Политика

Кряшенские пазлы. Фрагмент 1. Кряшены, РПЦ и региональная власть

Кряшены, РПЦ и региональная власть


Серия заявлений, обращений и круглых столов, подхваченных федеральными СМИ о якобы творящемся в Татарстане геноциде малочисленного кряшенского народа, обратили внимание общественности на нерешенные проблемы этого молодого этноса.

Разобраться в том, что же на самом деле происходит в республике и как это отражается на кряшанах, нелегко даже человеку, знающему реалии этого региона. Представленный ниже материал является первым пазлом полотна, которое по мере насыщения поможет неискушенному читателю увидеть полную картину происходящего.

Прежде чем начать излагать собственную точку зрения, хочу обратить внимание на то, что единственным близким другом президента Татарстана Рустама Минниханова, татарина-мусульманина по национальности, является кряшен Иван Егоров, генеральный директор ОАО «Холдинговая компания «Ак барс». Кстати, родовые корни обоих друзей из Мамадышского района Татарстана. А это, хочу обратить внимание, уникальная территория потому, что здесь проживает достаточно высокий процент кряшенского населения. Именно здесь как нигде в Татарстане концентрировано проявляется атмосфера татаро-кряшено-русских отношений. Кстати, главой Мамадышского муниципального района опять же является кряшен. И это никого не смущает, несмотря на то что кряшены здесь даже при сравнительной многочисленности являются этническим меньшинством.

Однако недавний информационный выброс в федеральные СМИ создал образ кряшена-мученика, с которым якобы борются региональные татарские власти. Учитывая непропорционально высокое количество кряшен в политической и бизнес элитах республики, это мягко говоря, вызывает удивление. Однако все становится на свои места, когда начинаешь понимать, что вся эта шумиха поднята для того, что бы пустить людей по ложном следу и увести посторонние взоры от реального межнационального противостояния, существующего внутри Русской православной церкви МП.

Надо сказать, что вялотекущий, культурный конфликт между русскими и кряшенами был всегда. Проявлялся он как в быту, так и внутри религиозной общины. Причин здесь много. Одна из них - разное ощущение православной веры: если для русских она является мощным фактором духовного возрождения, то для кряшен она в первую очередь инструмент собственного этностроительства, замешанный на мощном национализме. Русские верующие люди, для которых православие - это в первую очередь связь с Богом, никогда не смирятся с таким потребительским мироощущением. Кроме того, всем очевидно, что  действия кряшенских активистов, направленные на создание параллельных РПЦ религиозных структур, ведут к созданию самостоятельной Кряшенской христианской церкви. Может быть, они сами еще до конца это не осознают, но то, что вектор в этом направлении задан, сомнений не вызывает. А раз это так, то где-то впереди маячит явление авторитетной личности с мощным богословским багажом и сильным национальным самосознанием, эдакого кряшенского Мартина Лютера.

Уже сейчас кряшенские приходы – это некие протестантские общины внутри РПЦ. Они запросто объявляют некоторые приходы национальными и вытесняют из них церковно-славянский язык, заменяя его церковно-кряшенским. Останавливает кряшенизацию церквей только отсутствие должного количества священнослужителей, владеющих родным для них языком: на 192 кряшенских населенных пункта в Татарстане приходится всего 7 кряшенских священников. Над решением этой проблемы в настоящее время бьются активисты, благо в Казани есть собственная духовная семинария. С другой стороны, эти претензии кажутся надуманными, учитывая, что кряшены прекрасно владеют русским языком, а церковно-славянский является наднациональным, от которого до конца не отказались даже румыны. Не стоит забывать и то, что богослужения на кряшенском языке могут создать проблемы русским христианам, которые придя в православный храм, будут поставлены в неловкое положение. Все-таки РПЦ – это в первую очередь русская церковь, и православный – это значит русский. Именно поэтому проявление кряшенского национализма воспринимается православными народами как попытка расколоть внутрицерковное единство.

Наглядным примером русско-кряшенских отношений являются споры, связанные с организаций национального прихода в г. Елабуге. В начале перестройки здесь в одном из старинных храмов началось богослужение на церковно-славянском языке. Вскоре кряшены попросили для себя одну из заброшенных церквей, и местные власти готовы были поддержать эту инициативу, но против этого выступили русские священники. И действительно, на каком основании храм, построенный русскими купцами в XIX веке, должен менять национальную окраску? Строить же для них новое здание, в то время когда требуется реставрация еще двух старинных церквей, было бы не разумно. Тем не менее, в данном конкретном случае был найден компромисс и периодически в одном из храмов Елабуги проводятся богослужения на церковно-кряшенском языке.

Замалчивать эти противоречия, которые плохо сказывается на самочувствии целого народа, дальше уже нельзя. Однако РПЦ не торопится их признавать, уводя свою паству в неконструктивные дискуссии. А власти Татарстана, учитывая особый статус РПЦ в России, тактично продолжают политику невмешательства во внутреннюю жизнь православной общины республики. И их понять можно – это слишком деликатный вопрос. На этом фоне удивляет позиция высших иерархов РПЦ, критикующих региональные власти за игнорирование кряшенской проблематики, которая на самом деле сводится к межэтническим взаимоотношениям внутри христианской общины. А тем временем некоторые кряшенские активисты, которые ведут свою игру, нашли поддержку на федеральном уровне не только среди российских черносотенцев, но и среди иерархов РПЦ.

Не вызывает сомнений, что у кряшен как у народа, сформированного под воздействием православия  существуют реальные проблемы в условиях светского государства. А их решение возможно только при определенных уступках, и в первую очередь со стороны РПЦ. Только готова ли она объединить все кряшенские приходы России в автономную структуру, которая позволила бы решить эти специфические противоречия? Речь, конечно же, идет не об Автономной ПЦ, как например Японская, и даже не о Самоуправляемой ПЦ, как Украинская, можно было бы обойтись Кряшенской епархией прямого подчинения. Тем более что это объединение внутри РПЦ фактически уже существует, но просто имеет негласный характер и неформальных лидеров, радеющих за развитие собственного народа.

(Продолжение следует.)

Комментарии 7