Среда обитания

Сенсационные откровения главного свидетеля по делу Амирова

Ключевым эпизодом третьего дня процесса Саида Амирова и Юсупа Джапарова стал допрос бывшего помощника прокурора Кизляра Магомеда Абдулгалимова, известного также как «Колхозник» или «Мага-Колхоз», на чьих показаниях строится вся аргументация обвинения. Как стало ясно из слов Абдулгалимова, перед судом в его лице предстал подпольный миллиардер, крупный меценат и страстный коллекционер оружия.

Разминка на эмоциях

Первым свидетелем, чье выступление открывало заседание 28 апреля, был водитель Абдулгалимова Мурад Алиев. По версии обвинения, он несколько раз подвозил Колхозника к зданию махачкалинской мэрии, где тот якобы встречался с Саидом Амировым и в частности получил от мэра Махачкалы поручение приобрести ПЗРК, из которого планировалось подбить самолет с Сагидом Муртазалиевым на борту. Из показаний Алиева следовало, что таких поездок к зданию мэрии было три: в апреле, июне и августе 2012 года, и в одну из них Абдулгалимова встретил на месте лично Джапаров. «Знаю, что Абдулгалимов ходил в администрацию к Саиду Джапаровичу», — добавил Алиев.

Судя по тому, что рассказал Алиев, в его служебные обязанности входили далеко не только транспортные услуги. Помимо этого, он курировал ряд строек, которые финансировал Абдулгалимов (в том числе реконструкцию детсада в Каспийске за счет своего патрона), был его охранником (по словам Алиева, у него имелся карабин «Сайга») и курьером по особым поручениям («за семьей смотрел, «менял валютку»).

К сожалению, адвокаты не поинтересовались у Алиева, каким образом он так быстро стал доверенным лицом Абдулгалимова, ведь, если верить Алиеву, то они были знакомы всего лишь с 2010 года — едва ли столь ценный помощник мог прийти к Абдулгалимову с улицы. Тем более, Алиев был хорошо осведомлен о том, что его шеф проявляет большой интерес к различному оружию: «Я видел у него два пулемета, винтовки, пистолеты. Видел несколько раз, как он покупал оружие. Он при всех его дарил, когда приезжали его знакомые».

Однако во время своего отсутствия в Дагестане в первые месяцы 2012 года Алиев, по его словам, «много чего передумал» и решил провести за Абдулгалимовым наблюдение при помощи диктофона, установленного в помещении «М-Клуба» — развлекательного заведения в городе Каспийске, которое принадлежало Колхознику. Из диктофонной записи Алиев и узнал о том, что Абдулгалимов намерен приобрести ПЗРК, — якобы он разговаривал об этом с неким «военным с чеченским акцентом», причем в беседе фигурировали и другие виды портативного ракетного оружия, например, ПТУРС (противотанковый управляемый ракетный снаряд).

Кроме того, по словам Алиева, Абдулгалимов при нем искал информацию о ПЗРК в интернете, а также обсуждал этот вопрос в присутствии других людей, хотя никого из них, кроме одного из братьев Абдулгалимова, Алиев не назвал. В то же время он несколько раз подчеркнул, что частым гостем в «М-Клубе» был Юсуп Джапаров, — причем не только когда там находился Колхозник. 

Задержали Алиева 15 марта 2013 года, примерно через полгода после ареста Абдулгалимова. Через довольно продолжительное время после этого при медицинском освидетельствовании оказалось, что на теле Алиева имеются повреждения. По его словам, врачам при осмотре он сказал, что упал, но на допросе в суде сообщил, что избили его при задержании, которое осуществляло 9 человек, просто телесные повреждения долго не сходили. Адвокаты Амирова и Джапарова попытались прояснить детали, но председатель по просьбе прокурора эти вопросы снял.

Тем не менее защите удалось приобщить к делу ходатайство о противоречиях в показаниях Алиева, основанное на любопытном несоответствии в данных об эмоциональном состоянии Абдулаглимова после предполагаемых визитов к Саиду Амирову. В ходе предварительного следствия Алиев показал, что в последнюю поездку с Абдулгалимовым к махачкалинской мэрии в начале августа 2012 года тот вернулся к машине в «очень плохом настроении». Однако на суде Алиев сказал, что настроение у его шефа было «чуть приподнятое», при этом Абдулагалимов заметил, что «скоро все нормально будет».

Подпольный олигарх в декрете

Показания самого Магомеда Абдулгалимова, данные им на суде, подтвердили ряд показаний его шофера, но в некоторых важных деталях значительно отличались от той информации, которую представил Мурад Алиев. 

Прежде всего, Абдулгалимов вспомнил всего об одной совместной поездке с Алиевым в мэрию Махачкалы в 2012 году. А до этого Абдулгалимов был в кабинете мэра Махачкалы лишь один раз, когда его, работника прокуратуры, переводили из Махачкалы в Хасавюрт. Абдулгалимов тогда (очевидно, в качестве приятеля племянника мэра Юсупа Джапарова, с которым он был знаком еще с 2004-2005 годов) рассчитывал с помощью Саида Амирова остаться в Махачкале, но перевод в Хасавюрт все же состоялся.

Однако в конце января 2012 года, согласно показаниям Абдулгалимова, он в сопровождении Джапарова прибыл в мэрию Махачкалы, где встретился с Саидом Амировым — тогда, собственно, и возник вопрос о приобретении ПЗРК. Хотя в начале разговора Абдулгалимов и Амиров обсуждали «бытовые вопросы», которые, как оказалось при более подробном расспросе адвокатов Амирова, имели отношение к городу Каспийску. В частности, Абдулгалимов сообщил, что он проводил в городе-спутнике Махачкалы ряд работ по благоустройству: «Такая деятельность была. Я занимался меценатством».

Неожиданное появление в этом «бытовом» контексте вопроса о ПЗРК Абдулгалимова, по его словам, не смутило — даже несмотря на то что он якобы был в кабинете Саида Амирова второй раз в жизни.

- Это было пожелание или просьба? — спросил Колхозника адвокат Владимир Постанюк по поводу ПЗРК.

- «Надо найти». Я понял, что в этом есть необходимость.

- Вам не показалось странным, что Амиров просит вас приобрести ПЗРК?

- Нет.

- Возможно, это было связано с вашими определенными, так сказать, наклонностями? — намекнул адвокат.

- Наклонности мои состояли в том, что я был в состоянии приобрести оружие, — без паузы ответил Абдулгалимов.

- Вы раньше его приобретали?

- Конечно. Довольно часто. В целях личной безопасности.

По словам Абдулгалимова, покупая оружие, он понимал, что совершает незаконные действия, но в случае с ПЗРК в них был и еще один мотив — якобы «призом» за выполнение этого задания должен был стать пост главы администрации Каспийска. Именно поэтому Абдулгалимов приобрел ПЗРК за свои деньги — 150 тысяч долларов.

- Это достаточно значимая сумма даже для Москвы, — заметил Владимир Постанюк.

- Для меня это незначительная сумма, — невозмутимо сообщил Абдулгалимов. — На момент моего задержания мое состояние составляло около миллиарда рублей (330 млн долларов по курсу сентября 2012 года, — прим. КАВПОЛИТ), и 150 тысяч долларов не являлись для меня значимой суммой.

«Интересно, почему его нет в рейтинге Forbes?», — поинтересовался один из сидевших рядом родственников Саида Амирова. Очевидно, этот же вопрос интересовал и адвокатов, которые попросили Абдулгалимова пояснить происхождение этих активов. Последовал ответ, что в основном это была недвижимость, в том числе «М-Клуб», ряд земельных участков, домовладений и коммерческих объектов. Гротеска этой картине добавило то, что, по словам Абдулгалимова, на момент истории с ПЗРК он уже полтора-два года находился в отпуске по уходу за ребенком.  

По следам ПЗРК

Для приобретения ПЗРК Абдулгалимов связался с людьми, которые уже не раз прежде помогали ему доставать оружие, — некими Мутаевым и Шабадиевым, которых он охарактеризовал как лиц криминальной наклонности. Первый из них дал понять, что найти такое редкое оружие не в его силах, а второй раздобыл ПЗРК и передал его Абдулгалимову в центре Хасавюрта в обмен на деньги. Далее Абдулгалимов подробно рассказывал о том, как он спрятал ПЗРК в Карабудахкентском районе, как ездил затем проверять тайник вместе с Юсупом Джапаровым, однако все это было в целом известно еще в ходе предварительного следствия.

Другое дело — обстоятельства предполагаемых визитов Абдулгалимова к Саиу Амирову. Именно здесь у адвокатов бывшего мэра Махачкалы возникло больше всего вопросов самого детального характера: как Абдулгалимов попал в здание администрации? Что он видел по пути к кабинету мэра? Каковы детали обстановки кабинета? Во что был одет Амиров? И так далее.

Главный вопрос, на котором сделал акцент Владимир Постанюк, подразумевал, что в январе и апреле 2012 года в интерьере кабинета Саида Амирова были некие принципиальные отличия, которые было невозможно не заметить, однако Абдулгалимов заявил, что никакой особенной разницы в два визита к Амирову он не помнит.

В чем именно состояла эта разница, защита в ходе четырехчасового допроса Абдулгалимова не сообщила, однако в кулуарах суда родственники и знакомые Амирова указывали на ряд нестыковок показаний Абдулгалимова с действительностью. В частности, по их утверждению, в 2012 году вход в здание мэрии осуществлялся не с фасада, который находился на ремонте (тогда как Абдулагалимов говорил, что они с Джапаровым заходили через парадное фойе), а рамка металлоискателя есть только на первом этаже, а на четвертом, вопреки показаниям свидетеля, ее нет. Кроме того, Абдулгалимов сообщил, что при входе в здание у него никто не просил предъявить документы, поскольку с ним находился Джапаров, племянник Амирова, которого в мэрии якобы все знали. Это заявление прокомментировал сам Саид Амиров, сказав, что на входе в мэрию стоят сотрудники федеральных подразделений силовых структур, поэтому войти туда, не предъявив документы, просто невозможно.

Обнаружились и другие нестыковки в показаниях. Например, Абдулгалимов заявил, что не мог обсуждать в присутствии своего шофера вопросы приобретения ПЗРК. Не знал он и о том, что Алиев устанавливал в его кабинете в «М-Клубе» диктофон. Но, как и Алиев, Колхозник, поняв, что ПЗРК — это не шутки, неожиданно «прозрел» и стал препятствовать совершению теракта.

Из пояснений Абдулгалимова можно сделать вывод, что на второй встрече с Амировым, в апреле 2012 года (вскоре после приобретения ПЗРК), мэр Махачкалы сказал ему, что планируется покушение на Муртазалиева, а о деталях будет сообщено через Джапарова. Тогда же Абдулгалимову был обещан пост главы Каспийска, а вскоре после этого они с Джапаровым выехали на место, где был спрятан ПЗРК, и осмотрели его. Но затем Абдулгалимов, по его версии, просто «не счел нужным» отдать ПЗРК Амирову.

Последний при этом не проявлял особого стремления заполучить ценное устройство — якобы лишь однажды Амиров напомнил Абдулгалимову про ПЗРК, когда ему передал свой мобильный телефон Джапаров. Но Абдулгалимов дал ему понять, что ПЗРК находится уже у других людей, хотя не вполне понятно, что мешало Джапарову выехать на место, где он был спрятан, и откопать его — если, конечно, Джапаров знал, где находится ПЗРК (что он отрицает). В равной степени не очень понятно, почему Амирову нужно было встречаться с Абдулгалимовым именно в мэрии, а не на конспиративной квартире за ее пределами (год назад, например, по Махачкале ходили слухи, что дом в поселке Семендер, где был в конце прошлого марта ликвидирован лидер «гимринского джамаата» Ибрагим Гаджижажаев, многие высшие руководители Дагестана использовали для встреч подобного характера). 

Одновременно Абдулгалимов вступил в контакт с коллегой Сагида Муртазалиева Мусалавом Омаровым и передал ему информацию о готовящемся покушении. Однако в октябре 2012 года Абдулгалимов был задержан в собственной квартире, и рассказ о последующих событиях стал кульминацией его выступления на суде.

По словам Абдулгалимова, основанием для задержания стала история 1999 года, когда он, использовав военный билет, фактически не проходил военную службу, в связи с чем якобы незаконно присвоил впоследствии 20 тысяч рублей. Именно это дело незначительной степени тяжести стало, как сообщил Абдулгалимов, поводом для участия в его задержании 50 силовиков, а затем его продержали в различных следственных изоляторах почти полгода. В марте 2013 года его стали пытать электротоком и избивать, требуя признаться в ряде убийств. 

Рассказывая детали о пытках, Абдулгалимов назвал имя человека, который, по его мнению, был организатором этих действий, — это сотрудник дагестанского отделения ФСБ Михаил Арбузов, который якобы незадолго до задержания Абдулгалимова посещал Саида Амирова и обсуждал с ним этот вопрос. Именно поэтому, пояснил Абдулгалимов, он и не сообщал Арбузову, которому он не доверял, о подготовке покушения на Муртазалиева. Но после того, как его перевели в Москву, где он «увидел адекватных людей» и никаких пыток уже не было, он и выложил следствию всю историю с ПЗРК.                    

Саид Амиров, получив слово после выступления главного свидетеля, предсказуемо стал опровергать его показания, заявив, что видит Абдулгалимова первый раз в жизни, а о следователе Арбузове также ничего не знает. Юсуп Джапаров также заявил, что никакой совместной поездки для осмотра тайника с ПЗРК не было. Продолжение слушания дела назначено на сегодняшнее утро.

Комментарии 0