Политика

Дикие гуси и арабские революции

Кто они – новые профессионалы гражданских войн?

В случае официального признания Великобританией и Францией прямого участия их военнослужащих в ливийской войне, скандал будет грандиозный. Но если их объявят нанятыми отставниками или, вообще, гражданскими специалистами, Запад признает использование в Ливии наемников, формальности будут соблюдены, и страсти вокруг нарушения резолюции ООН утихнут.

Наемники и наемники?

Во время ливийской войны обвинение Муамара Каддафи в использовании наемников было излюбленным приемом пропаганды мятежного Переходного национального совета (ПНС). Повстанцы и их западные союзники утверждали, что вождь ливийской Джамахирии «скупил» бойцов с половины Магриба и Экваториальной Африки, затем речь пошла о солдатах удачи из России, Белоруссии и Украины. Впрочем, институт наемничества всегда был частью ливийской военной машины. Во всех внешних войнах основную ударную силу ливийских экспедиционных сил почти всегда составлял панафриканский Исламский легион – наемническая структура, формировавшаяся по принципу Французского иностранного легиона.

Что касается наемников на мятежной стороне, то наибольшей ажиотаж вызвало появление в повстанческих рядах британских и французских военных специалистов. Суть интриги в их статусе – они офицеры регулярной армии, или нанятые министерством обороны или частной компанией в государственных интересах отставники (читай наемники). Британцы и французы разрабатывали план штурма Триполи, координировали действия повстанческих отрядов.

Участие наземных сил НАТО в ливийской гражданской войне запрещает резолюция Совета Безопасности ООН 1973. Но еще в апреле командование альянса, понимая, что, только сформировав из плохо вооруженных и слабо управляемых отрядов мятежников что-то хотя бы отдаленно похожее на регулярную армию, наладив их координацию и снабжение разведданными, удастся переломить ситуацию. В мае в Ливии высадилась британская команда военспецов для развертывания пункта связи. Затем подтянулся британский спецназ 22-го полка SAS (Специальная авиадесантная служба) и французские коллеги. США тоже еще в апреле заявляли о возможной посылке своих военных инструкторов в лагерь оппозиции, но их пока не идентифицировали.

В случае официального признания Великобританией и Францией прямого участия их военнослужащих в ливийской войне, скандал будет грандиозный – о резолюцию Совбеза ООН вытерли ноги. Но если их объявят нанятыми отставными военными или, вообще, гражданскими специалистами, Запад признает использование в Ливии наемников, формальности будут соблюдены и страсти вокруг нарушения резолюции ООН быстро утихнут.

Новый Клондайк

С полным разгромом сторонников Каддафи и установлением власти ПНС, для частных военных и охранных компаний (которые упорно отрицают свою сущность в качестве контор по набору наемников, а на деле таковыми являются) Ливия может стать еще одним «клондайком» после Афганистана и Ирака. Сейчас на этих двух театрах военных действий работают несколько сот частных фирм по безопасности, в которых числятся более 265 тысяч частных контрактников.

Лагерь ливийских повстанцев – это более 40 разновеликих мини-армий, подчиняющихся только воле своих командиров. Борьба за власть неизбежна. Если события будут развиваться по сомалийскому сценарию, то международному бизнесу путь в страну окажется закрыт. Но если они произойдут по более мягкому, хотя бы иракскому, сценарию, то западным корпорациям в этой стране надо будет покупать свою безопасность, а новой армии Ливии понадобятся инструкторы и технические специалисты. Все это предоставят частные военные и охранные компании.

В этом случае ливийский рынок безопасности придаст новый импульс развитию частного военного бизнеса, который после десятилетия настоящего бума, начал понемногу стагнировать.

Краткий боевой экскурс

Первая частная военная компания (ЧВК) WatchGuard International была создана полковником Дэвидом Стирлингом в Великобритании в 1967 году. В США пионером частного военного бизнеса во время во Вьетнаме стала компания Vinnell Corporation. К окончанию «холодной войны» таких фирм насчитывалось всего пара десятков, деятельность их тщательно скрывалась.

В 1990-е годы ситуация начала меняться. Сокращение вооруженных сил стран НАТО и бывшего Варшавского договора создало огромный рынок безработных военспецов. Минобороны США и Великобритании стали передавать в частные руки определенные зоны ответственности. С концом биполярного мира многие страны (прежде всего – в Африке) в плане обороны и безопасности оказались предоставлены сами себе и начали нанимать частные армии.

Сформировались три типа таких компаний:

1. Компании военных услуг – настоящие частные армии, которые непосредственно планировали и проводили боевые операции в интересах клиента.

2. Консалтинговые компании – консультации и обучение войск.

3. Логистические компании – тыловая поддержка, строительство и обслуживание сложных систем вооружений.

Компании первого типа – самой знаменитой из которых была южноафриканская Executive Outcomes – прекратили существование в силу постоянных обвинений в наемничестве.

Кульминацией стал 2001 год. После атаки 11 сентября спрос на частные военные и охранные услуги вырос в геометрической прогрессии. Новые ЧВК появлялись одна за другой и тут же получали крупные контракты.

Проблемы и перспективы

Военные частники работают по всему миру, но самые большие и доходные зоны – Ирак и Афганистан. Однако афганский рынок безопасности постепенно переходит в руки местных фирм. Президент Хамид Карзай требует, чтобы все западные ЧВК покинули страну. Президент США Барак Обама в своей предвыборной кампании жестко критиковал фактически неконтролируемые действия частных фирм в Ираке и пообещал сократить расходы Пентагона и Госдепа на военный аутсорсинг на 40 млрд долларов. Окончательный уход войск США из Ирака заставит в итоге и частников покинуть страну.

Военные бюджеты ведущих западных стран сокращаются, а с ними и статьи расходов на частные военные компании, а это более 50% их доходов. Один из выходов для испытывающих финансовые трудности военных компаний – их покупка крупными корпорациями, заинтересованными в создании собственных мощных структур безопасности, фактически частных армий. Первая такая знаковая сделка была проведена в 2000 году, когда американская корпорация L-3 Communications купила консалтинговую MPRI, в руководстве которой сплошь отставные генералы Пентагона, всего за 40 млн долларов. В 2011 году наиболее заметной стала покупка 531 млн долларов крупнейшей британской оборонной компанией BAE Systems компании Detica, специализирующейся на разведке и компьютерной безопасности.

Несколько компенсирует финансовые потери компаний по безопасности также новый крупный рынок – сопровождение судов и сопутствующие мероприятия в зонах пиратской активности в Аденском и Гвинейском заливах, который многие ЧВК усиленно осваивают в последние годы.

Однако главной надеждой военных частников должны стать арабские революции. Общая нестабильность в регионе и страх местных авторитарных режимов перед своими подданными обещают им новые контракты, и даже больше – возрождение классических наемных армий. Создатель американской ЧВК Blackwater Worldwide (ныне Xe Services) Эрик Принс, отошедший было от дел, уже подписал контракт в 529 млн долларов с правительством Объединенных Арабских Эмиратов на формирование батальона наемников численностью 800 бойцов. Завербованные – настоящий наемнический интернационал: колумбийцы, южноафриканцы, бывшие французские легионеры, американские, британские и немецкие спецназовцы. У них здесь будет много работы.

Автор: Иван Коновалов

Комментарии 1