Среда обитания

"Заберите нас отсюда, мы умираем"

Сирийский кризис: обращение палестинцев из лагеря Ярмук: "Заберите нас отсюда, мы умираем"

Их отчаяние абсолютно. Они отчаялись в нашей помощи и в том, чтобы выбраться оттуда»

«Пожалуйста, пожалуйста, заберите нас отсюда, мы здесь умираем!» - умоляет 60-летняя Вафика, неудержимо рыдая и протирая испещренное глубокими морщинами лицо обессилевшими скрюченными руками.

Она сбивчиво говорит о своем горе и бросается к нам и к каждому, кто покажется ей способным спасти ее от восьмимесячной осады Ярмука, лагеря палестинских беженцев, расположенного на юге от Дамаска и уже практически стертого с лица замли.

Позади только нее поток сотен людей, плотно прижавшихся к ограждениям. Вооруженные мужчины изо всех сил пытаются сдержать толпу, отчаянно рвущуюся к точке распределения продовольствия ООН в конце узкой изрытой выбоинами дорожки, которая прорублена через  развалины бывших зданий.
«Я так устала, так устала!» - выкрикивает женщина, и этот крик звучит как олицетворение страдания.

Очень много слез. Плачут сгорбленные старики в инвалидных креслах, женщины с изможденными лицами и пустыми пространственными взглядами, обезумевшие дети всех возрастов. Явные признаки недоедания у каждого из них.

«Нам приходится есть траву, сваренную со специями» - рассказывает мне одна из них, мать безутешной голодной девочки в розовой коляске. Ее маленькая протертая черная обувь и изношенное твидовое пальто, вероятно последнее, что осталось у нее от некогда нормальной жизни. Эмоции были настолько свежими, что казалось, будто беда нагрянула только что.

Шаткое продовольственное соглашение

Ярмук стал похож на зону землетрясения. От зданий здесь остались руины с зияющими глазницами, зубчатыми бетонными плитами и свисающей с этажей штукатуркой. Некоторые из них и вовсе превратились просто в груду щебня.

Очередь беженцев за едой, ООН должен постараться изо всех сил, чтобы еда досталась каждому.

Это человеческая катастрофа, рожденная конфликтом, в которой даже еда становится оружием войны.

Ближневосточное Агентство Объединенных Наций для помощи Палестинским беженцам и Организации Работ (БАПОР, UNRWA), которое заботится о Палестинских беженцах, для начала обеспечило доступ к лагерю, который стал одной частью растянувшегося пригорода, 18 января. Хрупкое соглашение между сирийскими оппозиционными группировками и правительственными силами, работающими с палестинскими фракциями, позволило некоторое время доставлять и распределять хоть какую-то необходимую продовольственную помощь и лекарства.

Соглашение предполагало, что сирийские боевики оппозиционеры покинут лагерь, а вместо них придут палестинские фракции, взаимодействующие с правительством Сирии.

Но учитывая, что детали новой  эфемерной и чуткой формы безопасности еще оговариваются, ООН приходится каждый день вести новые переговоры и  каждый раз заново добиваться разрешения на доставку гуманитарной помощи. Во многие дни по причине отказа доставка вообще не производилась.

В день, когда мы вошли в Ярмук с ООН после обеспечения разрешения Сирийским правительством, всего лишь приблизительно 60 продовольственных пакетов было выделено мужчинам и женщинам, выстроившимся в организованных очередях и беспорядочных рядах.

Позади них, в почерневших зданиях мы могли разобрать больше очередей, сформированных людьми, бежавших с криками. Более тысячи людей, из глубин так и не смогли пробраться через узкий проход.

В некоторые дни прокатывалась волна недовольства тем, что они вынуждены собираться в таком тесном месте, вместо того, чтобы идти в одно из зданий БАПОР, которые частично уцелели в центральной части.

Многое еще предстоит сделать.

Филипп Гранди: «Мы надеемся, что удастся накормить каждого»

Генеральный секретарь БАПОР также прибыл в Ярмук, чтобы донести послание надежды для беженцев.

«Мы не забудем вас, мир не забудет вас», - заверял Филиппо Гранди, рассказывая разные истории о жизни толпе, у которой не было жизни вообще - «Мы надеемся достичь того, за что боремся».Его визит состоялся спустя несколько дней, после того, как Совет Безопасности ООН согласился на новый этап гуманитарной резолюции, которая призывает все стороны снять блокаду по всей стране, чтобы собрать более четверти миллиона сирийцев из осажденных регионов, нуждающихся в помощи.

Копия резолюции была в руке у Мистера Гранди.

«То, что я увидел и услышал сегодня, еще раз подчеркивает своевременность резолюции Совета Безопасности ООН по гуманитарному доступу 2139, и необходимость  соблюдения этой резолюции каждой из конфликтующих сторон».

Он поблагодарил правительство Сирии за поддержку и гарантию предоставления доступа, а также выделил то, что необходимо сделать в первую очередь.

«Многое еще предстоит сделать, но это уже свидетельствует об обнадеживающих намерениях обоих сторон» - заключил Мистер Гранди.

Киффах: «Здесь нет даже  хлеба».

Представители ООН побеседовали с работниками Сирийского общества Красного Полумесяца, которые участвуют в большинстве операций по оказанию помощи по всей Сирии.

Было заметно, как представитель ООН был взволнован, в ходе обсуждения ситуации, «переступающий все границы человечности».

Слезы голода

Ярмук сейчас олицетворяет собой одновременно и слабый лучик надежды и страшные реалии войны.

Лагерь, некогда построенный как убежище для палестинцев, бежавших в 1948 году от арабо-израильской войны, также оказался в центре ожесточенных боев в конце 2012 года, когда в нем расположились вооруженные оппозиционные группировки.

Большая часть лагеря разрушена.

Ранее десятки тысяч палестинцев бежали сюда, создав крупнейшую общину в Сирии, которая на сегодняшний день насчитывает  приблизительно 180 тысяч человек.

Но с тех пор, как повстанцы были окружены правительственными войсками в июле прошлого года, 20 тысяч беженцев оказались в ловушке среди них. Только немногим из них удалось выбраться из этой засады. Тринадцатилетний мальчик по имени Кифах так же ждет время, когда он сможет покинуть лагерь со своими сестрами. Он спокойно начинает говорить, что жизнь идет нормально, но не выдерживает и тут же заливается слезами, твердя что «нет даже хлеба».

На выходе нам встретилась 60-летняя Вафика, ей удалось выбраться оттуда, благодаря связям родственника. «Я вышла из ада» - кричала она, сжимая кусок хлеба в руке, - «Мы выжили, поедая траву». Но мать пятерых сыновей, четырех дочерей и бабушка семерых внуков до сих пор не может найти покой.  «Трое моих сыновей до сих пор там»,- плачет женщина.

Ярмук - небольшой фрагмент широкомасштабной войны. Но он показывает ярчайшую картину  сокрушительного бедствия и разрушения, и самого громкого зова о помощи и необходимости найти выход.

Автор: Lyse Doucet, BBC

Комментарии 0