Общество

Почему новый российский патриотизм хуже советского

В ответ на угрозы Запада наложить новые санкции на Россию, если Москва не изменит своей политики в отношении Украины, российские окологосударственные СМИ разворачивают пропагандистскую деятельность в масштабах, напоминающих, по словам критиков, о временах Советского Союза.

Москва встретила меня настоящей летней жарой. Опьяняющий запах сирени долгими теплыми вечерами неудержимо тянул людей на улицы и бульвары.

В один из таких вечеров на берегу Москва-реки несколько подгулявших студентов попытались втянуть меня в разговор после чего, пошатываясь, пошли дальше.

В это время года в Москве постоянно царит легкое ощущение праздника: зима наконец-то закончилась, и впереди несколько драгоценных теплых и солнечных месяцев.

Но в этом году обычная весенняя эйфория подкрепляется переполняющим чувством гордости за то, что Россия показала всему миру, кто в доме хозяин. Всплеск уверенности в себе и в своих силах после долгих унизительных лет, последовавших за распадом Советского Союза.

Глянцевая пропаганда

"Мы в ударе. Никто не сможет нас сейчас остановить", - сказал мне один главный редактор, работающий на телевидении.

"Сначала Олимпиада в Сочи, потом мы вернули себе Крым, - говорит мне прохожий на Красной площади.- А теперь мы еще и чемпионат мира по хоккею выиграли".

Складывается ощущение, что каждый здесь будто зритель какого-то спортивного соревнования. Повсюду наблюдается отстраненное упоение, как будто у этой оргии патриотизма нет и не будет никаких последствий, так что и вовсе нет смысла рассуждать, к чему это все может привести.

Автобус, на котором написано: "Мы - чемпионы"

Справедливости ради надо сказать, что большинство здесь следит за развитием событий на Украине исключительно по российскому ТВ. Количество всевозможных телеканалов, находящихся под полным контролем государства, поражает воображение.

Все эти лоснящиеся, щедро финансируемые каналы транслируют одну-единственную, с незначительными вариациями, версию происходящего на Украине. Час за часом в эфире идут отшлифованные, эмоционально заряженные, ударные репортажи, наложенные на драматическую, возбуждающую музыку, вызывая учащенное сердцебиение.

Противостоять такому напору и натиску тяжело.

Официальная версия происходящего на Украине, передаваемая в эфире денно и нощно, звучит так: насилие на востоке страны – это целиком вина Киева; Украина кишит ненавидящими Россию неонацистами и фашистами; США за кулисами подливают масла в огонь, в то время как Россия пытается выступать в роли миротворца.

Сталинистская пропаганда

"Это агрессивная и вводящая в заблуждение пропаганда хуже, чем всё то, что я наблюдал в Советском Союзе", - говорит мне Лев Гудков, руководитель независимого аналитического Левада-центра.

Издатель и главный редактор журнала "Новое литературное обозрение" Ирина Прохорова идет еще дальше в своих оценках, называя эту пропаганду сталинистской. По ее словам, она напоминает ей об антизападной истерии конца 1940-х, когда над страной висел страх репрессий.

Военный парад в Москве в 1947 году

Военный парад в Москве в 1947 году

Либеральную российскую интеллигенцию беспокоит то, что агрессивный тон пропаганды направлен и на несогласных с политикой государства россиян.

С тех пор как Владимир Путин в своей теперь уже исторической речи после взятия Крыма заявил, что он не потерпит "пятую колонну предателей родины", российская оппозиция чувствует себя в осадном положении.

"Только в этом году нас уже проверяли четыре раза. Мы живем в подвешенном состоянии – в любой момент нас могут закрыть", - говорит Лев Гудков.

"И будьте осторожны в том, что вы напишете о нас", - чуть ли не шепотом говорит мне один из университетских преподавателей. – Вы понимаете, какая здесь сейчас ситуация".

Дугин и его идеология

Что или кто создает этот агрессивный антизападный настрой?

На четвертом этаже главного здания МГУ на Воробьевых горах на кафедре социологии находится комната, в которую ведет дверь с вывеской "Центр консервативных исследований".

Здесь же находится офис главы этого центра, профессора Александра Дугина, который приветствует западные санкции, потому что он хочет, чтобы Россия поссорилась с Западом. Он также считает, что президент Путин должен вторгнуться и обязательно вторгнется на восточную Украину.

Когда-то Дугин был маргиналом, но теперь он считается идеологом нового российского консерватизма. Его длинная седая борода делает его похожим на Александра Солженицына - еще одного мыслителя, мечтавшего об объединении всех славянских земель.

В отличие от Солженицына Дугин говорит на языке постмодернизма, а не религии, и фокусируется она на политике, а не на духовности.

На его рабочем столе посреди книг и недопитых чашек кофе - не иконы, а георгиевские ленты, которые теперь носят на рукавах мятежники на востоке Украины, подчеркивая тем самым свою преданность России.

Знает ли он этих сепаратистов? Да, конечно, говорит он, некоторые из них – его друзья. Дает ли он советы Кремлю? Встречался ли он с Путиным? В ответ на эти вопросы Дугин хитро улыбается.

"Это личные вопросы, я не буду на них отвечать".

Всплеск патриотизма – предвестник заката?

Напрашивается вопрос: как долго продержится этот новый консервативный, патриотический настрой в России?

Ирине Прохоровой интересно, не является ли эта волна патриотизма предвестником заката авторитарного режима, его последними спазмами, как это произошло в конце 1940-х на исходе сталинской эры.

Лев Гудков, наоборот, полагает, что патриотические настроения и рост популярности Путина могут продержаться долго: по крайней мере, этого народного энтузиазма хватит на то, чтобы Путин мог вновь переизбраться в 2018 году. А это означает, что, если Путин будет в добром здравии, он будет править Россией как минимум до 2024 года.

Комментарии 0