Их нравы

За что и как арестован Руслан Кутаев

Чечня: конференция о депортации чеченского народа, арест и пытки Руслана Кутаева

Ранее Правозащитный центр «Мемориал» сообщал, что 20 февраля 2014 года представителями неизвестной силовой структуры был задержан общественный деятель, житель г. Ачхой-Мартан Руслан Кутаев. Руслана схватили в селе Гехи Урус-Мартановского района Чечни, в доме его родственника.

На следующий день родные Кутаева выяснили, что он находится в Урус-Мартановском ОВД, в отношении него возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 228 (незаконный оборот наркотиков) УК РФ и у него есть адвокат «по назначению». Родные Кутаева утверждают, что обвинения Кутаева в обороте наркотиков не имеют под собой никаких реальных оснований. Официальная версия неубедительна. Вероятно, задержание и обвинение Кутаева связано с его активной общественной деятельностью, в частности – с проведением 18 февраля конференции, посвящённой 70-летию депортации вайнахов.

В тот день в грозненской Национальной библиотеке прошла научно-практическая конференция «Депортация чеченского народа. Что это было и можно ли это забыть?». Кутаев был её организатором и ведущим. Конференцию провели без согласования с властями. В ней участвовали учёные, преподаватели вузов, представители общественных организаций, творческая интеллигенция (см. фрагмент записи мероприятия).

Уже само проведение такой конференции могло быть воспринято нынешними чеченскими властями как нелояльная, и даже вызывающая акция. Дело в том, что с 2012 года власти ЧР отменили все официальные мероприятия, которые раньше проводились в республике каждый год 23 февраля, в день депортации. Объявлено, что теперь эту дату весь народ в Чечне должен отмечать как День защитника Отечества. День памяти и скорби перенесён на 10 мая (9 мая 2004 года был убит Ахмат Кадыров, отец Рамзана Кадырова – нынешнего главы ЧР). Более того, в этом году был фактически уничтожен памятник событиям депортации и ссылки чеченского народа, который стоял в центре города.

На конференции говорили о том, что в последнее время руководство республики систематически смещает акценты в освещении исторических событий февраля 1944 года. Преподаватель Чеченского государственного педагогического института Абдулла Бугаев поставил более общую проблему: «С моей точки зрения вопрос о причинах выселения некорректен и ненаучен. Нужно ставить задачей и ответить на вопрос: «Почему Сталин выселял народы вообще?». Когда мы говорим о причинах, мы соглашаемся с правомерностью этой акции — насильственное переселение целых народов это нонсенс, не попадающий ни под одно юридическое определение или акт. История не знает таких примеров, когда весь народ в чем-то виноват».

Были и выступления с критикой в адрес президента России Владимира Путина, притом, что в современной Чечне не принято критиковать ни местную, ни федеральную власть.

В ходе конференции в зал заходили двое сотрудников ФСБ, которые, однако, не стали вмешиваться и ушли до окончания мероприятия.

Власти, как выяснилось, услышали участников конференции. Однако реакция была специфическая. Утром 19 февраля к директору библиотеки Эдалбеку Хасмагомадову приехали сотрудники ФСБ. О чем они говорили, неизвестно, но после беседы директор выглядел очень подавленным.

В то же утро Руслану Кутаеву позвонил руководитель администрации главы и правительства ЧР Магомед Даудов. Он в ультимативной форме потребовал, чтобы к нему приехали все участники конференции. Руслан сказал, что находится в Пятигорске и не может приехать. В тот же день большинство участников конференции были доставлены к главе республики, Рамзану Кадырову. Тот грубо отчитал их за участие в конференции.

20 февраля Руслан Кутаев находился в селе Гехи Урус-Мартановского района в доме своего родственника. Между 16 и 17 часами туда ворвались вооруженные люди в черной форме, которую носят сотрудники спецподразделений МВД РФ по ЧР. Руслана схватили и, не дав ему одеться, в домашних тапочках, увезли в неизвестном направлении. Родственники и соседи видели, что похитители приехали на шести черных машинах марки «Тойота Камри» с регистрационными номерами серии Е…ЕЕ (номера такой серии в ЧР имеет только правительственный транспорт). Через несколько часов Кутаев позвонил знакомому и попросил передать родственникам, что ночью его привезут в Урус-Мартановский ОВД. Однако родственникам пропавшего в полиции сказали, что его к ним не привозили.

На второй день, 21 февраля, стало известно, что Кутаева действительно передали в Урус-Мартановский ОВД, что в отношении него возбуждено уголовное дело за оборот наркотиков и что у него есть адвокат «по назначению».

Известно, что 20 февраля, незадолго до похищения, Руслан Кутаев звонил своим друзьям и знакомым и говорил, что у него «большие проблемы».

22 февраля Кутаева должны были повезти на суд для избрания меры пресечения. Родственники и правозащитники пытались найти для Руслана адвоката, но в срок это сделать не удалось, поэтому на заседании его интересы «представлял» адвокат по назначению. Суд определил Кутаеву меру пресечения в виде содержания под стражей.

Узнав о случившемся с Русланом Кутаевым, многие организации и активисты отменили ранее намеченные мероприятия, приуроченные к 70-й годовщине депортации.

В понедельник, 24 февраля, Кутаева удалось увидеть и осмотреть руководителю Межрегиональной общественной организации «Комитет против пыток» Игорю Каляпину, которого сопровождал заместитель министра МВД по ЧР Апти Алаудинов. Поговорить с Кутаевым с глазу на глаз Каляпину не удалось.

Вот что по поводу этого визита Каляпин написал в фейсбуке: «У Кутаева при осмотре обнаружились обширные гематомы на плече и ноге, но ничего опасного для жизни. На вопрос о происхождении гематом, Кутаев ответил, что упал ДО ЗАДЕРЖАНИЯ. Ожидать от него другого ответа в присутствии Алаудинова и начальника ОВД было глупо, и я не стал задавать неуместных вопросов. В ходе дальнейшего обсуждения ситуации с Алаудиновым, я добросовестно пытался сложить из пазлов официальных сведений, зафиксированных в материалах дела, и пояснений Алаудинова, какую-то цельную картину.  21 февраля становится известно, что Кутаев находится в ИВС Урус-Мартановского ОВД и что он задержан за хранение 3 граммов героина, которые были у него обнаружены ПРИ ЗАДЕРЖАНИИ. Все это – совершенно официальная информация.

Итак, если верить этой версии, Руслан Кутаев, в ожидании задержания и ареста, после невежливого разговора с всесильным Даудовым, кладёт себе в карман вместо семечек, свёрток с крупной партией наркотика (видимо, чтобы добавлять в тюремную баланду). Прибывшие полицейские, откуда то точно знавшие о его причуде носить в кармане кулёк с героином, вытаскивают Кутаева из дома, даже не произведя обыск и личный досмотр, в домашних тапочках сажают его в машину и увозят. Позднее, появляется протокол изъятия у Кутаева героина во дворе дома. Появляется, также, абсурдное признание Кутаева о том, что он нашёл свёрток с героином и «машинально положил к себе в карман», а также обширные гематомы, которых не было ещё утром. Вы можете поверить в этот абсурд? Я – нет.

У меня есть другая версия. В соответствии с этой версией никаких наркотиков у Кутаева вообще не было. Их даже поленились подбросить. Его просто задержали и отвезли в Урус-Мартановский ОВД, где он был избит, а затем помещён в ИВС. При этом был составлен подложный протокол об изъятии героина. Не берусь, пока, утверждать, что эта версия правильная, но она, по крайней мере, очень просто объясняет все имеющиеся факты».

Версия о том, что наркотики были подброшены, косвенным образом подкрепляется, как ни странно, откровениями самого Апти Алаудинова. Несколько лет назад, на встрече с «активом» Урус-Мартановского района по случаю назначения нового начальника местного ОВД, он рекомендовал методы борьбы с врагами: «Клянусь ниспосланным Кораном, если есть хоть малейшее сходство с ваххабитами, я лично взял это на себя, вот тут сидит новый начальник РОВД, я лично сказал косить. Кого можно посадить, сажай. Если есть возможность что-то подбросить, что-нибудь в карман, подбрасывай, делай что хочешь и убивай кого хочешь. Правитель сказал это… тот, кто хоть вякнет против власти, клянусь Аллахом и Кораном, вплоть до максимально возможного… На камеру не буду говорить это, лично я постараюсь по мере возможностей сделать проблему этому человеку».

Добавить здесь нечего – они стараются.

Комментарии 0