Политика

Гюлен руководит одной из самых крупных в мире масонских организаций - "Хизмет"

Несколько недель назад турецкий богослов Гюлен публично проклял премьер-министра, правда, как опытный политик и дипломат, ухитрился так его и не назвать по имени.  И это, между прочим, очень серьезно, учитывая беспрекословный «культ личности» Гюлена внутри движения, которое он возглавляет.

У каждой эпохи есть свой маленький Ленин

В марте 2014 года состоятся выборы мэра Стамбула. И открытые и скрытые    гюленовцы сделают все возможное и невозможное, чтобы  попробовать провалить ставленника Эрдогана. Сам премьер-министр является коренным стамбульцем. Если его противникам удастся выиграть место градоначальника исторической столицы Турции, то это может стать началом конца политической карьеры Реджепа Эрдогана.

Все более разгорающийся конфликт между Гюленом и Эрдоганом, которые еще недавно были достаточно близкими союзниками друг другу, имеет много аспектов – и исторических, и идеологических, и религиозных,   и личностных. Однако сутью нынешнего жесткого противостояния «кто кого?» является масштабная политическая борьба за контроль над правящей в Турции Партией справедливости и развития (ПСР), борьба за руководство всего исламского движения в Турции, а, следовательно, и за контроль над  всей страной.   А ведь значимость Турецкой Республики в мировом раскладе сил за последние десять лет серьезно выросла.

Гюлен уже не скрывает, что главным препятствием на его пути к власти является харизматический Эрдоган.  Премьер-министр Турции убежден, что против него, как одного из лидеров мирового исламского движения, сформирована мощная внутренняя и внешняя коалиция, ядром которой является движение Гюлена.

Другой аспект этого конфликта тесно связан с первым. В суннитском секторе Исламского мира образовался серьезный вакуум влиятельных во всем мире мусульманских лидеров. Если Фетхулла Гюлен сможет, при помощи  своих «западных друзей», убрать популярного среди мусульман мира Эрдогана и поставить на его место своего ставленника, то затем он получает возможность стать своего рода «суннитским Хомейни».

Станет ли Сэйлорсбург столицей Турции?

Эрдоган и Гюлен очень четко и ясно демонстрируют два принципиальных направления в новейшей исламской истории.

Фетхулла Гюлен – это, своего рода, теоретик и вождь т.н.  соглашательского, политического суфизма, то есть суфизма, который стремится не только к духовной, но и светской власти, используя самые различные технологии, приемы и методы. Основой всего подхода должен стать самостоятельный тарикат Фетхуллы Гюлена. Хотя сам Гюлен начинал и воспитывался в даргяхе Накшбанди, тем не менее, можно утверждать, что де-факто тарикат Гюлена создан, существует и развивается.

Я вообще считаю Гюлена одним из наиболее талантливых, а может и гениальных специалистов в сфере оргоружия. Фактически он создал и руководит одной из самых крупных в мире многослойных эшелонированных масонских организаций. На самом деле об этой корпорации мало, что известно. И это уже ее огромное преимущество в мире, где тайные организации становятся все более и более влиятельными.

Ядро этой корпорации составляет классическая закрытая суфийская структура, основанная на принципах безусловного подчинения мюрида шейху. Внешним окружением такой структуры является «Хизмет», открытая организация, которая владеет по всему миру сотнями лицеев, колледжей, университетов, мечетей, молельных домов, общежитий и т.д.  Внешне эта организация является воплощением идеи служения обществу.  Скрытая, и гораздо более существенная ее функция заключается в том, что она ищет, вербует, готовит профессиональные кадры, причем особый упор делается на поиске талантливых людей.

Вокруг «Хизмет» постепенно кристаллизируется неформальная сеть разного рода общественных и государственных организаций, куда  корпорация Гюлена  целенаправленно, год из года, внедряет своих людей, наращивая тем самым  свой кадровый потенциал. Таким образом, еще в 90-е годы гюленисты укрепились и в жандармерии, и системе прокуратуры, и в полиции, и в профсоюзах и т.д. Эффективная реализация принципа «кадры решают все!» рано или поздно приводит к появлению «государства в государстве».  Говорят, что общая численность гюленистов только в Турции – от 3 до 6 миллионов членов и сторонников, и значительная их часть именно в госаппарате.

Однако Гюлен прекрасно понимал, что без соответствующей  исламской политической партией справиться со своим главным внутренним врагом – армией и военными структурами, и затем прийти к власти, он не сможет. Бывший исламский премьер-министр Турции, легендарный Наджметдин Эрбакан многочисленные попытки Гюлена о политическом сотрудничестве отвергал. Поэтому, когда армия в 1997 году запретила «Рефах» – партию Эрбакана,  Фетхулла Гюлен, единственный исламский деятель, публично аплодировал генералам.

И, практически, в этот же период был сформирован тактический союз с тогдашним мэром Стамбула Эрдоганом, в результате чего и возникла ПСР, которая, через несколько лет, пришла к власти. Причем, и среди нынешнего руководства ПСР  есть прямые мюриды Гюлена.

Гюлену дан приказ идти на Запад. Эрдогану – в другую сторону

Реджеп Эрдоган – лидер того направления в глобальном исламском движении, которое практически смыкается с «Братьями-мусульманами». Главный смысл этого потока заключается в воссоздании духа мусульманской солидарности в исламском социуме, каждодневной социальной помощи наиболее нуждающимся народным массам, обездоленным слоям уммы. Если Гюлен наполовину исламист, а наполовину пантюркист, то Эрдоган, прежде всего, исламист, сторонник глобальной уммы,  а потом уже сторонник сильного турецкого государства как опоры мирового исламского движения. Непосредственно, турецкий национализм для него это «ширк».

Если для Эрдогана и его сторонников принципы и идеи Ислама, цели глобального исламского движения обладают безусловным приоритетом, то гюленисты готовы на любые конъюнктурные временные соглашения со всеми, если это будет способствовать укреплению корпорации, и, прежде всего, расширению внешнего колаиционного потенциала.

Самый показательный пример различий в этих двух позициях произошел три с половиной года назад.

31-го мая 2010-го года в нейтральных водах Средиземного моря военно-морские силы Израиля, с применением огнестрельного оружия,  захватили корабли с гуманитарной помощью, направлявшиеся в Газу. При этом погибло 9 турецких граждан, а сами суда были арестованы. Эта помощь была организована турецким Фондом гуманитарной помощи, прав и свобод человека. Флот, во главе которого шло грузовое судно «Mavi Marmara», должен был пробить блокаду, в которой израильская армия держала палестинцев Газы, и оказать этому населению посильную гуманитарную помощь…

Действия представителей военно-морских сил Израиля вызвали бурю негодования, не только в Турции, но и во всем мире. В декабре того же года в Мадриде был установлен памятник жертвам блокады в Газе и жертвам нападения на судно «Mavi Marmara».

Однако, в отличие от Эрдогана, который жестко обвинил Израиль в политике государственного терроризма, Ф.Гюлен в своем интервью правоконсервативной американской газете Wall Street Journal выразил негодование по поводу «безответственности турецкого правительства», которое «не попыталось заранее договориться с официальными представителями Израиля для того, чтобы получить у них официальное согласие на оказание гуманитарной помощи жителям Газы». Гюлен обвинил правительство Эрдогана в «игнорировании авторитета» Израиля. Более того, Гюлен выразил свои сомнения по поводу искренности деятельности самого Фонда гуманитарной помощи.

Это интервью, с одной стороны, вызвало очередной шок в религиозных слоях турецкого обществе, а с другой стороны, еще больше укрепило связи Гюлена с влиятельными элитными американскими и еврейскими группировками.

Для  каждого Гюлена есть свой  пломбированный  вагон

…С 1998 года Фетхуллах Гюлен живет в США. Он туда переехал, спасаясь, как сам объясняет, от преследований турецких военных.  Однако даже после того как Эрдоган в результате многолетней борьбы смог поставить армию под гражданский контроль, Гюлен в Турцию так и не вернулся.  Именно потому, что Фетхуллах Гюлен как очень амбициозный лидер претендует на большее, на гораздо большее…

Сейчас Гюлен живет в штате Пенсильвания, в городе Сэйлорсбург.  Именно в Соединенных Штатах он работает над укреплением внешнего коалиционного потенциала своей империи. И речь идет не только о том, что целый ряд американских фондов активно финансово помогают его корпорации. Гюлен активно взаимодействует с различными элитными группами США. Он вел переговоры с Х.Клинтон, с другими руководителями госдепа, встречался с конгрессменами и сенаторами, представителями еврейского и произраильского лобби.  У него, естественно, были и закрытые контакты с представителями американских спецслужб.  Между прочим, именно ЦРУ «успешно» ходатайствовало о предоставлении ему вида на жительство в США.

Очередным этапом в кризисном развитии отношений между Гюленом и Эрдоганом стали вроде бы неожиданные массовые протестные выступления против премьер-министра летом 2013 года.  Ключевую роль в антиправительственных демонстрациях сыграли именно члены и сторонники корпорации Гюлена. И неожиданными эти выступления стали только на первый взгляд.

Дело в том, что к этому времени открыто обострился подспудный конфликт Эрдогана с Вашингтоном. Турецкий лидер, вместе со своим старым партнером главой МИД А.Давутоглу, с 2010 года стал дистанцироваться от согласованной еще в начале «нулевых годов» политики ускоренной интеграции в западную цивилизацию. Почувствовав себя сильным и уверенным, Эрдоган  стал все чаще говорить от имени мусульман всего мира, вспоминать Османское государство, напоминать об исторических правах Турции и т.д. Очень многим влиятельным персонам в американском истеблишменте это очень не нравилось.

16 мая Эрдоган приехал с официальным визитом в США и встретился с Обамой. Разговор прошел на повышенных тонах. А через несколько недель гюленовцы попытались организовать «цветную революцию» в Турции.

В ответ на это, в конце 2013 года Эрдоган предложил закрыть по всей Турции курсы по подготовке к университетам («üniversite hazırlık kursları»), те самые курсы, которые были и остаются одним из главных инструментов гюленовской стратегии «культурно-образовательной революции» и одним из важных источников доходов его корпорации…

С началом же 2014 года эскалация стала усиливаться на глазах…

Комментарии 3