Политика

Российских дипломатов в Европе отказываются принимать в министерствах иностранных дел

Сергей Лавров и Джон Керри общаются часто. Взаимопонимания по Украине удается достичь редко. На снимке: в резиденции посла США в Лондоне, 14 марта 2014 г.

«Ничего, прокатит» — так думали, наверное, в Кремле, начиная крымскую кампанию. Не прокатило: санкции ЕС и США, поражение на Генассамблее ООН, свертывание всех контактов с НАТО… Москва резко активизировала игру на дипломатическом поле, в «телефонную дипломатию» включился лично Путин. Будет ли результат?

В свой президентский люкс в отеле «Ритц-Карлтон» в Эр-Рияде президент США Барак Обама вернулся в восьмом часу вечера 28 марта. Позади был двухчасовой ужин с королем Саудовской Аравии Абдаллой ибн Абдель Азиз Аль Саудом. Обсуждали Сирию и Иран.

Обама порекомендовал саудовцам избирательнее подходить к поставкам оружия сирийской оппозиции: современные переносные зенитно-ракетные комплексы и противотанковые системы, учитывая сирийский хаос, вполне могут попасть не в те руки.

Абдалла пообещал жестче отслеживать каналы поставок. В какой-то момент монарх, если верить саудовским СМИ, неожиданно переменил тему и заговорил про нефть, словно упреждая возможные вопросы и расспросы своего визави. Золотые времена для ОПЕК давно прошли, сетовал король, легко осваиваемых месторождений почти не осталось, добыча дорожает, да и враги-конкуренты не дремлют. Вот, дескать, и Иран собирается вернуться на рынок, после того как заключил перемирие с Западом — согласился удерживать обогащение урана в рамках своей ядерной программы в 5-процентных пределах. Абдалла жаловался на жизнь. Но какой арабский шейх-миллиардер не жалуется на жизнь в ее самые многообещающие моменты! Стороны договорились продолжать «стратегический диалог».

До того как американский борт номер один сел в Эр-Рияде, тонны словесной руды были изведены во всем мире по поводу того, что Обама твердо намерен добиваться от саудовцев увеличения добычи нефти, ради снижения ее конечной цены. Тем более что сама же Америка уже подала пример, разблокировав за неделю до того свой стратегический нефтяной запас 3 млн тонн. На уме у Америки была провинившаяся в Крыму Россия: падение мировой цены всего на $12 за баррель аукнулось бы в российском бюджете 40-миллиардным дефицитом. Тем более что у саудовцев были свои претензии к Москве, в решительной форме отвергнувшей минувшим летом просьбы Эр-Рияда прекратить оказывать поддержку Башару Асаду…

Не прошло и получаса, как в гостиничный номер Обаме позвонил Владимир Путин. Звонок был абсолютно неожиданным. Разговаривали почти час. До этого момента все было ровно наоборот, звонки принимал Путин, что не уставала подчеркивать в своих пресс-релизах кремлевская пресс-служба: «Разговор состоялся по инициативе американской (немецкой, британской и т. д.) стороны».

Тревожный сигнал

Что случилось? Что заставило хозяина Кремля превозмочь гордыню? Ведь буквально за пару-тройку дней до того в Брюсселе Обама, впервые за все время своего президентства, предельно жестко обрисовал геополитические инстинкты своего кремлевского визави, да еще поместил их в унизительные географические рамки: «Россия — региональная держава, которая угрожает своим непосредственным соседям не из силы, но из слабости…» Тогда как США «имеют влияние на соседей, не нуждаясь при этом в демонстрации военной силы».

С другой стороны, там же, в Брюсселе, Обама пообещал снять зависимость Старого Света от российского газа за счет массированных поставок природного топлива из США: «Мы готовы разрешить экспорт природного газа в таких количествах, в которых ежедневно его использует Европа».

Комментарии 1