Политика

«Где доказательства, на основании которых гособвинение предлагает признать нас виновными?»

Процесс по эпизоду пост ДПС «Хасанья» подошел к финальной стадии. Начались прения сторон. «Кавказская политика» предоставляет вашему вниманию реплику  одного из подсудимых Ахкубекова Азамата Салыховича.

 

Верховный суд КБР

подсудимого

Ахкубекова Азамата Салыховича

 

Реплика

 

Гособвинитель воспользовалась своим правом в силу ч. 6 ст. 292 УПК РФ и выступала с репликой. На что смогла сослаться гособвинитель в части обвинения по эпизоду пост ДПС «Хасанья»? Ничего нового в ее выступления мы не услышали. А так хотелось бы узнать, на основании каких показаний или материалов уголовного дела гособвинение смогло доказать нашу вину в 10-ти статьях УК РФ.

Ст. 17 УПК РФ Судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью. Так где доказательства, на основании которых гособвинение предлагает составу суда признать нас виновными? Их не было и нет.

Да, гособвинение ссылается на различные показания и разные письменные МУД, но при ссылке на данные документы гособвинение все переиначивает и придумывает те сведения, которые ей выгодны.

Гособвинитель заявила, что Кучменов Артур давал детально подробные показания происходящих событий на посту ДПС.

5 мая 2009 года в зале суда были допрошены свидетели обвинения Багов А.М. и Архагов М.Х., которые являются сотрудниками. Из показаний следует, что в багажнике автомобиля ВАЗ 2106, на котором приехали лица, напавшие на пост, был обнаружен живой человек. А в показаниях Кучменова Артура сведения об этом человеке вообще отсутствуют. Так где детально подробные показания? Сведения про этого человека вообще отсутствуют в МУД.

Почему оперативники и следователи скрыли данного человека, ведь он мог дать очень важные сведения. К  примеру, он мог опознать лиц, которые его загрузили в багажник, или как он вообще там оказался, и другие сведения. Ясно, что его скрыли потому, что его показания не были выгодны следствию, обвиняющему кого-либо из нас.

Гособвинитель вновь упомянула, что я, Созаев, Хуламханов и Ахкубеков Алим имели возможность уйти, но не ушли, после того как группа уехала на пост. Красиво звучит, но явно, что гособвинение недоговаривает о том, что в лесу осталось 6 человек, а не 4, то есть я, Хуламханов, Созаев, Ахкубеков Алим, Малкаров и человек в маске.

На что способны были Малкаров и человек в маске, мы не знали. Да, лично от них угрозы не было. Разве кто-либо сказал, что в зачитанных листовках говорилось, кто именно будет принимать меры в отношении тех, кто не будет выполнять требования старшего? Я такого не слышал. Если кто-либо из участников данного процесса слышал или имеет сведения о том, что исполнитель угрозы был конкретным лицом, прошу назвать его мне.

Спустя более восьми лет узнать, кто это. В листовках, зачитанных нам 13 октября 2005 года — угроза была от третьих лиц, и анкетные данные этих лиц не были указаны. Доказательство того, что листовки зачитывались, и в них была угроза, я привел во время прений, но еще хочу добавить.

Том N 1467 Л.Д. 205 протокол суда от 09 февраля 2012 г., свидетель обвинения Созаева З.Б.

Вопрос обвинения: за то время, как виделись с мужем уже в доме Ахкубековых, сколько раз вы разговаривали с мужем о произошедшем? Были ли там какие-то листовки?

Ответ свидетеля: я знаю со слов мужа, что им прочитали какие-то листовки, что в случае отказа от нападения они отвечают своей жизнью и имуществом. Гособвинитель просила суд критически отпустить к изменению показание данного свидетеля по вопросу Халифата.

Также хочу обратить внимание суда, что 03.09.2009 г. был допрошен свидетель обвинения Ахкубекова Ю.С., показание которого также доказывает нашу неосведомленность, а именно:

Вопрос адвоката: как вы считаете, в случае, если ваш брат Ахкубеков Азамат и Хуламханов Расул располагали информацией о предстоящих событиях, они хотя бы с целью предостеречь вас могли вам об этом сообщить, чтобы вы не выезжали в город?

Ответ свидетеля: могли.

Гособвинитель Шматов: ваша честь, возражение, ответ будет основан на предположении свидетеля.

Председательствующий: Вопрос не снимается. Уточните, свидетель, вот вы из чего исходите, отвечая на вопрос защитника, что они могли вам об этом сообщить, почему вы так решили?

Ответ свидетеля: Брат все-таки старший, наверное, сообщил бы.

Председательствующий: как вы полагаете, с какой целью он мог вам это сообщить?

Ответ свидетеля: чтобы сидел дома и не ездил никуда. Так как я, зная о том, что будет 13 октября 2005 г., отправил своего брата в город на работу, тем более рядом со зданием МВД КБР? Сына в школу? Вы, как жители Кабардино-Балкарии, знаете менталитет моего народа и прекрасно понимаете то, что я сделал бы все, чтоб ни один из членов моей семьи не оказался в городе, если бы я знал заранее, что будет твориться в городе 13 октября 2005 г.

В ходе следствия и суда не было сведения о том, что на посту ДПС «Хасанья» был убит хоть один из нападавших, а Чибинева, выступая с репликой, сослалась на то, что некоторые были уничтожены. Опять же, это говорит о том, что гособвинитель не доказывает виновность подсудимых, а фантазирует, вводя состав суда в заблуждение. Что касается клеветы, так пусть гособвинитель призывает себя к правдивости, так как я нахожусь под арестом более 8 лет только из-за клеветы сперва следственной группы, а потом гособвинителя Чибиневой.

Теперь по статьям.

1. ч.2 ст. 210 УК РФ кому, когда и где обвиняемые по эпизоду пост ДПС «Хасанья» дали свое согласие, присягу или поклялись вступить в ОПГ?

2. ч.2 ст. 209 УК РФ также кому, когда и где обвиняемые по эпизоду пост ДПС «Хасанья» дали свое согласие на участие в банде?

3. ст. 279 УК РФ где, когда во сколько обвиняемые по эпизоду пост ДПС «Хасанья» приняли активное участие в вооруженном мятеже?

4. ч.3 ст. 205 УК РФ также где, когда и во сколько обвиняемые по эпизоду пост ДПС «Хасанья» приняли участие в терроризме?

5. ст. 317 УК РФ где, когда и кого из сотрудников убили, или посягнули на жизнь сотрудников обвиняемые по эпизоду пост ДПС «Хасанья»?

6. п.п. «а»«е»«ж»«з» ч.2 ст.105 УК РФ также где, когда и кого убили обвиняемые по эпизоду пост ДПС «Хасанья»?

7. ч.3 ст.30 п.п. «а»«б» ч. 4 ст.226 УК РФ где, когда и каким оружием хотели незаконно завладеть обвиняемые по эпизоду пост ДПС «Хасанья»?

8. п.п. «а»«б» ч.4 ст.226 УК РФ где, когда и каким оружием незаконно завладели обвиняемые по эпизоду пост ДПС «Хасанья»?

9. ч.4 ст.166 УК РФ где, у кого, когда и какой транспорт угнали обвиняемые по эпизоду пост ДПС «Хасанья»?

10. ч.3 ст.222 УК РФ где предметы, которые 13 октября 2005 г. часть обвиняемых по эпизоду пост ДПС «Хасанья» взяла в руки вынужденно, и экспертиза на данные предметы?

Ни на один из этих вопросов гособвинитель не привела доказательств, указывая тома и листы дела, так как таких событий с участием обвиняемых по эпизоду пост ДПС «Хасанья» 13 октября 2005 г. не было. Доказательств обратного подсудимые и их защитники привели более чем достаточно.

Если суд будет вносить решения исходя из материалов уголовного дела и доказательств стороны защиты, предоставленных в ходе судебного разбирательства, забыв личную неприязнь ко мне, очевидно, что приговор в отношении нас должен быть оправдательным. Ну а если исходить из выдумки гособвинения и вмешательства извне, то и приговор будет обвинительным. Ну все же надеюсь, что по воле Господа решение будет выноситься на основании неоспоримых доказательств нашей невиновности.

Комментарии 0