Среда обитания

Дом окнами в войну

Кардинальных перемен на Кавказе не произошло

Северный Кавказ в минувшем 2013-м привлек пристальное внимание мирового сообщества. Олимпиада в Сочи поспособствовала рейтинговым местам этой темы в СМИ и на первых полосах газет. А под занавес о регионе высказался сам сиделец номер 1 Михаил Ходорковский. Он заявил о целостности России, за которую готов воевать. Итоги очередного сложного года по Северному Кавказу в материале нашего корреспондента Тимура Измайлова.

Подведение итогов года в таком сложном и беспокойном  регионе, как Северный Кавказ – дело неблагодарное. Слишком много взглядов, мнений, позиций по каждому из происходивших событий в этой части страны. Кардинальных перемен, к сожалению, не произошло. Вялотекущая гражданская война продолжается в Дагестане, Чечне, Ингушетии, но в России об этой войне вспоминают разве что после очередного теракта. Да, этот год по сравнению с предыдущими можно назвать относительно спокойным: меньше убитых, похищенных, но цифры статистики вряд ли станут утешением для десятков вдов и сирот, потерявших близких  в этой бесконечной бойне.

Немного цифр. Официальные источники сообщают о гибели 211 боевиков и 92 силовиков с января по сентябрь 2013 г. Экстремистские сайты приводят другие цифры: 268 сотрудников спецслужб и 87 боевиков. Потери гражданского населения 68 человек, по данным правозащитников. Кто из сторон честен, трудно сказать. И боевики, и федералы легко причисляют убитого по ошибке или случайно в результате теракта или спецоперации к пособникам террористов, или к пособникам (осведомителям) федеральных спецслужб.

Ставка на силу

Но Северный Кавказ живет надеждой. Надеждой, что Кремль, наконец, поймет и исправит свои ошибки в управлении регионом, занимающим всего 1 процент от территории страны, но где проживают почти 10 миллионов человек. Время от времени Москва предпринимает решительные шаги и горцы замирают в изумлении, видя, как на центральной площади Махачкалы приземляется вертолет и увозит под конвоем мэра города Амирова, чьё прозвище «Рузвельт» вызывало ужас у местного населения и дискредитировало федеральный центр не меньше, чем действия вооруженного подполья. Высказывались предположения, что Путин наконец-то вычистит  северокавказские авгиевы конюшни. Но, увы, это событие стало очередной единичной акцией по зачистке республики под нового руководителя Дагестана Рамазана Абдулатипова. Кремль по прежнему делает ставку в своей северокавказской политике на силовиков. Смена руководителя Кабардино-Балкарии бизнесмена Канокова на генерала Кокова, безусловная поддержка Евкурова и Кадырова ярчайшее тому доказательство.

Экономическая ситуация тоже не претерпела особых изменений. Широко разрекламированная программа курортов на Северном Кавказе не в состоянии обеспечить рабочими местами и принести серьезный доход в местные бюджеты  в обозримом будущем. Попытки создания рабочих мест через различные программы помощи малому предпринимательству уничтожаются  на корню коррупцией и клановостью. Мечта молодого кавказца – это попасть на работу в МВД или МЧС. Стать чиновником уже давно никто даже не мечтает, знают, что  у чиновников есть свои дети. Мне могут возразить, что северокавказские республики нельзя ровнять под гребенку и с этим можно согласиться, они действительно разные по уровню экономического, социального  развития, но болезни у всех одинаковые – коррупция, клановость и пока мало озвучиваемая проблема отток талантливой и перспективной молодежи в российские регионы и на Запад. Дома эти парни и девушки, имеющие прекрасное образование, не могут себя реализовать из-за отсутствия связей и денег на взятки. Некоторые эксперты из числа законченных оптимистов высказывались даже, что Олимпиада в Сочи, а вернее подготовка к ней поможет создать рабочие места для  молодых и безработных кавказцев, но – увы. Однако северокавказские руководители смотрят на это несколько иначе. Оценивая свою деятельность они без устали перечисляют построенные школы, детские сады, километры дорог, которые, по сути, являются лишь успешным освоением федеральных средств.

Народы иной политической культуры

Возможно, главным итогом и разочарованием  этого года стал отказ Кремля от проведения прямых выборов в северокавказских республиках. Когда встал вопрос о проведении прямых выборов в Дагестане, федеральные чиновники заговорили об опасности такого рода процедур в многонациональной республике, где активно действует вооруженное подполье, клановость и серьезный раскол между последователями суфистского и салафитского  направлений Ислама. Эти объяснения выглядели разумными, хотя большинство жителей Дагестана считали отказ от прямых выборов дискриминацией.

Потом настала очередь Ингушетии. Отказ от выборов  в мононациональной республике, где подполье практически уничтожено и, казалось бы, нет причин лишать население права выбрать главу республики. Но местное руководство в лице главы Ингушетии Евкурова нашло выход. Был проведен съезд «народа Ингушетии», на котором тщательно отобранные руководством делегаты проголосовали за отказ от прямых выборов. Через несколько недель парламент республики, «послушный»  «воле народа», принял решение выбирать главу Ингушетии народными избранниками. Попытки оппозиции добиться от Кремля право самим выбирать главу региона привели к тому, что один из активистов возвращения выборов Илес Татиев получил три года колонии, а остальным пригрозили уголовными делами. Премьер-министр Медведев отвечая на вопрос, почему у ингушей забрали выборы, ответил: «Что есть народы иной политической культуры и выборы им лучше пока не проводить».

В РСО-А вообще не стали церемониться. Парламент  Северной Осетии просто продублировал решение своих ингушских коллег. Полпред в СКФО Александр Хлопонин поддержал инициативы северокавказских депутатов, хотя два года назад говорил: «Возвращение прямых выборов глав субъектов востребовано на Северном Кавказе».

Постскриптум

В итоге 2013 стал годом обманутых надежд и разочарований у большинства кавказского населения. Любые переменны возможны только при участии Кремля, но федеральный центр реагирует только лишь тогда, когда ситуация становится критической. Отсутствие общественного контроля над властью и возможность смены руководителя региона  в таком архаичном регионе, как СК лишает население надежд  на то, что люди сами смогут что-то изменить в своей жизни.

Автор: Тимур Измайлов

Комментарии 0