Общество

Положение мусульман России на основе Шариата...

Даруль-Ислам, Дар ас-Сульх и Даруль-Харб:

о положении мусульман России на основе Шариата

 

С Именем Аллаха, Милостивого ко всем в этом мире и только к верующим в следующем! Мир, милость и наилучшие благословения да пребудут с нашим пророком Мухаммадом, его родом и сподвижниками! А затем:

 

Эта работа является результатом консультаций автора с рядом студентов знаний, а также компиляцией из текстов ряда современных исламских ученых Запада, рассматривающих эти вопросы с попыткой их осмысления и адаптации к реалиям России.

Я не являюсь ни исламским ученым, ни студентом исламского знания, хотя по этой теме мне приходилось общаться и с теми, и с другими. Поэтому данная работа никак не может восприниматься как фетва. Однако в силу того, что мусульманам России, в том числе их образованной (в светских и шариатских науках) части приходится сталкиваться с описанными в статье проблемами и отвечать на связанные с ними вопросы, я решил взять на себя смелость вынести эти вопросы на общественное обсуждение.

Поэтому, предлагаю русскоязычным обладателям шариатских знаний, если у них будут замечания к этой статье, включиться в обсуждение этих вопросов и привести свои доводы и суждения по данной теме, волнующей многих мусульман.

Если я не прав в чем-то из написанного, то это от меня, и я прошу за это прощения у Аллаха, если же я прав, то этого всего лишь правота исламского фикха и тех ученых, которые довели до меня эти позиции.

 

Положение мусульман в мире на основе исламского права

 

Мусульмане России (и не только) должны понимать, в какой правовой и политической ситуации они находятся, потому что от этого зависит, какие хукмы (положения) Шариата и как на них распространяются.

Ошибочным является мнение, что нормы Шариата везде действуют одинаково. Да, большинство его положений неизменны, независимо от того, где живет человек. Однако регулирование ряда вопросов человеческих взаимоотношений (муамалят) напрямую зависит от того, о какой земле (территории) идет речь.

Факихи (исламские правоведы) делили все земли мира на два возможных вида: даруль-ислам и даруль-харб. Сразу отметим, что в последнее время некоторые ученые стали подвергать это деление сомнению, так как оно прямо не содержится в Коране или хадисах, но является результатом иджтихада (компететного правового суждения) имамов древности. С их точки зрения, сейчас пришло время отказаться от этого деления, ибо в условиях глобализации и Ислам, и куфр территориально перемешаны и присутствуют везде.

Мы не согласны с таким подходом. Не только потому, что для пересмотра иджтихада имамов мазхабов (основателей правовых школ) требуется иметь уровень, которым в наши дни никто не обладает. На самом деле, сама жизнь просто не подтверждает того благодушного оптимизма, что человечество достигло состояния единого мира, в котором свободно будут чувствовать себя все религии. Мы же видим на каждом шагу, что этого не происходит, хотя во многих случаях механическое разделение всего мира на белое и черное перестает работать. Однако если мы обратимся к классическому фикху (исламской юриспруденции), то увидим, что эти изменения были отражены во мнениях ученых уже давно, поэтому все, что нам сегодня требуется – это понять, как адаптировать и применять его в нынешних условиях.

ДАРУЛЬ-ИСЛАМ – в основе это земля, в которой господствует Ислам. И очевидно, что те, кто считает, что эта категория утратила актуальность, наивны, ибо не может быть даже одинакового отношения к Исламу и его последователям там, где они господствуют (тамкин) и там, где они зависят от милости немусульман, уже не говоря о претворении в жизнь законов Шариата.

Есть два разных критерия и определения для даруль-ислам. Для одного достаточным условием является, чтобы на какой-то земле преобладали мусульмане и открыто практиковался Ислам: звучал азан с минаретов, проводились молитвы Ид и т.д. Другое определение требует, чтобы территория находилась под правлением Ислама, его законов и правителей, которые признают их.

Если посмотреть с этой точки зрения, то в мире сегодня не найти даруль-ислам, потому что в большинстве мусульманских стран либо господствуют неисламские законы, либо правят правители, которые подчинены куффарам (неверующим) и не могут из-за этого проводить политику, основанную на Исламе. Поэтому, с таких позиций, мусульмане сегодня находятся в положении гурбата (отчужденности, гонимости) и, с одной стороны, на них ложится фард-кифайя (обязанность, лежащая на обществе) стремиться к восстановлению даруль-ислам, прежде всего, в странах, населенных мусульманами, с другой стороны, до достижения этой сложной задачи они вынуждены выживать и существовать в своих малых мирках – на индивидуальном уровне, уровне семьи, общины, поселения и т.д.

ДАРУЛЬ-КУФР – это земля, в которой Ислама нет вообще или он слаб и не господствует. Некоторые ученые ставили знак равенства между даруль-куфр и ДАРУЛЬ-ХАРБ, который часто переводят как «землю войны». Из этого делается вывод, что классический фикх предусматривает по отношению к немусульманским странам только возможность войны с ними.

На самом деле, это не так. Даже у ханафитов, для которых все, что не дураль-ислам, это автоматически даруль-харб, не имелось в виду, что с последним надо обязательно воевать. Даже ранние имамы мазхаба, как то имам Шайбани, допускали возможность мирного нахождения среди ХАРБИ-МУАХАД (то есть, кафиров, которые разрешили мусульманину жить среди них), но на определенных условиях, о которых мы поговорим ниже. С этой точки зрения, их понимание даруль-харб состояло в том, что это необязательно земля, с которой идет война, но это земля, которая враждебна Исламу по природе в силу того, что в ней господствует куфр, а куфр никогда не будет доволен Исламом и мусульманами, хотя мусульманин и может временно находиться в такой земле с соблюдением ряда условий.

Поздние ханафиты несколько смягчили мнение, сказав, что даруль-харб может быть двух видов: ДАРУЛЬ-ХАВФ (земля страха) и ДАРУЛЬ-АМАНА (земля безопасности). Они отличаются тем, что в первом случае господствующие куффары не дают мусульманам гарантий соблюдения их религии и их прав, а во втором случае мусульмане могут спокойно жить под их властью, следуя своей религии, как то было с общиной первых мухаджиров (исламских переселенцев), переселившихся из Мекки (даруль-хавф) в христианскую Эфиопию (даруль-амана).

Подобное мнение более четко закреплено у шафиитов, которые делят мир на три группы территорий: 1) даруль-ислам, 2) дар ас-сульх, 3) даруль-харб. Таким образом, они ввели категорию ДАР АС-СУЛЬХ как того, что не является даруль-ислам, потому что там не господствуют Ислам или мусульмане, но и не является даруль-харб, потому что мусульмане могут жить в такой стране в безопасности и соблюдая свою религию. Таким образом, дар ас-сульх у шафиитов по смыслу совпадает с понятием даруль-хавф у поздних ханафитов.

Что касается маликитов, то их мнение тоже менялось. Фактически, многие из них тоже признали наличие категории дар ас-сульх или даруль-амана, когда испанские христиане вернули себе контроль над Испанией, но первые несколько десятилетий были еще терпимы к оставшимся там мусульманам и иудеям. Однако в последующем, как известно, гайки стали закручиваться и мусульмане подверглись насильственной христианизации и геноциду, что лишний раз подтверждает мнение о том, что положение мусульман вне даруль-ислам по определению является неустойчивым и позволяет лучше понять позицию ранних ханафитов.

В наши дни ситуация осложняется тем, что, если следовать строгим критериям, даруль-ислам сегодня присутствует лишь в нескольких точках на земле. Поэтому одновременно со стремлением к его восстановлению, которое может растянуться на долгие годы (и один Аллах знает, когда и как оно произойдет), фактически мусульманам приходится выбирать между даруль-харб и дар ас-сульх или же между даруль-хавф и даруль-амана, то есть, странами, которые в разной степени находятся под господством куфра, но в одних из них мусульмане и их религия находятся в более-менее защищенном положении, а в других – нет.

 

Мусульмане в Дар ас-сульх

 

Когда мы говорим о мусульманах в дар ас-сульх в классификации шафиитов или даруль-амана в классификации поздних ханафитов, первое, что нам нужно понять – эти территории не являются даруль-ислам.


Повторим, что мы не поддерживаем мнение тех современных ученых, которые говорят о том, что классическое определение даруль-ислам утратило свою актуальность в связи с широким распространением даруль-амана, например, в странах Запада. Ведь помимо соображений фикха, история дает нам немало прецедентов того, как отношение господствующих в своих землях немусульман к мусульманам менялось от достаточно терпимого до того, что положение мусульман становилось невыносимым и они подвергались геноциду.

Поэтому мусульманин, уже не говоря об обязанности претворения закона Аллаха на земле (там, где мусульмане утвердились в силе или силой) должен понимать – его положение в дар ас-сульх не дает ему и его религии тех гарантий и той защиты, которые им призван обеспечивать даруль-ислам. Тем не менее, многие ученые сошлись на том, что в таких землях мусульмане могут жить на постоянной основе, особенно с намерением призывать людей к Исламу или приносить Исламу другую пользу (например, получать знания и навыки, которые можно получить только в данной стране и т.п.).

Тем не менее, есть ряд принципов в дар ас-сульх, вытекающих именно из того, что эта земля не является даруль-ислам.

1. На мусульманина не возлагается ряд обязанностей, которые на него возлагаются в даруль-ислам

Так, например, он не обязан относиться к правителям этих стран так, как должен относиться к исламским правителям, повинуясь им ради Аллаха, даже если они совершают несправедливость по отношению к нему. Он не обязан соблюдать те адабы (правила этикета) наставления правителей, которые возлагает на него Шариат по отношению к исламским правителям. Он не обязан безоговорочно защищать эту страну и воевать за нее так, как делал бы это по отношению к даруль-ислам, выполняя свой фард-айн (индивидуальную обязанность) джихада фи-сабилилля (на пути Аллаха).

Важно понять, что его обязанности по отношению к этим государству и обществу определяются не требованиями Шариата, которые действуют в обществе и государстве мусульман – они определяются законами этого государства, если только они не требуют от него того, что противоречит Шариату. Соответственно, он имеет право делать не более того, что от него требует местный закон и пользоваться теми правами, которые он ему дает, например, критиковать правителей, участвовать в митингах и забастовках, не служить в армии (альтернативная служба) и т.п., чего он не мог бы делать в даруль-ислам.

2. Мусульманин не обязан добиваться превращения даруль-куфр в даруль-ислам

Ряд группировок считают, что обязанностью мусульман, живущих в даруль-куфр, и чуть ли не индивидуальной обязанностью номер один каждого такого мусульманина является борьба за его превращение в даруль-ислам. Подобное применимо только к тем землям, которые являются даруль-ислам с исторической или демографической точки зрения, то есть, мусульманским странам, в которых не действует Шариат. Однако и в этом случае для этого требуются условия и их создание, наличие знаний, кадров, стратегии и сил, потому что в противном случае эти попытки не приведут ни к чему кроме смуты, кровопролития и ухудшения положения мусульман, и в этом случае лучше их оставить до создания надлежащих условий.

Что же касается борьбы за превращение в даруль-ислам стран, которые исторически или демографически не являются исламскими и при этом предоставили мусульманам гарантии безопасности, права и свободы для них и их религии на своей территории, то для этого нет никакой основы. Напротив, это будет невежеством и смутой и противоречит Шариату.

И это в равной степени относится к двум разновидностям таких группировок.

Во-первых, к тем, кто думает, что сможет добиться этого методами политической партии, выставляя себя единственной исламской силой и возлагая на других мусульман обязанность поддержать ее, порицая их и даже обвиняя в неверии в случае поддержки ими других сил. Такие люди идут против шариата и здравого смысла, которые утверждают, что исламское правление устанавливается не агитацией, а силой, то есть, нахождением у власти. Поэтому, если власть находится у немусульман в немусульманском обществе, то агитация за установление исламского правления не даст ничего кроме ухудшения положения мусульманского меньшинства и озлобления против него окружающих.

Во-вторых, те, кто пытаются добиться задачи установления исламского правления силой, заведомо не обладая ей, являются такими же смутьянами, как и те, кто начинают претворять в жизнь шариатские наказания, которые противоречат законам данного государства. И если первое (агитация за исламское правление в немусульманском обществе) просто неразумно, с точки зрения фикха, то второе (попытка взять власть или претворять наказания, присущие власти) прямо запретно, как по закону данной страны, так и по шариату.

3. Мусульманин может пользоваться правами, которые ему дает местный закон

Естественно, если это не запрещено ему Шариатом, как то пить хамр, делать зина и т.п. права, которыми он не может пользоваться. Однако есть права, которыми его наделяет местный закон и обычаи, и которыми он может пользоваться во благо своей религии и общине мусульман.

Например, он может обращаться в суд или полицию за защитой своих прав, если это не направлено против мусульман, имеющих шариатское право против него. Или он может обращаться за получением финансовой помощи от государства, если местный закон дает ему на это право. Он может использовать свои права на свободу совести, распространения информации, проведение митингов и т.д.

Что касается его права голосовать или участвовать в управлении государством, занимать должности в полиции, армии и т.д., то это более сложные вопросы, в которых ученые разошлись. Решение по ним во многом зависит от степени лояльности этих государств мусульманам, потому что мусульманин не вправе помогать немусульманам в принесении вреда мусульманам – максимум, что он может сделать в таком случае, это воздержаться от борьбы с такими немусульманами, если он связан с ними договором. Однако законы большинства современных государств позволяют мусульманам критиковать такую политику (враждебную мусульманам), устраивать против нее акции протеста и т.д., чем они и обязаны пользоваться для защиты интересов Ислама и мусульман в подобных случаях.

4. Мусульманин не обязан отнимать у немусульман, права гарантированные им местным законом

У многих мусульман есть ошибочное мнение, согласно которому запрещения Шариата необходимо внедрять повсеместно. Поэтому они считают необходимым бороться за запрет винопития, азартных игр, проституции, гомосексуализма, ростовщичества и т.д.

Однако, с точки зрения Шариата, эти запреты имеют смысл не сами по себе, а только из повиновения Всевышнему, то есть, когда они следуют из принятия Ислама. Все благие дела не принесут человеку пользу, если он будет неверующим (кафиром), точно также, претворение запретов на уровне общества не имеет шариатского значения без принятия им исламского правления и закона. Таким образом, мусульманин в немусульманском обществе не обязан бороться за ограничение его граждан в тех правах, которые им дает местный закон, тем более, делать это самовольно посягая на них.

В то же самое время он должен озвучивать позицию Шариата по отношению к этим явлениям – он может, если боится притеснений, не делать это отрыто, но он не имеет права называть запрещенное дозволенным, а порицаемое или проклинаемое нормальным. Таким образом, мусульманин должен отстраняться от запрещенного Шариатом в своей жизни и, если он может это, излагать точку зрения Шариата по данному вопросу, но он не обязан стремиться к внедрению этих шариатских норм в немусульманском обществе.

ШАРИАТ – закон для всего общества силой власти в ДАРУЛЬ-ИСЛАМ и закон только для тех, кто его принимает силой убежденности в ДАРУЛЬ-КУФР.

Таким образом, мусульманин может жить в стране дар ас-сульх (даруль-амана), пользоваться правами ее гражданина, приносить пользу обществу, в котором живет, при условии, что он может следовать своей религии и не принуждается идти против ее установлений и причинять вред Исламу и мусульманам. В то же время, понимая, что его положение может измениться, он должен быть морально готов покинуть эту землю в подобном случае, переселившись в земли Ислама или другие безопасные земли для мусульман.

 

Мусульмане в Даруль-Харб

 

О чем необходимо поговорить в связи с правовым положением мусульман в современном мире - это об их проживании в Даруль-Харб. Тем более что мусульман России этот вопрос затрагивает напрямую, о чем будет сказано ниже, ин ша Аллах.

Однако сперва рассмотрим теоретический аспект проблемы.

Вообще, напомним, что, согласно мнению многих факихов, все, что не Даруль-Ислам - это Даруль-Харб. Но здесь возникают вопросы, как теоретические, так и практические.

Для тех же ханафитов, которые считают, что нет ничего среднего между Даруль-Ислам и Даруль-Харб, последний тоже разделяется на разные категории. Так, Ибн Абидин, как мы уже писали, подразделил его на Даруль-Амана и Даруль-Хавф.

Что касается Даруль-Амана, то он коррелирует с Дар ас-Сульх, однако, у тех, кто принимает эту последнюю разновидность, картина мира из двойственной (даруль-ислам - даруль-харб) становится уже тройственной (даруль-ислам - дар ас-сульх - даруль-харб). Причем, многие развивают понимание этой новой категории (дар ас-сульх) более радикально. Вплоть до того, что некоторые из них уже перестают видеть разницу между ней и даруль-ислам, особенно в условиях, когда даруль-ислам в старом, строгом смысле этого слова на земле найти достаточно сложно.

Однако очевидно, что реальность далеко не всех современных государств, в которых проживают мусульмане, можно определить как дар ас-сульх. Напротив, в ряде стран мусульмане, особенно в положении меньшинства (но не только), живут в страхе, в том числе, за свою религию, подвергаясь за нее преследованиям и даже уничтожению.

Очевидно, что такие страны для мусульман - Даруль-Харб в чистом виде. Но какие из этого следуют выводы? Как им в них жить и жить ли вообще? Не претендуя на исчерпывающий ответ на эти вопросы и и не имея для этого необходимой квалификации, попробуем все таки их рассмотреть.

Воевать или нет?

Многие могут сделать логичный, на первый взгляд, вывод: если какая-то земля является "землей войны" для мусульман, значит, в ней следует воевать. На самом деле, такой вывод не обязателен, потому что характер какой-то страны как даруль-харб и необходимость/возможность войны с ней - это хоть и связанные, но разные вопросы.

Харб применительно к земле означает ее враждебность по отношению к Исламу и мусульманам, а необязательно факт наличия или необходимость боевых действий. Последние, то есть, джихад или газават - это отдельный, сложнейший вопрос, который должен рассматриваться отдельно и в который мы в рамках этого исследования не собираемся и не имеем знаний подробно заходить.

Но все же надо кое что отметить. Вообще-то, классическая ситуация Джихада предполагает то, что с Даруль-Харб воюет Даруль-Ислам. Либо Даруль-Харб вторгается в Даруль-Ислам и тогда это оборонительный джихад (джихад ад-даф), либо Даруль-Ислам вторгается в Даруль-Харб и тогда это наступательный джихад (джихад ат-таляб).

Очевидно, что ситуация большинства мусульман, проживающих в наши дни в даруль-харб, конкретно, в даруль-хавф, не подпадает ни под один из этих двух случаев. Она определенно не соответствует условиям наступательного джихада, при котором за армией мусульман стоит даруль-ислам и они выдвигаются по приказу законного и обладающего силой исламского правителя (имама).

Поэтому пытающиеся доказать, что мусульмане на таких землях обязаны сражаться, говорят, что они ведут или должны вести оборонительный джихад ради защиты исламских земель, когда речь идет об оккупированных харбиями землях. Однако здесь бросается в глаза различие двух ситуаций.

Первая - когда в землю мусульман вторгаются куффары и мусульманский народ поднимается на защиту своей земли. Эта ситуация очевидная, и в таких случаях ученые склоняются говорить об оборонительном джихаде даже при отсутствии таких условий как имам, исламское знамя и т.д. - достаточно, что мусульмане защищают свою землю от внешней агрессии.

Вторая ситуация - когда мусульманское население уже длительное время живет в той или иной степени мира в составе немусульманского государства и небольшая группа из их числа выступает против этого государства ради освобождения захваченной когда-то мусульманской земли. Очевидно, что эта ситуация отличается от первой, поэтому некоторые ученые считают, что овладение землей вновь это тоже самое, что ее завоевание, следовательно, подобное подпадает под условия не оборонительного, а наступательного джихада. И если даже исходить из того, что джихад в подобной ситуации дозволен без наличия этих условий, то определенно нельзя сказать, что он обязателен и безальтернативен - напротив, его начало или оставление должно оцениваться исходя из наличия или отсутствия сил, поддержки населения, возможных пользы или вреда.

Таким образом, если речь идет о попытке завоевать новую страну, то это возможно только при наличии мощной исламской державы, обладающей для этого силой (чего сейчас нет), если же речь идет о боевых действиях на оккупированных территориях мусульман, то все напрямую зависит от того, имеет ли место защита своей территории сопротивляющимся населением или это попытка небольшой группы изменить прочно установившуюся реальность, которую это население уже давно приняло и живет в ней.

Все это сложные вопросы, которые мы обозначили здесь не для того, чтобы дать на них ответ, а только, чтобы показать - из проживания в даруль-харб (даруль-хавф) вовсе не вытекает автоматически обязанность или необходимость вести в нем войну - это уже другой, гораздо более серьезный вопрос, требующий отдельного разрешения.

Как вражда совмещается с миром? 

Категории "харб" и "салям" вводят в заблуждение не только многих востоковедов, но и самих мусульман, которые рассматривают эти вопросы поверхностно, а не с точки зрения их фикха.

Точно так же как отсутствие подлинного мира (который у ханафитов, например, возможен только в даруль-ислам) вовсе не означает обязательность и неизбежность войны как ведения боевых действий, так же и отсутствие этих самых боевых действий не означает, что речь не идет о харбе. Харб - это вражда как противоположность подлинному миру, и в этом смысле подобная вражда может протекать в разных формах, соответствующих условиям той или иной ситуации.

Те же ранние ханафиты весьма подробно рассматривали положение мусульман, оказавшихся в подобных ситуациях - где есть вражда, но нет войны, с одной стороны, и где есть мирное сосуществование, но нет подлинного мира, с другой стороны.

Как жить в Даруль-Харб

Опять же, все эти вопросы детально разобраны в книгах по фикху, в частности, ханафитского мазхаба. Пытаясь адаптировать их к пониманию современных мусульман, пожалуй, следует выделить три принципа:

1) не связывать с ним свое будущее -

ученые говорили, что мусульманин может находиться в даруль-харб временно, но не должен иметь намерения остаться в нем на всю жизнь, тем более, рожать и воспитывать в нем свое потомство, что выглядит достаточно разумно, как минимум, применительно к даруль-хавф

2) руководствоваться принципом аль-валя уаль бара'а -

валя - это чувство причастности, поддержки и солидарности, бара'а - отторжения, отделения и вражды. Эти принципы распространяются на религиозное отношение к другим религиям (то есть, куфру) в целом, но при проживании в даруль-харб они обостряются в социальном, политическом и т.п. отношениях. Так, немало современных мусульман, живущих в даруль-харб, умудряются испытывать валя не только к этим странам, но и к государству и власти, которые их фактически терроризируют, более того, поддерживая их в войнах и конфликтах с другими мусульманами.

Это категорически запрещено, более того, многие ученые считают это отпадением от религии и, как показывает практика, в итоге такая модель поведения к этому и приводит. Те же иудеи, например, полтора тысячелетия живя в галуте (рассеянии), который можно считать аналогом даруль-харба для мусульман, сумели сохраниться только потому, что крепко соблюдали аль-валя уаль бара'а - чувствовали отторжение от гоев и солидарность с евреями, а не наоборот. Но такая же модель предписана и мусульманам при проживании во враждебной их религии среде

3) брать свое, не задумываясь об интересах окружающего общества -

живя в мусульманском (а также лояльном, как считают некоторые, включая автора этих строк) обществе, мусульмане обязаны заботиться не только о своих интересах, но и благополучии и здоровье всего общества. Это заключено, в частности, в следовании нормам Шариата в социально-экономических отношениях: запрете ростовщичества, продажи вещей, которые наносят ущерб общественному здоровью как-то спиртное, наркотики, мертвичина и т.п.

Большинство факихов считают, что мусульманин должен соблюдать все эти запреты, где бы он ни жил, но с одним нюансом - в данном случае не потому, что это противоречит интересам общества, а потому, что это запрещено Аллахом для него. Однако например, древние ханафиты (Абу Ханифа и Шайбани) считали иначе, полагая, что в отношениях с харбиями в даруль-харб мусульманин может делать все, что они сами позволяют ему делать, то есть, разрешено местным законом. Например, давать (но не брать) в долг под проценты, продавать "трупы собак" (специально приведен такой пример как дважды запретного, т.к., в данном мазхабе, в нормальной ситуации нельзя продавать ни собак, ни трупы), спиртное и т.д. Многие поздние ханафиты, а также Абу Юсуф не соглашались с этим мнением или не практиковали его, но оно достаточно показательно в том контексте, как мусульманин должен относиться к окружающему обществу.

Пределы вражды

Естественно возникает вопрос - а до какой степени мусульманин может доходить в своем отторжении окружающего общества и чего он не может делать в такой ситуации?

Общий ответ такой - он не может делать того, что запрещено местным законом, потому что в этом случае состояние вражды уже перейдет в состояние войны, которая может погубить не только его, но и других мусульман.


В целом, очевидно, что следуя этим принципам, жить на постоянной основе в каком-то обществе крайне затруднительно. Поэтому, если речь идет о территории страха и подавлении мусульман, то все факихи единогласны в том, что мусульмане не должны жить в таком состоянии, если только не принуждены к этому и у них нет иной возможности. Им либо следует покинуть эту землю, либо изменить ее положение одним из трех способов: 1) обратив ее в Ислам, 2) войдя в договор с ее властями и обществом, 3) на всей территории или ее части. И в данном случае, несмотря на то, что в теории ханафитский мазхаб не признает возможности долгосрочного договорного проживания мусульман под властью неверных, на практике ханафитские улемы принимали и обосновывали эту ситуацию в ряде мест (Босния, Поволжье, Индия).

 

Положение мусульман России на основе Шариата

 

Теперь подошел через попытаться понять, каково же положение мусульман России, с точки зрения шариатского права. Увы, мы не увидим честного ответа на этот вопрос со стороны тех, кому полагается его дать - исламских ученых, муфтиев.

Первым, живущим за пределами России, оно пока просто неизвестно, поэтому они либо воздерживаются от оценок, либо дают их, будучи дезориентированными теми, кто за деньги государства привозит их в Россию и показывает картинку благополучного российского ислама: строящиеся мечети в Чечне, школы Коран-хафизов и т.д.

Вторые - официальные российские муфтии, конечно же, знают его. Но, либо боятся сказать правду, чтобы не потерять свои должности, кормушки, а, возможно, и свободу с жизнью, либо давно уже продали свою совесть и религию, ища довольства не Аллаха, а своих неверных хозяев.

Поэтому нам приходится пытаться дать ответ на этот вопрос самим, к чему мы призываем и честных знатоков Шариата, знающих положение вещей и готовых сказать слово правды в лицо тирану.

На наш взгляд, вопрос о шариатском положении мусульман в России имеет три измерения.

а) с точки зрения законов государства, деклараций правителей и марионеточных муфтиев,

Россия это, конечно, Дар ас-Сульх. В ней, хоть и не действуют законы Шариата и/или мусульмане не составляют большинства по стране (условия Даруль-Ислам), они могут, не опасаясь, открыто соблюдать свою религию и призывать к ней. Исламская литература свободно издается, мечети и исламские центры открываются и ведут исламское просвещение, студенты могут получать знания и далее их распространять, никто не запрещает учиться и работать в хиджабах, в том числе, в общественных учреждениях, и т.д.

Тот, кто верит, что все это действительно так, тот, конечно, должен считать, что Россия для мусульман это Даруль-Амана, безопасное, благословенное место. Но, -

б) с точки зрения реальности,

кто знает истинное положение вещей с Исламом в России, тот скажет, что это далеко от правды. Прежде всего, Россия это государство, где власти не только не соблюдают его основополагающие законы (конституцию и другие), но и вообще не воспринимают их всерьез, не важно, идет ли речь о мусульманах или об остальных гражданах.

Что касается мусульман, то политика по отношению к Исламу определяется в России не этими законами, а идеями и установками открытых врагов Ислама (харбиев), которые через аналитические центры и СМИ вкладывают их в уши властям и навязывают большинству народа. В соответствии с ними, соблюдающих Ислам мусульман, приверженных своей религии и ведущих к ней призыв, называют "исламистами", которым противопоставляют "традиционных мусульман" - людей с мусульманскими именами и предками, которые, либо не знают Ислама и не следуют его установлениям, либо сознательно отвергают, низводя до символических атрибутов национальной культуры.

В основном по России проблем нет именно у т.н. "традиционных мусульман", для которых она и вправду даруль-амана, а, может быть, даже даруль-ислам, учитывая то, что между их "исламом" и "исламом" окружающих немусульманских властей и общества нет принципиальной разницы. Что же касается "исламистов", то есть, мусульман без кавычек, то за редкими исключениями, о которых мы скажем позже, вокруг них создают атмосферу самой настоящей вражды (харб) и страха (хавф). Запрещают издавать исламскую литературу, причем, всех направлений, в большинстве регионов не дают строить новые мечети и устраивают налеты на существующие, подвергая молящихся унижениям, закрывают исламские центры, призывающих к Исламу и распространяющих знания о нем сажают в тюрьмы по надуманным обвинениям или просто бессудно убивают. В некоторых регионах запрещено демонстрировать внешние признаки Ислама (хиджаб для женщин), некоторые фактически стали запретными для мусульман.

На основании этого можно сказать, что для большинства придерживающихся своей религии мусульман и в большинстве ее мест Россия является Даруль-Харб или Даруль-Хавф.

Существуют ли из этого исключения? Надо признать, что да. Они существуют, но строго в некоторых местах и для некоторых групп. Прежде всего, это места преобладания или традиционного проживания мусульман в значительном количестве, где местные власти не стали проводить политику вражды и запугивания и в то же время где на позициях официальных муфтиев оказались искренние и мудрые лидеры мусульман, сумевшие обеспечить своим общинам безопасное существование.

Другой пример составляют некоторые группы, например, в Дагестане или Чечне, которым удалось добиться или просто поддержать создания руками государства атмосферы страха для всех кроме них. Фактически они вызвались на роль добровольного помощника государства в борьбе со всеми остальными мусульманами кроме них. Что касается этой ситуации, то, не давая оценку действиям и аргументам противоборствующих групп, которые каждая по своему стремятся придерживаться Ислама, надо отметить, что признание государством поддерживающей ее группы в условиях войны, идущей между ним и другими мусульманами, не свидетельствует об искренности такой поддержки (со стороны государства) и не говорит об устойчивом положении такой группы. Ведь история России прошлого века уже знает примеры того, как прогосударственным группам давали определенную свободу ровно до тех пор, пока не удавалось расправиться с врагами государства, после чего приходил черед уже прогосударственных, в которых отпадала необходимость.

Так или иначе, даже если признавать эти два вида исключения, они не в состоянии изменить оценку ситуации в России в целом. Поэтому такие группы, даже если они отделяют себя от остальных мусульман России, не вправе говорить: "у мусульман в России нет проблем - посмотрите на нас". Они должны говорить: "у (такого-то) духовного управления мусульман нет проблем" или "у (такого-то) тариката в России нет проблем" и т.д., после чего станет возможным выяснение, почему у них нет проблем, а у всех остальных (соблюдающих) мусульман России, живущих в страхе, они есть. Однако есть и еще один аспект -

в) с точки зрения истории и демографии,

территория России не может восприниматься мусульманами как обычная, лояльная или враждебная, но чужая территория.

Потому что, по мнению ряда исламских ученых, не только отдельные ее части, в которых мусульмане составляют большинство, но и вся ее территория исторически является Даруль-Ислам - историческими исламскими землями. В частности, по мнению шафиитских ученых, земля, которая была утверждена как Даруль-Ислам, уже не может поменять свой статус  (Нихайят аль-Мухтадж 8/82, Асна аль-Маталиб, 4/204). А это касается не только Северного Кавказа и Поволжья, но и территории Астраханского и Сибирского ханств.

Больше того, с точки зрения ханафитского мазхаба, северо-восточная Русь, которая находилась под властью Орды, в 1313 году принявшей Ислам, была Даруль-Ахд, который, в соответствии с позицией этого мазхаба, рассматривается как часть Даруль-Ислам. Кроме того, согласно мнению ряда ханафитов, территория считается исламской (даруль-ислам) даже после перехода под власть немусульман, при условии, что мусульмане продолжают составлять на ней большинство и практиковать свою религию хотя бы частично.


Что же следует из всего вышеуказанного?


1) С точки зрения реальности, для большинства живущих в ней, приверженных своей религии мусульман Россия - это Даруль-Харб (Даруль-Хавф), со всеми вытекающими отсюда последствиями, от принципов проживания в ней и отношения мусульман к этому государству, до права, а в некоторых случаях и обязанности осуществить эмиграцию ради сохранения своей религии (хиджру) в те места, где это возможно.

 

Кстати, вопрос хиджры для российских мусульман непосредственно связан с вопросом восстановления Даруль-Ислам, которому здесь мы не уделили должного внимания из-за заостренности этой статьи на проблемах мусульман в России и аналогичных странах. Ведь сегодня активные мусульмане, выселившиеся из России в мусульманские страны, становятся одной из заметных сил, участвующих в борьбе за восстановление Даруль-Ислам на тех или иных поприщах.

2) По условиям нахождения в Даруль-Харб мусульмане могут пользоваться теми правами, которые им дает государство на основании его законов. Для мусульман - граждан России это означает, что они имеют право требовать от российского государства соблюдения его же законов, которые обязывают не только граждан, но и власти.

3) Фактически, это означает, что мусульмане - граждане России, имеют право бороться за ее превращение из Даруль-Хавф в Даруль-Амана в одной классификации и из Даруль-Харб в Дар ас-Сульх в другой, ибо это предусмотрено законами и декларациями самой этой страны и ее властей.

4) Кроме этого, по Шариату, мусульмане России в любом случае сохраняют за собой право на земли, как минимум, своего преобладания - если речь не может идти об учреждении на них шариатского правления (его сегодня нет даже в большинстве мусульманских стран), они могут бороться хотя бы за сохранение мусульманского преобладания на них и исламских атмосферы и атрибутов в обществе, а также лояльных им местных правителей.

Но, не менее важно понять, чего делать не надо.

Не надо искажать реальное положение вещей. Не надо называть черное белым. Не надо говорить, что современная Россия - это дружелюбная по отношению к Исламу и мусульманам страна.

Не надо именно, если мы хотим, чтобы это было так. Потому что для этого надо признать, что сейчас ситуация прямо противоположная. Осознать то, что есть сейчас и то, чего мы хотим завтра. Ибо лечение болезни начинается с честной постановки диагноза, а попытка тяжелобольного убеждать себя в том, что он абсолютно здоров, обычно ведет к гибели.

Автор: Харун Сидоров

Комментарии 40