Политика

Правда и ложь о геноциде в Египте и Сирии

Интерпретация событий сирийской революции переключилась с истории о мирных протестах с требованиями демократических реформ на гражданскую войну, вовлекшую все слои сирийского общества.

На самом деле, эта интерпретация может меняться в зависимости от идентичности и политической принадлежности повествователя. По мнению антиправительственных сил, яростные атаки режима на мирных демонстрантов привели к тому, что сирийский народ был вынужден взяться за оружие, чтобы защитить себя.

Но с точки зрения сирийского правительства, революция воплощает попытки террористов ослабить Сирию, и они прекращаются с самого начала народных выступлений. Министры также утверждают, что из-за этих выступлений Сирия превратилась в привлекательную цель для иностранного вмешательства.

Конечно, нет необходимости опровергать версию правительства, потому что если даже оно действительно воюет с терроризмом, то делает это неоправданными методами.  Дамаск действует как отец, который предпочитает пристрелить ребенка, лишь бы избежать непослушания.

Чтобы запугать протестующих, режим начал использовать против гражданского населения боевое оружие и пытать детей. Далее он применил оружие массового уничтожения, чтобы разрушить целые города и общины. Это старая тактика сирийских властей, опробованная в 80-х в Тель-Затааре и Хаме для подавления антиправительственных протестов.

Этот режим всегда с крайней жестокостью действовал против тех, кто отказывался склонить перед ним голову, однако на этот раз это не помогло, потому что сирийцы остаются верны своему девизу, что «смерть – это не унижение». В Сирии гибнут и будут гибнуть люди, но впредь народ уже не позволит поставить себя на колени или унижать.

Интерпретация войны в Сирии, предлагаемая оппозицией, требует незначительных правок в том, что касается роли армии. Собственно, эта война началась не как вооруженный конфликт между войсками и гражданским населением.

Случилось так, что многие сирийские военнослужащие предпочли дезертировать, потому что больше не могли выносить свою причастность к жестоким и варварским методам ведения войны; не собираясь воевать с режимом, они не хотели, чтобы на их руках была кровь их же родных и близких. Режим действует как мафия, которая заставляет всех своих членов против их воли проливать чью-то кровь, чтобы доказать лояльность.

Один из методов режима – принимать меры против своих же членов до того, как их примут другие, и таким образом сдерживать тех, кто попытался выйти из-под контроля  системы. Чтобы в этом убедиться, достаточно вспомнить меры, принятые против Раафата аль-Асада (Raafat Al-Assad), а также похищение Шибли аль-Айсами (Shibli Al-Aysami) и политические аресты среди алавитов. Все это произошло потому, что режим подозревал их в нелояльности.

Режим угрожает не только тем, кого подозревает, но преследует их родных и близких. Эти дьяволы знают, что многие люди готовы умереть за идею, но им невыносимо приносить в жертву своих детей и семьи. Поэтому в качестве одной из своих тактик режим использует шантаж. Решив выслеживать дезертиров и арестовывать каждого, кто их приютит, режим, по сути, преподал урок не только солдатам.

В начале войны в Дераа и Хомсе мы наблюдали немало невероятных героических сцен, когда гражданское население собственными телами прикрывало солдат от беспощадного режима. Семьи, решившиеся спрятать дезертиров, поплатились за это разрушенными домами. Когда солдаты поняли, что просто так дезертировать уже бессмысленно, они решили вооружаться и собираться в отряды для самообороны. Так была сформирована Свободная Сирийская Армия – это была попытка противостоять самонадеянному режиму.

Режим предпочел довести конфликт до конца, вместо того, чтобы признать свои ошибки и причиненные разрушения. Теперь нанесенный ущерб необратим. Таким образом, правительство виновно в геноциде – именно так Объединенные Нации назвали ситуацию. «Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него» была одним из первых международных документов, принятых Генеральной Ассамблеей ООН. С тех пор ни один виновник геноцида не остался безнаказанным, и пример Сирии не будет исключением.

Египет

С некоторых пор ситуация в Египте начала напоминать сирийскую, все заговорили о том, что страна на грани гражданской войны. Очевидно, что в Египте бушует гражданский конфликт. Тем не менее, война в Египте все равно уникальна, потому что это односторонняя война,  развязанная против «Братьев-мусульман», -  партии, победившей на демократических выборах; по всей видимости, она победила бы и во второй раз, будь у нее такой шанс.

Более того, всех активных сторонников «Братьев-мусульман» теперь причислили к «террористам», их либо убивают, либо бросают в тюрьмы, чтобы исключить победу движения на предстоящих выборах. А когда на выборах победит аль-Сиси, режим заявит, что все разговоры о военном перевороте – ерунда, потому что за генерала проголосовали 99,9% избирателей. Точно так же поступали Хосни Мубарак, Каддафи, Саддам, Асад и Бен Али. Да здравствует демократия!

С другой стороны, это трехсторонняя война, потому что, так же как и в Сирии, в Египте есть экстремистские группы, которые ввязываются в вооруженные конфликты против режима. Вместо того, чтобы с ними бороться, сирийское и египетское правительства бросают все силы на борьбу с гражданским населением, и это позволяет этим вооруженным группам наращивать свою силу и численность.

Оба режима сделали ставку на долгую борьбу с терроризмом – неважно, какой ценой. И это лежит в основе геноцида, которым оба занимаются. Более того, решение повесить на «Братьев-мусульман» ярлык террористической организации делает Египет мировым центром терроризма, где живут пять миллионов террористов.

Сейчас в Египте ведется крупнейшая в регионе операция геноцида после Сирии, Ирака и Дарфура. Египетская армия (нынешняя правящая партия) торопится любой ценой уничтожить все другие политические факторы, даже если это значит, что нужно пролить реки крови. Египетские правители применяли эту тактику многократно, о чем свидетельствует история Египта с 1882 года.

После того, как было пролито столько крови и после попытки режима расчленить страну, стало ясно, что ему не удастся повлиять на Египет так, как того хочется. А даже если удастся, то обязательно найдется другая сторона, которая попытается перекроить страну и ее самобытность по-своему.

Было немало попыток перекроить Египет, и теперь в стране нет места стрелам и мечам. В какой-то момент истории целью режима было покончить с феодализмом и после этого ему пришлось устранять результаты нассеризма; сейчас цель - избавить Египет от исламистов.

То, что происходит там сегодня, похоже на восстание против Тевфик-паши под руководством Ахмеда Ораби в 1879 году. В 1882 году восстание было сломлено, после чего наступила сорокалетняя британская оккупация.

Но время колонизации Египта было и прошло, и теперь египтяне не согласятся на такой исход. На этот раз разница в том, что «эксперт» (генерал аль-Сиси), пытающийся трансформировать Египет, не имеет в этой области абсолютно никакого опыта. По сути, он разбирается только в том, как воевать с собственным народом.

То, что мы видим, это альянс меньшинств, остатков режима Нассера и Мубарака и перепуганных людей, которых не связывает ничего, кроме ненависти к «Братьям-мусульманам».

Эти настроенные против «Братьев-мусульман»  меньшинства понимают, что их план осуществиться только тогда,  если они посеют ненависть и разожгут вражду в египетском народе. Этот неистовый огонь горит день и ночь, и его пламя сначала поглотит друзей, а уже потом доберется до потенциальных жертв.

Сейчас республика полна ненависти, подобной той, что была в Сербии, где хаос обернулся против собственного народа и привел к распаду, или в Руанде, где официальные и неофициальные информационные источники поощряли резню.

В 2000-2009 годах состоялся суд над руководством радиостанции Mille Collines и газеты Kangura за подстрекательство к геноциду в Руанде. Трибунал ООН по Руанде вынес несколько пожизненных приговоров, один преступник получил 35-летний тюремный срок.

Нынешняя атмосфера в Египте напоминает ситуацию в Руанде: балом правят полные ненависти издатели и вещатели, точно так, как в Руанде с помощью своей беззастенчивой лжи правили экстремисты хуту. Они злоупотребляют милостью, дарованной им Аллахом, и пользуются своими привилегиями, чтобы запугивать свой народ.

В настоящее время и в Египте, и в Сирии ненависть укоренилась в обществе, возможно, что обе страны находятся под угрозой уничтожения. Пройдет много лет, прежде чем они снова станут функциональными и жизнеспособными государствами. Это, в свою очередь, значит, что они станут мишенью для иностранных вторжений не только потому, что современный мир больше не потерпит геноцид, но и потому, что действия этих режимов-самоубийц требуют вмешательства.

Тот, кто собрался разрушить свой дом собственными руками, добровольно создает состояние страха, голод и волнения, что заставляет посторонних вмешиваться для защиты его собственных интересов, особенно в таком стратегически важном регионе, как Ближний Восток.

Все режимы, нападающие на свой народ, нуждаются в постоянных поставках иностранной помощи и содействии, и они поступают не в виде щедрых пожертвований, потому что в мире не существует благотворительной организации, откуда можно брать деньги на финансирование геноцида и резни.

Цена за поддержку подобных действий хорошо известна. Как сказано в Священном Коране, всякого, кто потратит свое имущество на подобную деятельность, постигнет «неизбежное разочарование».

Комментарии 9