Просвещение

Последнее слово Хамро Халиллаева, одного из жертв кровавого режима Каримова

Хамро Халиллаев

Бисмилляхир Рохманир Рохийм. Аль хамдулилляхи Раббиль алямийн вас саляту вас саляму аля расулихи ва аля алихи ва асхабихи аджмайин. (Во имя Бога Всемилостивого и Милосердного. Хвала Аллаху, Господу Миров, и мир его пророку Мухаммеду, его семье и сподвижникам).

Ийман (вера) не просит прощения у куфра (неверия). Наоборот, куфр должен просить прощения у Иймана. Мусульманин не кается перед кафиром за то, что он мусульманин. Наоборот, кафир должен встать на путь веры и просить прощения у мусульманина.

Это я говорю потому, что во время допросов следователи СНБ и МВД неустанно требовали от меня покаяния. Да и сейчас адвокаты, прокуроры и судьи хотят, чтобы я попросил прощения у президента Каримова и узбекского народа.

Вопреки их желаниям я, как мусульманин, не буду просить прощения у Каримова. Потому что, как я говорил сейчас, Ийман не просит прощения у куфра. Если я пойду в угоду следователям, судьям и прокурорам, сидящим в этом зале, и попрошу прощения у куфра, то этот мой поступок будет неугоден Аллаху.

Вопреки желаниям каримовских слуг я, как узбек, не буду просить прощения у узбекского народа. Потому что я не совершил ничего преступного против узбекского народа.

Вопреки желаниям прокуроров и судей сатанинского правительства я, как хорезмиец, не буду просить прощения у хорезмийцев. Потому что я не сделал ничего плохого моим землякам-хорезмийцам.

Я не собираюсь просить прощения даже у родственников людей, расстрелянных 30 марта в Сарымае. Потому что этих людей расстреляли не я и не мои братья по вере. Заложников расстрелял спецназ МВД Узбекистана. Расстрелом руководил лично министр внутренних дел Закир Алматов.

Уважаемые земляки, родственники погибших! Если вы не верите моим словам, можете посмотреть на расстрелянный автобус: по пулевым отверстиям, оставшимся на корпусе автобуса, можно догадаться, что пули вошли в автобус извне, а не вышли из салона автобуса наружу, как утверждают тут следователи и прокуроры.

Посмотрите на этот автобус: от пуль каримовских войск он превратился в настоящее решето. Мы все время находились внутри автобуса, а не снаружи. В наших пистолетах не было столько пуль, чтобы превратить целый автобус в решето с сотнями мелких дырок.

Да, мы взяли мирных людей в заложники. Из них мы убили только одного парня, который всю дорогу из Ташкента до Сарымая оскорблял водителя автобуса, материл женщин и стариков. Он не давал никому заснуть, заставляя водителя громко ставить музыку даже в ночное время. Больше никого из заложников мы не убивали.

Пре пересадке пассажиров-заложников из одного автобуса в другой мы отпустили всех детей, женщин, стариков и даже некоторых мужчин, показавшихся нам хорошими людьми. В новый автобус мы взяли только тех, кто в пути из Ташкента в Хорезм вел себя агрессивно не только против нас, но и против остальных пассажиров. И даже этих заложников мы не хотели убивать. Мы просто хотели отпустить их сразу после выезда из Узбекистана.

А тут прокурор и следователи лгут, что мы, якобы, расстреляли детей, женщин, стариков. Не верьте им: всех детей, женщин и стариков мы отпустили во время пересадки в автобус «Мерседес-Бенц». Остальные 28 заложников расстреляны правительственным спецназом.

Честно говоря, мы не думали, что президент Каримов и его силовые структуры беспощадны до такой степени. Мы не думали, что они способны расстрелять безоружных людей. Это было нашим просчетом: нам надо было сразу перестрелять всех постовых военных и потом двинуться в Янгибазар, чем брать людей в заложники.

В борьбе против каримовского сатанизма не следует брать в заложники людей, ибо этот режим не жалеет даже безоружных граждан. Надеюсь, что остальные братья по вере и джихаду учтут эту особенность сатанинской власти кафира Каримова.

Призываю моих братьев по вере и джихаду бороться против режима Каримова до последней капли крови, до последнего вздоха. Ибо только джихадом, только вооруженным путем можно свергнуть этот сатанинский режим.

Ийман ни при каких условиях не прекращает мирную и военную борьбу против куфра. Ни мощь, ни войска, ни богатства, ни другие превосходства кафиров – ничего и даже смерть не должны отпугнуть или остановить мусульманина от борьбы против кафиров. Наш пророк Мухаммед салляляху аляйху вассаллям (Да благословит его Аллах) запретил нам, мусульманам, быть терпеливыми к любой форме гнета.

Каримов боится узбекского народа. Потому что он знает, что во все времена и при любых обстоятельствах этот народ стремился и стремится к исламской религии, что во все времена из этого народа выходили лучшие моджахеды (воины за исламскую веру). Я видел, как наши узбеки-моджахеды учат военному делу арабов, чеченцев, пуштунов и других. Могу сказать, что узбеки пользуются большим уважением среди братьев-моджахедов из всех стран мира.

Да, основная масса нашего народа действительно постепенно превращается в послушное стадо. Но это происходит не из-за каких-то генетических характеристик узбекского народа, а из-за отсутствия возможности обучения исламской религии. Каримов знает, что только исламская религия может превратить эту трусливую массу в бесстрашных воинов Аллаха. Поэтому он и его приспешники борются, в основном, против усиления позиций исламской религии и увеличения числа истинных мусульман в Узбекистане.

Где простой узбек или узбечка могут обучиться Исламу? В детском саду, школе, техникуме, институте или по телевизору? Нигде! А мы хотим изучать свою религию не в Афганистане или Пакистане, не в Чечне или Дагестане, а на своей родине – Узбекистане. Мы хотим изучать Ислам не в подвалах и лагерях, а в нормальных условиях. Мы хотим изучать Ислам не скрыто, а открыто.

Но это, как я сказал сейчас, очень опасно для главного кафира Узбекистана. Потому что исламизированную массу трудно обмануть, обворовать и угнетать.

Мне тут неустанно говорят, что, если я попрошу прощения у Каримова, то он может пощадить меня и уберечь от возможной смертной казни. Я повторяю, что Ийман не просит прощения у куфра. Я повторяю, что мусульманин не просит прощения у кафира за то, что он мусульманин. Даже под угрозой казни.

Видимо, следователи, прокуроры и судьи, служащие сатанинской власти Каримова, забыли, что у узбеков есть пословица: «Лучше умереть на ногах, чем жить на коленях». Так вот, лучше остаться верным Аллаху и умереть мусульманином, чем повернуться в сторону Сатаны и жить на коленях перед куфром.

Поэтому я выбираю смертную казнь. Если мне вынесут смертный приговор, я не обжалую данное решение суда. Наоборот, я буду даже рад, если суд приговорит меня к высшей мере наказания. Потому что такое завершение жизни, гибель на пути Аллаха – честь и мечта для настоящего мусульманина.

Я всегда боялся умереть простой, бытовой смертью: в постели, по дороге и т.д. Я всегда просил Аллаха дать мне смерть шахидов (мучеников за веру). И вот, сегодня утром мой адвокат порадовал меня вестью о том, что суд собирается приговорить меня к смертной казни. Аллаху Акбар!

Надеюсь, что в Судный день Аллах воздаст мне за то, что даже под жестокими пытками кафиров и угрозой смертной казни я не изменил исламской религии и умме (общине).

Надеюсь, что в Судный день Аллах даст мне место среди шахидов (мучеников за веру), которые попадут в Рай без рассмотрения их амалей (мирских дел) и у меня появится возможность взять моих родственников с собой в Рай.

Иншааллах (даст Бог), в ряду шахидов будут мой брат по вере и джихаду Саъдулла, погибший в сарымайской перестрелке с войсками кафирского режима Каримова.

Иншааллах (даст Бог), в Судный день я вместе с остальными братьями по вере и джихаду увижу лик нашего пророка Мухаммеда салляляху аляйхи вассаллям (Да благословит его Аллах).

Ля иляха илляллах Мухаммадур расулуллах ва ашхаду алля иляха иллялаху ва ашхаду анна Мухаммадан абдуху ва расулух (Нет Бога, кроме Аллаха, и Мухаммед — Его пророк, и свидетельствую, что нет Бога, кроме Аллаха, что Мухаммед является его рабом и посланником).

P.S. Да примет Аллах Тааля, шахаду наших братьев. Аминь!

Автор: Усман Хакназаров, политолог

Комментарии 1