События

Власть ему в руки. Фельдмаршал аль-Сиси завершил покорение Египта

Министр обороны Египта фельдмаршал Абдель-Фаттах аль-Сиси стал практически безальтернативным кандидатом на пост президента, выборы которого пройдут в конце апреля. Политическая история этой страны, описав за последние три года невероятный кульбит, возвращается в исходную точку — к авторитарной военной диктатуре.

Сознательные граждане стали отправлять Абдель-Фаттаху аль-Сиси челобитные с просьбой стать президентом Египта почти сразу после свержения предыдущего главы государства — Мохаммеда Мурси, расставшегося с властью в начале июля 2013 года.

Не успел генерал поклясться Аллахом, что не собирается брать власть в свои руки и не допустит создания военной хунты, как со всех сторон на него посыпались предложения сделать именно это. Такое рвение активисты объясняли скромностью своего кумира, пообещавшего «во всем подчиняться воле народа». Тот протестовать не стал — демократия все-таки.

При этом Аль-Сиси изо всех сил старался поддерживать хотя бы видимую отстраненность от руководства страной. Он даже назначил зиц-президента — бывшего руководителя Конституционного суда Адли Мансура. Впрочем, фиговый листок в виде «временного президента» оказался маловат: и сторонники, и противники новой власти свои хвалы и проклятья соответственно адресовали именно министру обороны.

Сомнений в том, кто является истинным руководителем государства, не было и у иностранных наблюдателей. Мотопехотный стиль управления страной говорил сам за себя — его отлично характеризует отношение военных к своим противникам из числа сторонников старой власти (и на этот раз про демократические ценности никто вспоминать не стал).

Как только Мохаммед Мурси сменил тесный президентский костюм на удобную тюремную робу, его соратники из «Братьев-мусульман» устроили в Каире и других городах массовые акции протеста, требуя вернуть их «лидера» во дворец. Поскольку расходиться демонстранты отказывались, их (как обычно и бывает в таких случаях) объявили «террористами», «бандитами» и «иностранными наемниками».

Подавление выступлений «Братьев-мусульман» в КаиреПодавление выступлений «Братьев-мусульман» в КаиреФото: Amr Abdallah Dalsh / Reuters

Подразделения пехоты при поддержке вертолетов и бронетехники провели в лагерях исламистов несколько операций с использованием боевого оружия. В результате тысячи сторонников Мурси оказались под следствием и в больницах, сотни — на каирских кладбищах. Само движение «Братья-мусульмане» запретили, его лидеров посадили, а активы — заморозили.

Такие методы ведения диалога с оппозицией несколько смутили Запад, однако задача властей в Каире в целом была решена: сильно прореженные исламисты, проклиная власть, разошлись по домам. Адли Мансура — хоть и временного, но все же президента — никто даже и не винил в произошедшем. Всем было ясно, что команду стрелять по людям из БТРов и с вертолетов отдавал не он.

Каир и многие другие города страны были очищены от исламистов самыми жестокими методами. Но политически активные египтяне не только не осудили министра обороны, но и прониклись к нему искренним расположением. Мурси и его команда всего за один год успели настолько утомить жителей страны насаждением исламских ценностей вместо спасения экономики, что от них отвернулись все, кроме самых рьяных сторонников и малообразованных феллахов. Жители столицы, которым изрядно досаждали лагеря протестовавших исламистов, и вовсе пришли в восторг.

После Мурси, занимавшегося всем чем угодно, но только не насущными экономическими вопросами, строгий, решительный и деятельный генерал вызвал острый приступ народной любви. Флагов, магнитиков, плакатов и граффити в поддержку любимого руководителя многим уже не хватало для выражения всей пылкости чувств. В Египте начали изготавливать футболки и свитера, конфеты и торты с его изображениями, появились ювелирные украшения с его инициалами, в магазины завезли лимонад «Аль-Сиси», в кебабные — одноименные бутерброды, а Сеть заполонили ролики с полураздетыми девицами, томно извивающимися у портрета генерала. Одновременно с этим некие «молодежные организации» за несколько месяцев насобирали миллионы подписей за выдвижение Аль-Сиси на пост главы государства.

Не хватало лишь малости — какого-то подтверждения «избранности» Аль-Сиси и его миссии. Наконец нашлось и оно: в прессу попала фотография Главного Героя Египта — народного любимца и непререкаемого авторитета Гамаля Абдель Насера с шестилетним мальчишкой на руках. Нетрудно догадаться, кем именно оказался ребенок.

Адли МансурАдли МансурФото: Amr Abdallah Dalsh / Reuters

Некоторые местные либералы, правда, поставили под сомнение сходство малыша с сегодняшним 60-летним лысеющим генералом. Но тем хуже для них. Большинство лидеров прозападной оппозиции теперь могут делиться своими соображениями по поводу происходящего лишь в пределах своих камер. В тюрьмы их, правда, отправили не за споры насчет потертой фотографии, а за более серьезные деяния.

С приходом Аль-Сиси к власти в стране был принят закон «О массовых собраниях». Согласно этому документу, граждане, желающие выразить недовольство властью, должны получить разрешение на свой протест у этой самой власти. Такие разрешения, однако, выдавались крайне неохотно, поэтому либералы стали выходить на демонстрации, пренебрегая получением необходимого документа. Результат оказался вполне закономерен: активистов несколько раз побили, а их лидеров пересажали. Впрочем, как показывает опыт «Братьев-мусульман», либералы еще должны радоваться, что власти не пресекли несанкционированную акцию при помощи пулеметов.

Неудивительно, что оппозицию, как исламскую, так и светскую, такое отношение расстроило и даже разозлило. Либералы, по своему обыкновению, развернули беспощадную войну с режимом в соцсетях, громя его «лайками» и ретвитами, остроумными аватарками и обидными статусами. Самые продвинутые по-английски рассказывали иностранным телеканалам про «нью релиз оф милитари диктейтор». Исламисты, у которых с языками похуже, тоже нашли себе занятие по душе. По всему Египту загремели взрывы, участились вооруженные нападения на полицию и чиновников, а на туристическом Синае даже сбили вертолет.

Либералы с исламистами, разумеется, бойкотировали референдум по новой конституции страны, прошедший на минувшей неделе. Это, впрочем, особых сложностей властям не доставило — 98,1 процента голосовавших одобрили документ. В руководстве страны расценили результаты референдума как признак того, что Египет «вступил в новую эру» демократии и стабильности. То обстоятельство, что в голосовании приняли участие менее 40 процентов избирателей, Каир сильно не смущает.

Абдель-Фаттах аль-Сиси и Мохаммед МурсиАбдель-Фаттах аль-Сиси и Мохаммед МурсиФото: пресс-служба правительства Египта

«Братьям-мусульманам», чью конституцию творчески переработали аналитики Генштаба, итоговый вариант должен был польстить — документы очень похожи. В конституции Мурси универсальные права и свободы египтянам гарантировались до того предела, покуда они не входят в противоречия с исламом и «установившимися вековыми традициями». Решать, что чему противоречит, а что — нет, должны были улемы — специалисты по исламу вообще и шариату в частности. Большинство из них, разумеется, являются сторонниками «Братьев-мусульман».

В сущности, военные лишь поменяли «традиции и ислам» на «национальную безопасность и интересы», а «улемов» — на «военные суды», подчиняющиеся генералитету. Теперь вместо религиозных авторитетов над законом будет стоять армия. Помимо этого, военные получили и множество других полномочий (например, правка бюджета), не очень свойственных вооруженным силам в других странах.

Египетскому генералитету оставалось только формально закрепить восстановление своего всевластия. 27 января Высший совет вооруженных сил Египта (главный коллегиальный орган министерства обороны) выдвинул Абдель-Фаттаха аль-Сиси в кандидаты на пост президента страны. И едва ли министр откажется. Во-первых, сложно представить, чтобы такое обращение появилось без согласования с ним самим, во-вторых, за несколько часов до обращения Высшего совета временный президент Мансур присвоил Аль-Сиси высшее воинское звание — фельдмаршала. А в Египте еще не было случая, чтобы фельдмаршал так или иначе не протиснулся к рулю управления всей страной.

В случае если Аль-Сиси станет президентом страны (а сомневаться в этом сейчас не приходится), ему придется уволиться из армии, а Египет вернется к тому, с чего начинал в январе 2011 года, — авторитарному режиму, во главе которого будет стоять формально гражданский, а на деле военный человек. В этой ситуации дальнейшая судьба страны во многом будет зависеть от личных качеств ее руководителя. Сейчас о фельдмаршале в этом смысле можно сказать немного, поскольку на полях сражений он не отличился и сторонится публичности. Очевидно, что для достижения поставленных целей он не будет брезговать никакими методами. Подтверждение этому тезису — Мохаммед Мурси, который находится в тюрьме, несмотря на то что именно он сделал Аль-Сиси министром обороны и самым молодым в истории членом Высшего военного совета.

С точки зрения управления государством такая неразборчивость в методах может сыграть как положительную, так и отрицательную роль. Если будущий президент применит все свое коварство и жесткость для проведения радикальных экономических реформ, он может стать «египетским Пиночетом». Но если эти качества будут использованы для бесконечного укрепления личной власти, то Египет ожидает еще одна революция или военный переворот. В Африке второй вариант случается намного чаще.

Автор: Иван Яковина, "Лента.ру"

Комментарии 1