Общество

День конфессиональной дружбы

На вторник, 30 августа, приходится мусульманский праздник Ураза-байрам. Он еще не наступил, а его уже сопровождают конфликты: накануне появились сообщения, будто на далеком дальневосточном острове Русском мусульмане, которые пытались отметить уразу, устроили в выходные чуть ли не мятеж.

В понедельник выяснилось, что ситуация не имела отношения к празднику. Охранник одной из строек будущего саммита АТЭС забрал у гастарбайтера пропуск — в принципе это довольно обычная практика для случаев, когда гастарбайтеры пытаются требовать выплаты денег за свой труд. Гастарбайтер попытался отбить пропуск назад, напал на охранника и позвал подмогу. Охранник тоже вызвал группу быстрого реагирования, и драка стала массовой. Результат непраздничный — несколько человек с травмами госпитализированы, повреждены автомашины.

Увы, самое типичное в этой ситуации поведение СМИ, которые снова увидели в драке религиозный подтекст, которого в ней не было (хотя большинство гастарбайтеров и являются мусульманами). Это поведение — отражение настроений в обществе: если в драке участвуют мусульмане, значит, драка произошла именно потому, что они мусульмане. Если один человек убил другого, и выяснилось, что убийца исповедует ислам, значит, в этом и есть причина убийства.

Так бывает, когда две общины находятся на грани открытого противостояния. В таких ситуациях уже поздновато разбираться, почему дело дошло до этой грани. Надо что-то делать для того, чтобы от нее отодвинуться.

Пока мы не делаем ничего. Правительство Москвы, например, определило в этом году места для проведения главных мусульманских праздников. Сюрпризов нет: в списке все четыре действующие московские мечети.

Это означает лишь, что сценарий прошлого года будет полностью повторен. Десятки тысяч мусульман, число которых в Москве растет по чисто экономическим причинам, заполонят улицы у мечетей, физически не рассчитанных на такое количество людей. Местные жители снова испытают культурный шок и тревогу: Москва пока не привыкла видеть собственные улицы до горизонта заполненными рядами коленопреклоненных молящихся.

6 ноября та же картина повторится на Курбан-байрам — день жертвоприношения. Даже если властям на этот раз хватит умения и такта предотвратить забой жертвенного скота прямо в городе, сам по себе вид толп увеличит страх и раздражение. После этого одной-двух хулиганских стычек с участием мусульман (а такие происходят в Москве каждую неделю) будет уже достаточно для повторения Манежной площади, тем более что большие выборы теперь буквально на носу, и кому-то наверняка захочется напомнить избирателям и об угрозе неконтролируемой миграции, и об агрессивном национализме, который «поднимает голову».

Впрочем, московским чиновникам в данном случае не оставалось ничего, кроме того, что они сделали. Если бы они попытались за истекший год увеличить количество мечетей, чтобы те вместили в себя всех желающих молиться, они столкнулись бы с раздражением горожан. А это, пожалуй, неуместно для новой администрации. Попытка увеличить количество мечетей всего на одну, в Текстильщиках, вызвала резкий протест местных жителей. Видимо, поэтому мэрия пока решила переключиться на создание типовых православных храмов.

Если бы магистрат внял предложениям муфтията и предложил мусульманам некую альтернативную площадку для празднования — к примеру, стадион или концертный зал, — исход тоже был бы неясен. Едва ли молитва в честь праздника Ураза-байрам на трибунах или газоне «Лужников» сильно обрадовала бы, например, спартаковских болельщиков.

Когда нет тактических решений, нужно менять стратегию. Раздражение, страх и ненависть можно устранить, если день за днем неустанно напоминать людям, что они единая гражданская нация, где никто никому не мешает жить в рамках общего закона, где каждый имеет равные права вне зависимости от происхождения, крови и религии, и может по праву гордиться своей страной.

Увы, пока предлагается в основном гордиться историческими свершениями, а не нынешним положением дел. Разговор о равенстве прав либо становится пустой формулой в устах чиновников, не придающих этим словам никакого значения, либо приравнивается к «демшизе». А работа по формированию нации — это длинный и дорогостоящий проект. Если его начало все время откладывать, можно рано или поздно оказаться не просто без нации и без страны, а прямо в самом пекле религиозной войны. Печальный опыт Югославии учит нас, что такое бывает не только в учебниках по истории XVI века.

Автор: Иван Сухов

Комментарии 1