Среда обитания

Добро пожаловать. Или мусульманам вход воспрещён?

Путин сообщил о внесении в Федеральное собрание закона о вхождении Крыма и Севастополя в состав России. Теперь она приросла не только новой территорией, но и двумя миллионами новых граждан, среди которых около 250 000 тысяч крымских татар. Москва понимает, что они реальная сила и с ними надо считаться. Но крымскотатарские мусульмане опасаются, что они будут «нежелательными лицами» в новой стране. Есть ли причина для этого – разбирался обозреватель WordYou Руслан Айсин.

От Екатерины Великой до Хрущева Никиты

Удивительным образом большинство наших политологов склонно беззастенчиво упрощать общественную структуру крымского общества. Для них существуют «пророссийские» и «прозападные» группы. Первые представлены русскоговорящим большинством, вторые крымскотатарским меньшинством. При этом мантрой повторяется тезис, что это «исконно русские земли, по дурашливой инициативе Хрущёва, отданные Крыму». И вообще это было нелегитимное решение.

Так-то оно так, но ведь у крымских татар в этом случае исторических прав на эти земле не меньше. А то и побольше.  Следуя этой логике, крымскотатарское ханство было также незаконно присоединено Екатериной к России, как Крым отторгнут от РСФСР в пользу Советской Украины.  Активное заселение крымского полуострова началось после депортации татар. После ВОВ отставных военных, ушедших на пенсию работников ГУЛАГа, вдов из нечернозёмных земель власть стала переселять на «освободившиеся земли».  До 1945 года на этом клочке земли люди жили преимущественно вдоль побережья, так как  срединная часть Крыма была непригодна для жизни и сельского хозяйства.

Игры в легитимность вообще очень тёмная штука. Легитимность строится так: у кого больше прав, тот и прав.

Жупелы и рупоры

То, что крымские татары – головная боль для Москвы, думаю, особо разъяснять не надо. Ещё вчера они были чуждым элементом,  протурецки, прозападно настроенным народом. Так были убеждены в политическом руководстве и интеллектуальной элите России почти все. Достаточно почитать всевозможные «аналитические статьи и записки» по крымским татарам, выполненные по заказу казенных специалистов и журналистов, чтобы понять – ситуацию с крымскими татарами или не знают или сознательно искажают.  Я склоняюсь ко второму варианту.

В 90-х годах медиа лепили из них образ сепаратистов, стремящихся отторгнуть Крым в пользу Турции. Сегодня этот образ дополнен и даже вытеснен новым – «исламский экстремист, стремящийся к созданию всемирного исламского халифата».  На этих вот жупелах и строится всё представление о крымскотатарском обществе.  Не говоря уже о религиозной стороне их жизни.

Нить веры толще стальных канатов

Собственно говоря, крымские татары, как и большинство тюркоязычного населения бывшего Советского Союза, являются мусульманами-суннитами, приверженцами  ханифитской правовой школы. Исламская составляющая неотъемлемая часть национального самосознания народа.  В годы репатриации вера, как и идея этнической общности и желание возвращения на родную землю, стала мощным фактором этнической консолидации и мобилизации. Конечно, советская атеистическая действительность не позволила им в полной мере сохранить свои традиции и активно боролась с любыми проявлениями религиозности.

Однако крымские татары не утеряли связь поколений, не позволили советской рже проникнуть в духовную матрицу народа.  Возвратившись на родину уже на излёте горбачёвской перестройки, крымские татары стали выстраивать свою жизнь в рамках мусульманских общин. Преодолевая трудности административного и финансового характера, им удалось восстановить старые мечети и построить новые. В немалом количестве были открыты духовные учебные заведения, налажены связи с дружественными мусульманскими организациями. Можно сказать, что они, как и многие мусульманские народы бывшего СССР, пережили настоящее духовное возрождение, ренессанс.

И вольница, и житница

Украинский правящий класс, надо отметить, достаточно лояльно относился мусульманской общине. То ли это было связано с тем, что у них не доходили до этого руки, то ли считали, что они не представляют особой опасности. Но здесь проблема, на мой взгляд, всё же иная. Само украинское общество по своей внутренней структуре, организованности, материалу – отлично от российского. Авторитарные тенденции, единоначалие, жёсткая иерархичность общества, субординация – здесь не так ярко выражены как в нашей стране. Украина исторически прошла несколько иной путь развития. До Екатерины Великой украинцы были вольным, казацким населением и лишь «императрица-матушка» ввела на этих территориях крепостное право. Поэтому свойственная нашим просторам психология здесь не прижилась. Да и не могла. Условия, исходные данные совсем другие. Отношения властей с обществом строятся исходя из этих посылов, из этих ментальных особенностей и реалий.

Не скажу, что проблем у мусульманской общины Украины нет. Они есть. Это факт. Но отношения скорее комплементарные, нежели враждебные. Местная мусульманская община сумела найти общий язык с властью. Показателен  в этом плане опыт Всеукраинской ассоциации общественных организаций «Аль Раид», которая ведёт важную работу по «удовлетворению духовных, культурных, национальных, спортивных, научных интересов людей, исповедующих Ислам, защитой гражданских, социальных и других общих прав, разрешением спорных вопросов среди прихожан». Под патронажем организации действуют исламские культурные центры  в Киеве, Симферополе, Одессе, Донецке, Луганске, Виннице, Запорожье и Харькове.

Духовное лицо может стать и протокольным

Сегодня из Крыма приходят сообщения о том, что практикующие мусульмане опасаются репрессий и того, что в составе России они не будут чувствовать себя свободно. Они открыто выражают свою озабоченность тем, как российская власть относится к мусульманам. Многие покидают Крым и уезжают на ПМЖ в Турцию или Румынию. Всё-таки историческая травма 1944 года ещё живёт в коллективной памяти народа.

И ведь есть чему опасаться. Не только политики уровня Жириновского заявляют об «религиозных фанатиках и экстремистах» в Крыму, но и наши духовные лица им вслед вторят.  «Им будет легче (крымским татарам)— с какой точки зрения? Законы Украины не запрещали деятельности «сектантов» — салафитов, всевозможных ваххабитов, разных радикальных течений, которые запрещены в Российской Федерации. Им, мусульманам Крыма, было тяжело — эти течения мешали им, угрожали, можно сказать. Но наши законы, конечно, не дадут там действовать этим «сектантам», а с нормальными мусульманскими силами работать нам будет легко», — сказал первый зампредседателя ДУМ Европейской части России РИА Новости Дамир Гизатуллин.

Как после этого крымским татарам не содрогнуться от таких слов «большого духовного начальника»?  Все же понимают, что кроется за туманом этих официально-отточенных фраз…

Впрочем, есть возможность перенести формат отношений между мусульманским сообществом Украины и властью на российскую плоскость. В этом случае возможен полноценный диалог и интеграция. Кто даст им гарантии, что их не ожидает участь российских мусульман?  С позиции силы с крымскими татарами говорить бесполезно. Вся их история – это свидетельство несгибаемости воли и духа народа.

Раз уж Москва вступила в новую фазу своего развития, может она перезагрузит, пересмотрит своё отношение к мусульманскому меньшинству? Только в этом залог дальнейшего развития двух сообществ.

Комментарии 0