Политика

Создание новых епархий не улучшило положение РПЦ на Северном Кавказе

Сегодня в федеральном информационном пространстве говорят о масштабном наступлении  радикального ислама в Северокавказском регионе. Участие других конфессий в жизни этого субъекта России отодвинуто на второй план. Данный материал не носит критический характер, а ставит целью показать проблемность религиозного компонента самого государствообразующего конфессионального сообщества страны – христианства.

Некогда единая и могущественная Русская православная церковь с приходом нового патриарха  переживает некий слом традиционной формы работы приходов организации.  Новая форма церковной бюрократии подстегнула шансы нетрадиционных религиозных организаций  к  покорению паствы РПЦ, слабость позиции которой придала уверенность новым церквям в ареале территориальных верований. На примере Республики Дагестан можно наблюдать, как в действительности обстоят дела православии в Северокавказском регионе  и на Кавказе в целом.

Эксперты считают, что реорганизацией епархий на Северном Кавказе РПЦ пыталась усилить свое влияние в регионе,  однако, спешные кадровые перестановки и скорое создание новых епархий дали свои отрицательные результаты и выявили обратную сторону этих решений, а   происходящее на Северном Кавказе они склонны считать кризисом РПЦ, ее неспособностью отвечать современным потребностям прихожан. Свою роль сыграл и перевод, а фактически  уход в тень и как следствие в опалу со стороны руководства Русской православной церкви  таких авторитетных фигурантов межконфессиональной среды как архиепископы Ставропольский и Владикавказский Феофан (ныне Челябинский) и Бакинский и Прикаспийский Александр (ныне Азербайджанский).

Мощная динамика развития протестантских и католических организаций подразумевает отбор именно верующей православной молодежи из региональной паствы РПЦ. Мониторинг состояния православной церкви в Дагестане, а на ее примере и всего региона СКФО, показывает отсутствие притока молодежи в православное лоно. Зато с обилием их присутствие можно наблюдать в Церквях «Осанна», Адвентистов седьмого дня, Баптистов, Пятидесятников, Евангель­ских христиан, Свидетелей Иеговы, церкви последнего завета Виссариона, Международном обществе сознания Кришны, Сайентологии, последователей учения Порфирия Иванова «Внутренний круг», Сатьи Саи Бабы, а также в территориальных подразделениях католической церкви в России. В этом  году список пополнили Греческая церковь и «Мармоны» с доктриной «Новые Свидетельства об Иисусе Христе». Растет  и общее число привер­женцев протестантизма. Обратите внимание на то, что мы не говорим об индуистских, ламаистских, бахаистских и подобных им течений, каких тоже оказалось немало, и они тоже расширяют свое влияние. Развитие нетрадиционных религиозных движений беспокоит и мусульманское духовенство Дагестана. Но, в первую очередь, это протекторат и духовная юрисдикция именно Русской православной Церкви.

Архиепископы, протоиереи, иереи, священники, дьяконы, пономари, помощники, ученики 19-ти приходов РПЦ в Дагестане за прошедшие годы не смогли сделать столько, сколько сделали за очень короткое время представители НРД. Подобная картина складывается по всему СКФО.

Новоявленные Церкви выступают за  упрощение обрядности.  Протестантизм в Дагестане и в других Северокавказских республиках  вы­ступил инициатором экуменического движения, т.е. движения за преодоление раскола христианства. На фоне недавнего известного выхода группы священнослужителей из РПЦ, эта акция в региональном аспекте становится актуальной. Заявленное ранее усовершенствование церковной организации РПЦ в Северокавказском регионе, так и осталось пустым заявлением. Хотя, известно, что  патриарх Кирилл, уделяет особое внимание Северокавказскому направлению и наверняка обеспокоен сложившейся ситуацией.

Специалисты государственно-религиозных отношений считают, что решение Священного Синода Русской православной церкви о разделе крупных и уже сложившихся епархий ошибочным, а возможно и самой роковой ошибкой православия на Северном Кавказе. Прежде всего, не была учтена вся политическая и иная сложность Кавказа и ситуации в регионе. К примеру, рядом с Северной Осетией находится Южная, где в религиозной жизни доминирует греческая церковь, что уже усложняет рост влияния Владикавказской епархии, а соответственно и Махачкалинской, так как это ведомство одной епархии. Свою политику в отношении северного соседа проводит и Южная Осетия, откуда идут серьезные веяния, посредством активизации миссионерских и волонтерских организаций.

Теперь в центре города Махачкалы, как и в других городах СКФО (кроме Чечни) представители  этих церквей свободно раздают свою литературу, аудио и видео продукцию, агитируют молодежь вступить в их ряды, хотя большинство из этих организаций не имеют лицензии на ведение церковной деятельности. У этих организаций есть свои подразделения и в других городах и районах республики.

Обратите внимание на данные официального сайта президента Республики Дагестан датированные 01.01.2010 г. (раздел религия) 

Христианские объединения. Христианство по числу своих последователей занимает в Дагестане второе место после ислама. В настоящее время в Республике Дагестан действует 49 христианских религиозных объединений, из которых 18 православных, 28 протестантских,  2 армянских религиозных общества, 1 общество старообрядцев. Общее число служителей культа православных приходов в РД составляет 23 человека. На территории РД православные приходы разделены на два округа - Махачкалинское благочиние и Кизлярское благочиние, которые входят в состав Бакинской и Прикаспийской Епархии Русской Православной Церкви Московского Патриархата (возглавляет епископ Александр). При православных храмах периодически функционируют воскресные школы, в протестантских объединениях  -  библейские курсы (у адвентистов – субботние уроки, у баптистов, пятидесятников и евангельских христиан – библейские чтения, у свидетелей Иеговы – теократические школы).

Эти данные давно устарели. В Дагестане даже епархия уже другая, а на информационном портале президента республики они до сих пор не изменены. Они идентичны сведениям Комитета Правительства Республики Дагестан по делам религий - бывшей структуры по религиозной политике Дагестана упраздненной Указом президента РД  № 54 от 3 марта 2010 года. Ощущение складывается такое, что ничего не меняется, и это в самом насыщенном с точки зрения религиозных процессов субъекте страны и СНГ, а возможно и Европы. Отсутствует работа республики в конфессиональной сфере. Данные не могут сменить, потому что не знают, что происходит в Дагестане, а в таком регионе информацию следует менять ежеквартально, или хотя бы обновлять их. Вся проблема в том, что процессы упущены, они вне поля профильных ведомств. Только за последние годы количество адептов сект в республике увеличилось в разы.

Удивительно, но факт, единственным  регулятором отношений среди сект, ее основным сдерживающим фактором на данном этапе стал именно ваххабизм, который давит, иногда и в буквальном смысле представителей этих организаций. Только их боятся НРД. Джамааты в очередной раз показывают свое господство в молодежной среде и на улицах.

Добавлю, что на улицах городов Дагестана полно надписей на стенах, призывающих к джихадистской форме жизни. Показателем недоверия Республике является растущие обращения граждан в шариатские суды, в том числе и этнических русских, не нашедших правду в официальных структурах в силу тотальной коррупции. Шариатские или как их называют простые люди «народные суды» нелегальны по закону, но эффективны на практике…

Паства РПЦ на сегодня составляет примерно 18 тысяч верующих, хотя декларируется цифра гораздо выше реального около 25. Ничтожно малая цифра для Дагестана - одного из самых крупных территориальных субъектов России, по сути южного форпоста страны, его стратегического плацдарма, где по материалам последней переписи населения живут  4,7%  людей русской национальности, это  120.875 человек.

В реальности же оказалось, что протежированные Синодом религиозные деятели РПЦ на Северном Кавказе не могут говорить о проблемах общества современным понятным языком, а влияние церкви на светскую жизнь и общество сводится к нулю. РПЦ уже потеряла роль общественно значимой организации в регионе, оказывающей влияние на духовно-нравственную атмосферу. Вся проблема в том, что  церковнослужители не видят своей миссии вне культа, а потому и не могут достичь успехов ни в одном из направлений в достижении поставленных патриархатом РПЦ задач. Православные лидеры оказались не способны давать оценку значимым событиям в жизни регионального сообщества. Они практически не дают комментариев для СМИ, не разъясняют официальную церковную доктрину, не рассказывают о проводимой политике  православной церкви, о мероприятиях, о мнениях религиозных деятелей хотя бы по особо значимым вопросам.

Зато, все это с огромным энтузиазмом делают региональные пресвитеры протестантов и руководители культов нетрадиционных религиозных движений. Они ведут активную публичную деятельность: созывают пресс-конференции, сотрудничают с общественными организациями и объединениями, проводят социальные и благотворительные акции, направленные на завоевание доверия со стороны населения, пиарят себя и свою церковь всеми возможными способами, подчеркивая свое влияние на сердца и умы молодежи. В отличие от них, РПЦ потеряла силу для сплочения и консолидации граждан, нет былого отражения интересов общества объединявших людей в непростых для региона ситуациях. Деятельность РПЦ на Северном Кавказе до реорганизации оценивалось выше, чем сегодня. Как и предполагали эксперты, расчленение епархий стало началом разрушения системы, которая создавалась столетиями, объединенными усилиями колоссального числа служителей Русской церкви, что ослабило и без того тяжелое положение православия на Северном Кавказе.

 «Православное» планомерно начинает уступать «католическому, протестантскому». И это только начало. Следует еще учесть, что в таком патриархальном и консервативном регионе как Кавказ, «Священство» РПЦ так и не смогла ответить на самый главный вопрос, поставленный в свое время владыкой Феофаном: «Что нужно сделать на Северном Кавказе?». Уже с уверенностью можно сказать, что отсутствует взаимодействие между епархиями как самостоятельными иерархическими единицами, призванными решать конкретные задачи на вверенных им территориях.  Нет влияния на процессы строительства взаимоотношений между субъектами федерации в Северокавказском регионе. Того самого что ждали от РПЦ на Северном Кавказе, а это означает, что нет столь важной на всем Кавказе совместной  борьбы  с  недугами общества, его нравственного оздоровления, а значит нет и миротворчества.

В рекомендациях новые епископы были охарактеризованы как люди подготовленные, имеющие  богатый опыт служения, чтобы успешно применить его на духовных постах единой церковной епархии. Новички так и не смогли превратиться в авторитетных пастырей, заслужить былого величия предшественников.

С точки зрения простого прихожанина и обывателя нет верного служения православию и Отечеству. Нет решений, которые показали бы властям региона и народу, что  РПЦ - это опора государства и основа стабильности общества. На деле происходит полная закрытость епархий  РПЦ в СКФО, что вызывает «нездоровые» дискуссии  в обществе и самой православной среде, а состояние  епархий серьезные  опасения не только у специалистов, но и простых верующих. Все чаще звучат мнения о необходимости назначения над епархиями лица способного объединить и православное и инакомыслящее сообщество, остановить отток молодежи от православной церкви на Кавказе, придать РПЦ статус межконфессионального лидера  в регионе.

В Священном Писании для православных указано волей Господней не делить людей на верующих и неверующих, относиться к каждому как образу Божию, в том числе и инославным, т.е. представителям иной веры. Православные храмы, построенные в городах и районах СКФО, постепенно пустеют от отсутствия работы церковных священнослужителей по привлечению молодежи, а в существующих и строящихся храмах, где по определению должен  будет жить русский человек, сегодня присутствуют пожилые люди. Очевидно, что в РПЦ есть проблемы  подготовки священников с учетом ментальности, культуры и традиций региона служения.

Хотел бы затронуть еще один значимый сектор в деле укрепления духовных основ. Отсутствует плодотворное сотрудничество со СМИ или как говорят сами служители православия соработничество, обязанного нести людям правду и веру. В настоящее время, когда ситуация на Северном Кавказе неблагоприятная Церковь так и не становится помощником государства в деле укоренения на Кавказе русского населения и усиления ее влияния как авангардной силы в противостоянии сепаратизму.

На деле же вышло, что увеличение числа духовных руководителей подчеркивает потерю позиций, а  никак не усиление православия на Кавказе. Новые Северокавказские кафедры заняли архиереи, чья жизнь глубоко не связана с этим сложным регионом, где различные части Северного Кавказа резко отличаются по специфике и представительству православных верующих. Практика показывает, что сложившееся с приходом нового патриарха мнение о том, что  сложными и разнородными православными приходами Северного Кавказа легче руководить нескольким епископам оказалось явно не состоятельным. Патриархат не смог дать должной оценки геополитическим последствиям разделения епархий, благодаря чему Кавказу уже никогда не стать оплотом православия. РПЦ не учитывает реалии политической ситуации, из-за чего  церковные нововведения, усиление «русскости», усиление православия на Северном Кавказе оказались не восприняты, прежде всего, самим «служением» Русского православия.

Оценкой эффективности новых епархий являются и вопросы оттока русского населения  и достижения единства в казачестве. Пока что ни на одном из этих и других поприщ успехов РПЦ нет, наоборот  произошло размежевание приходов региона.  Православное пространство распалось на исконно русские и казачьи районы, появились разрозненные славянские общины, существующие в окружении мусульман, что оставляет их наедине со  стремительной исламизацией общественной жизни, по сути, бросая последнее сосредоточие духа русского патриотизма на пути радикального ислама. Такая обстановка усиливает разговоры на тему епархий в части отсутствия отстаивания интересов православия, русского народа, славян, и казаков. Общественность в такой ситуации обеспокоена, что опять таки не вызывает настороженности Северокавказской РПЦ.

Надо отметить, были  высказывания против создания новых епархий, и  в первую очередь  со стороны славянских общественных организаций. Епархий стало больше, а качества меньше, при этом нет должной оценки деятельности самих епископов.

Гереев Руслан Маликович - руководитель группы мониторинга молодежной среды Республики Дагестан, эксперт по межконфессиональным вопросам Центра исламских исследований Северного Кавказа

Автор: Руслан Гереев

Комментарии 0