаемого этой машиной. Рассказы о некой духовности, о некой «христианскости» населения, подбадриваемые извне, сами видите, до чего довели. Есть же такие проблемы как коррупция, как общий аморальный настрой. И реакцией на него может стать только поиск каких-то вариантов более прозрачных.

 Сейчас (после событий 2013-2014, которые продолжаются поныне и неизвестно чем закончатся) начался именно национальный подъем многих украинских мусульман. До этого многие из нас не ставили украинскость во главу угла. Сегодня же - это один из наиболее заметных маркеров и поэтому нам, украинским мусульманам, становится интересен опыт мусульман Балкан, например Боснии, то есть славян-мусульман. Ведь кто такой босниец? Это мусульманин-славянин. Поэтому механизмы есть разные, есть вопрос происхождения, либо вопрос семейный - например, много женщин принимают Ислам, когда выходят замуж за мусульман.

 Есть момент интеллектуального выбора, т.е. у человека начинаются духовные искания, потом он вдруг выходит на исламскую литературу, потом он, собственно, понимает, что именно в этих книгах есть ответы, которые в других текстах или дискурсах он не обнаружил. То есть я бы не выделял какой-то единой тенденции, но в связи с последними событиями, может она и появится. Исламское сообщество стало еще более проукраинским, а проукраинское исламское сообщество - это нечто новое в истории религии в Украине, то, чего ранее не наблюдалось. Mы можем выделить отдельные исторические эпизоды, факты – во времена казаков или так называемых литовских татар - они жили в Украине. Но именно как тенденция этот процесс возникает только сейчас, поэтому нужно посмотреть, как будут развиваться события. Дай Бог, чтобы всё развивалось именно в таком ключе как сейчас.

ИншалЛах. А как сами украинцы относятся к тем украинцам, которые стали мусульманами?

 Для многих это шок. Часто воспринимают это с каким-то тайным или явным подозрением. Ислам рассматривается как некий отход от традиции, как потеря идентичности и часто все это ассоциируется с влиянием каких-то этносов, кавказских или ближневосточных, т.е. как бы человек не столько перешел в Ислам, сколько стал похожим на иностранцев. Ещё раньше была стойкая ассоциация с терроризмом, особенно с 2001 года, после известных событий.

Клеймо исламского экстремизма, терроризма из российских СМИ перекачивалось в украинские. К сожалению, даже сейчас, когда многие украинские журналисты выступают против таких понятий как неонацисты, мы, конечно, смеемся: нет тут никаких неонацистов, но тем не менее эти же журналисты используют такие понятия как исламский экстремизм. Поэтому я и говорю: вы же понимаете, что это точно такой же штамп, как и «необандеровец», а в слове «бандеровец» уж точно нет ничего плохого, даже наоборот. Поэтому, более консервативные регионы воспринимают украинских мусульман с подозрением.

В целом, в Украине какие-либо антиисламские выпады - большая редкость. В Крыму были такие случаи, но Крым оказался уже в совсем другой реальности, не украинской. Она, впрочем, и не была украинской, имперско-советский дискурс как был, так и есть. Если рассматривать крупные города, то уровень исламофобии – почти нулевой. Я вообще о нем не могу говорить, он крайне низок. Могут быть какие-то отдельные проявления, которые не то, что выше, а даже ниже, чем в европейских государствах. У нас нет проблем со строительством минаретов, у нас нет проблемы хиджаба, у нас нет многих других проблем, которые есть в Швейцарии, Франции, Бельгии. У нас и мусульман, конечно не столько, но ничего подобного, что происходит там, в Украине я не замечаю. Даже наоборот.

Как насчет отношения к исламу в правой, националистической среде, как они относятся к мусульманам-украинцам?                

 Сразу скажу: у нас таких националистических сил, как в ЕС (в Венгрии или в той же Германии, Австрии), сравнительно мало. Есть правопопулистские партии, известная парламентская партия «Свобода», у них в свое время были кое-какие замечания касательно «понаехавших» иностранцев, но это было в прошлом. Сейчас я не вижу у них риторики, напоминающей «исламофобскую».

Что касается других правых групп, то сейчас все они переключились на критику российской интервенции, гибридной войны и вопрос «Ислам как враг» не поднимается никем. Мне неизвестна ни одна группа, которая бы в Украине, если не считать некоторых протестантских центров, воспринимал Ислам как угрозу. Такого нет. В рядах некоторых националистических организаций состоят даже мусульмане, они симпатизируют идеям национализма, причем правого национализма. Есть такая тенденция и проблемы в этом я не вижу, что может показаться пародоксальным, но с точки зрения опыта Евросоюза, в Украине все сплелось под влиянием внешней угрозы, которую все уже наконец-то осознали.

Вы перевели Коран на украинский язык, расскажите, как это произошло. Это первый перевод смыслов Корана на украинский язык?

 Если говорить о первом полном переводе с арабского, да еще и опубликованном, то да, это первый труд. Были частичные переводы с арабского, были переводы не с арабского (русского и немецкого) еще и не опубликованные. Первый перевод Корана во Львове сделали 100 лет тому назад, это был перевод с немецкого языка, но работа осталась рукописью.

 Кажется, Льюс Кэрролл сказал: «Я пишу те книги, которые я хотел бы прочитать». Помню, как в своё время, я очень хотел почитать Коран на украинском, но не мог это сделать – были только фрагменты. Читал на русском, потом английском, на польском - на тех языках, которыми я владею, но я хотел почитать его именно на украинском. И я сделал то, что необходимо, чтобы те многие люди, которые хотят прочитать Коран на украинском, смогли это сделать. Так, еще в 2006 году родилась идея перевода, мне тогда было 20 лет, и я начал работать над реализацией идеи. В 2013 году идея превратилась в реальность – перевод вышел в свет. Там есть и комментарии, их не так много, но они помогают читателю кое-что понять.

Я хотел, чтобы это был красивый литературный украинский язык, без каких-то неологизмов, без русизмов, влияния советско-украинской грамматики. И чтобы этот труд был читабелен, чтобы читатель мог получить от этого труда удовольствие, если человек не получает удовольствие от чтения, он закрывает книгу, особенно в наше время, когда уж читать есть что. Ну и цитирования, у наших я встречал некоторые диссертации, где цитировали Коран на украинском, но в переводе, там было так: русский перевод с английского текста. Т.е. получается, арабский, английский, русский, украинский, представьте себе - какая потеря смысл! Когда я увидел эти цитаты, то лишь отдалённо разглядел в них те или иные аяты. Соответственно, эту проблему надо было как-то решать и даже мой перевод этой проблемы до конца не решил. Находятся люди, которые берут перевод Крачковского (там довольно дословный перевод, который во многих моментах хорош, во многих - нет) и лепят с него украинский перевод. Поэтому надо больше работы, больше изданий, больше текстов, тогда будет больше эффекта, иншалЛах.

Есть ли у мусульман Украины осознание себя именно украинскими мусульманами, а не просто мусульманами, живущими в Украине?

 Есть, именно с 2013 года начался этот процесс, и касается это не только мусульман украинцев, но и арабов, татар, мусульман других национальностей, для которых важна не кровная, а гражданская идентичность.

Это то, к чему и надо стремиться – не просто декларация, которая была у многих раньше, а то чувство, которое появляется у многих молодых мусульман, родившихся и выросших здесь, не мыслящих для себя иной родины, даже если они покинули Украину и переехали в другие страны. Ведь сейчас столько из Крыма выехало столько людей! Например, в Турции у меня несколько таких знакомых сейчас - они все равно мыслят себя в этих традициях, интересуются, и я думаю, что сейчас их идентичность уже проявилась. Нужно только ждать институционных возможностей (а они будут), чтобы это проявление оформить. Наибольший игрок (это ДУМ Крыма) ушел, он в другой правовой реальности, как бы мы к этому не относились, но эта другая реальность. Сейчас появятся какие-то новые веяния, есть часть татар, переехавших в континентальную Украину и уже здесь пытающихся оформить какие-то движения, которые будут носить происламский и проукраинский характер. Т.е. феномен украинских мусульман уже возник.  

Скажите, а были ли в среде украинских мусульман идеи сообща переселиться в какую-то местность, организовать коммуну, исламскую деревню. Возможно туда, где остались следы османского прошлого, например, старые мечети, медресе и т.д.? Власти Украины никогда не были тоталитарны, как скажем, в одной соседней стране, где такое движение мусульман рано или поздно было бы пресечено, а сами мусульмане оказались бы в местах не столь отдаленных.

B таких поселениях можно достичь определенной гармонии и с Богом, a так же жить, не вредя природе. Вы знаете, на Западе возникло такое явление как пермакультура, одним из ее пионеров является Джеф Лоутон, кстати, мусульманин из Англии, он живет в Австралии, не афиширует то, что он мусульманин, но посредством пермакультуры стремится реализовать, в том числе, и исламские ценности. Мы так же знаем, что многие исламские ученые, например шейх Усман Дан Фодио, выделяли занятие сельским хозяйством в числе одного из самых приоритетных для мусульман.          

 Я встречал такие идеи у мусульман, просто эти идеи не оформлены в виде определенного проекта. Некоторые мусульмане так и живут - пытаются обустраивать свой двор и соседство.

В Украине сформировался анархический менталитет, поэтому украинцы испытывают слабый уровень доверия к власти, может с этим и связаны те процессы, которые происходят. Поэтому, чтобы украинцы съехались и построили какое-то поселение… Вряд ли. Они скорее будут растворяться среди различных групп населения и там осуществлять призыв к Исламу. Если формировать такую организацию, то будет угроза того, что сообщество станет изолированым и будет формироваться как какая-то секта. Я не думаю, что подобное поселение возможно. Для реализации такой идеи нужно иметь сообщество украинских мусульман, реальное сообщество, а не то, что представляют из себя некоторые украинские организации мусульман, действующие по формальному принципу.

Должны быть реальные люди, которые будут обмениваться идеями и реализовывать их, чтобы сформировать «дар уль хиджра». Хотя сейчас есть миграция из Крыма, миграция из восточных регионов. Возможно, сама жизнь продиктует такие обстоятельства, когда придется занять какой-то населенный пункт, какую-то улицу, построить мечеть. Это то, что, в принципе, делают европейские мусульмане - правда, не в отношении сельского хозяйства, а в отношении поселения в своих особых районах.

И в таких явлениях есть и позитивный опыт, и негативный. На данный момент, я так оцениваю подобную возможность, поскольку сейчас в Украине я таких движений не наблюдаю. Нет таких замыслов, по крайней мере, серьезных.  

 продолжение следует ....

Комментарии 0