Общество

Патриотизм как ксенофобия

Вроде бы во всех странах детей учат одному и тому же: не лги, не кради, не убивай, уважай старших — только учат по-разному, каждая страна — в контексте своей культуры. Различия бывают настолько тонкими, усвоенный с детства вариант кажется настолько очевидным и единственно возможным, что нужен специальный «объектив», научный инструментарий культурного антрополога, чтобы уловить смыслы, в каждый из этих контекстов заложенные, и разницу между ними.

Эта глубинная часть идеологии у нас осталась прежней, неизменной с советских времен. Мы переписали некоторые факты в учебниках истории, некоторые просто выкинули, о чем-то написать просто «забыли», чтобы не омрачать память предшествующих поколений (в которых так до сих пор и не отделили жертвы от палачей). Сами учебники мы не переписывали — ни по истории, ни по литературе, ни буквари, ни первые «хрестоматии» по родной речи. Молодые смотрят старое советское кино, умиляясь ретростилю. И молодые воспроизводят советские ритуалы со всей искренностью молодости, усваивая заодно все пространство смыслов.

Разве учили детей чему-нибудь плохому даже в самый людоедский период советской власти? Все тот же набор: любите Родину, как любите вы (и как должны любить) мать, уважайте и слушайтесь старших, не лгите, не крадите… Только любовь к Родине как-то незаметно, на полуосознанном уровне, превращалась в обязательную любовь к государству, благодарность павшим в великой войне — в благодарность и готовность к жертвам ради государства. Какого? Теперь уже не первого в мире социалистического, а… ну, положим, русского…

Если отдельный человек не представляет особой ценности, а общее всегда и заведомо выше личного, если Отечество, как бы оно ни называлось, всегда в осаде и люди в мире делятся на «своих» и «чужих», и свои — это русские, это москвичи, это любым образом понятое «мы», а «чужие» — неизменно и всегда враги, конкуренты, завистники и вредители, то что может вырасти из такого патриотизма?

То, что и вырастает.

Комментарии 3