События

Ожидаемое кровопролитие

В прошлую пятницу, 15 ноября, конфликт вокруг мечети, расположенной по улице Гагарина в поселке Ленинкент, получил новый виток. Неизвестные в масках, с зелеными повязками на руках, вооруженные арматурами, ножами и огнестрельным оружием вместе с сотрудниками правоохранительных органов попытались блокировать мечеть, тем самым не давая прихожанам совершить в ней пятничный намаз.

Завязавшаяся потасовка между сторонами быстро переросла в поножовщину. В результате двое были ранены, еще как минимум два десятка человек получили травмы различной степени тяжести. 

Конфликт вокруг квартальной мечети по улице Гагарина зрел давно, но до этого дня открытого противостояния удавалось избежать. Как сообщало «НД», все началось 11 октября, когда мечеть (она считается неподконтрольной Духовному управлению мусульман Дагестана (ДУМД)) была заблокирована гражданскими лицами и сотрудниками правоохранительных органов. Прихожан, желавших попасть на пятничную молитву в мечеть, разворачивали, объясняя, что пятничная молитва в этой мечети проводиться не будет, а все желающие совершить намаз могут пойти в «центральную» поселковую мечеть (подведомственная ДУМД). В качестве доводов приводилось то, что главная мечеть не заполняется, а по канонам ислама джума-намаз должен проводиться в одной мечети, чтобы джамаат не разделялся.

Прихожане мечети по улице Гагарина, возмущенные подобным «силовым» решением канонических исламских разногласий, обратились за помощью в разрешении сложившейся ситуации к руководителю Ассоциации ученых ахлю-сунна в Дагестане Халилурахману Шаматову, который связался с муфтием республики Ахмад-хаджи Абдулаевым. По итогам их переговоров было достигнуто соглашение о том, что пятничная молитва будет, как и прежде, совершаться в обеих мечетях — в Центральной мечети Ленинкента и в мечети по ул. Гагарина.

Несмотря на призывы к благоразумию и предпринятые усилия по достижению согласия, 18 октября конфликт получил продолжение — сотрудники правоохранительных органов вместе с гражданскими лицами снова чинили препятствия. На въезде в поселок и непосредственно рядом с квартальной мечетью были организованы посты. Прихожан в мечеть не пускали. Попытки отдельных прихожан мечети по ул. Гагарина довести до сотрудников полиции и сторонников джамаата Центральной мечети Ленинкента сведения о достигнутых договоренностях с ДУМД успехом не увенчались. В результате в Кировский РОВД были доставлены восемь человек. В ситуацию снова пришлось вмешаться муфтию Ахмад-хаджи Абдулаеву. В итоге было решено, что недопустимо чинить препятствия в совершении пятничной молитвы в квартальной мечети. 

Однако уже 15 ноября, когда прихожане собирались на пятничную молитву, им снова решили помешать. По всей видимости, кому-то на руку обострение ситуации в поселке Ленинкент, как на внутриконфессиональной почве, так и на национальной. Как рассказал «НД» очевидец, одна из улиц, ведущая к мечети, была блокирована полицейскими «УАЗами». Около 11 часов, когда часть людей уже подошла к мечети, один из прихожан заметил, как неизвестные в зеленых повязках, вооруженные кто арматурой, кто ножами, кто ружьями, стали протыкать колеса припаркованных рядом автомобилей. Несколько прихожан кинулись к ним. Завязавшаяся потасовка быстро переросла в драку.

На помощь людям с повязками подоспели и сотрудники полиции. Руководил действиями как гражданских лиц в масках, так и полицейских, неизвестный человек в гражданской форме и в маске, вооруженный ножом и пистолетом. Он нецензурно выражался в адрес прихожан мечети, призывал к расправе над ними. 

Попытки имама мечети Башира Баширова и прихожан остановить избиение, выяснить причины происходящего не принесли результата. Полиция заняла «своеобразную» позицию — наблюдала за происходящим, защищала нападавших. Когда Башир Баширов дозвонился до муфтия Ахмад-хаджи Абдулаева, объяснил происходящее и попытался передать телефонную трубку полицейским, те отказались разговаривать с муфтием, заявив: «Если ему нужно, пусть сюда сам приезжает». 

Больше всего досталось местным жителям — Арслану Акаеву и Арсену Джанбатырову — им были нанесены ножевые ранения. Уже потом в беседе с корреспондентом «НД» Джанбатыров рассказал о происходившем в тот день: «Ближе к полудню я в сопровождении небольшой группы знакомых направлялся к мечети, расположенной на улице Гагарина. Приблизившись к ней, мы заметили большое количество людей, среди которых были и сотрудники правоохранительных органов, и люди в масках и с повязанными на руку зелеными лентами. Когда мы практически подошли, то увидели, что часть собравшихся жестоко избивают человека. Лицо избиваемого мы не видели, и кто это был, мы до сих пор не знаем. Но, тем не менее, мы стали кричать: «Отпустите его! За что вы его бьете?». Тогда стоявшие перед полицейскими люди с повязками рванули в нашу сторону. Вслед за ними побежали и сотрудники правоохранительных органов в форме, однако я не видел, чтобы они предпринимали попытки предотвратить нападение на нас. Мы бросились врассыпную, так как у людей, бежавших на нас, в руках были обрезки арматуры, ножи, заточки. Я собирался укрыться в доме у родственника, находящемся недалеко, но не добежал до него — меня ударили сзади ножом и стали избивать. Удары наносились со всех сторон, били по всем частям тела. Неожиданно избивавшие меня переключились на моего знакомого Арслана (Акаева. — «НД»), который также не смог далеко убежать от разъяренной толпы. Он находился в метре от меня, я же в это время смог вырваться, отошел в сторонку и облокотился на ближайшие ворота. Они, к моему счастью, распахнулись, и я забежал во двор, сделал несколько шагов и упал обессиленный в огороде. Хозяева подбежали ко мне и стали оказывать первую помощь, перевязали мою рану и вызвали «скорую помощь». Однако она долго не ехала, и чтобы отвезти меня в больницу, приехали мои знакомые».

«О происходившем у мечети мне сообщили по телефону, — рассказывает уже другой участник событий Ильмутдин Мугутдинов. — Я сразу выехал туда вместе со своим соседом и сыном. В 200 метрах от мечети, на дороге, в запекшейся луже крови лежал мой знакомый Арслан Акаев, а недалеко от него и Арсен Джанбатыров. Арсен еще мог говорить, а Арслан не подавал признаков жизни. Когда же мы попытались посадить истекающих кровью в машину, чтобы отвезти их в больницу, стоявшие рядом люди с повязками и те, кто был в форме, воспрепятствовали этому и стали угрожать нам оружием. Один из них даже передернул затвор автомата и пригрозил, что нажмет на курок. Мужчина в маске и с зеленой ленточкой на руке, который, как мне показалось, и был главным среди них, сказал: «Оставьте их здесь, пусть подыхают». Нам все же удалось посадить раненых в машину и увезти, но все-таки я и мой сын получили несколько ударов».

«В машине не оставалось места, и поэтому я вместе с сыном решил пойти домой пешком, — добавляет товарищ Мугутдинова, к слову, сам бывший сотрудник полиции, который не пожелал назвать своего имени. — Мы уже собирались уходить, как в меня начали тыкать автоматом. Я всего лишь ответил: «Что вы грубите?», после чего они как с цепи сорвались и накинулись на меня. Били по спине и голове прикладами автоматов. После первого удара по голове я, так сказать, «поплыл». Ко мне подбежал мой 17-летний сын, несколько ударов пришлись и в него, после чего его посадили в полицейскую машину и увезли в райотдел. Его обвинили в мелком хулиганстве, и судья назначил ему два дня ареста. Получается, мы пострадали только за то, что хотели помочь своим поселковым ребятам. И полиция в этом принимала непосредственное участие, вместо того чтобы воспрепятствовать незаконным действиям людей в масках и с повязками».

Уголовному преследованию подвергся и получивший ножевое ранение и травму почки вследствие выстрела из травматического пистолета Джанбатыров. Вечером в пятницу в его дом с обыском пришли правоохранители. «Из предъявленной санкции на проведение обыска в доме, — говорит отец Арсена Магомедрасул Джанбатыров, — следовало, что «по заявлению некого Муртузалиева, мой сын напал на него. По этому факту возбуждено уголовное дело и необходимо провести обыск». В ходе обыска ничего найдено не было. Но на следующий день к сыну в больницу пришел сотрудник, который не представился, и стал задавать провокационные вопросы, среди которых: «Кто первым вытащил нож?». После опроса, он сказал, что вернется, когда Арсена переведут в палату. Пока каких-либо обвинений предъявлено не было. В то же время мы сами написали заявление в полицию по поводу нападения на моего сына».

Факт участия сотрудников полиции в избиении прихожан в МВД республики опровергают. По словам официального представителя министерства Фатины Убайдатовой, напротив, сотрудники правоохранительных органов пресекли поножовщину. «Препятствия в госпитализации раненых никто не чинил, — поясняет Убайдатова. — Пострадавшим была вызвана «скорая», которая оказала им необходимую помощь и доставила в больницу. Сейчас ведется следствие. По факту возбуждено уголовное дело по части 2 статьи 213 (хулиганство) УК РФ. Устанавливаются лица, причастные к конфликту. Всего в отдел в тот день были доставлены четверо, один из которых, учитывая состояние здоровья, был отпущен, трое других были задержаны на трое суток. Они были привлечены к административной ответственности за нарушение общественного порядка».

В тот день прихожане квартальной мечети вместо пятничного намаза совершили обеденный намаз на автостоянке возле старого поселкового кладбища.

Уже в понедельник, 18 ноября, члены Ассоциации ученых ахлю-сунна Ахмад Магомедов и Билял Юсуфов вместе с имамом мечети Баширом Башировым встретились с муфтием Дагестана Ахмад-хаджи Абдулаевым и имамом Центральной джума-мечети Мухаммадрасулом Саадуевым. На встрече муфтий выразил возмущение тем, что происходило 15 ноября в Ленинкенте, заявив, что кем-то предпринята попытка стравить между собой мусульман после достигнутых договоренностей и его позиция, которую он выражал ранее по этому вопросу, однозначна: никто не должен мешать прихожанам квартальной мечети молиться. Также муфтий заявил, что будет рассмотрен вопрос о дальнейшем пребывании в должности имама Центральной мечети поселка Ленинкент Шахбана Рамазанова, который своевременно не отреагировал на возникший конфликт и не предпринял активного участия в его разрешении. 

Обсуждался конфликт и в ходе пресс-конференции в среду. Помимо свидетелей происшествия, журналистов и представителей духовенства на нее были приглашены и сотрудники пресс-службы МВД республики, однако никто из представителей министерства так и не пришел. По мнению представителей кумыкской общины Ленинкента Гаджигиши Баматова и Магомедрасула Джанбатырова, событиям в поселке намеренно пытались придать и национальный окрас. «Нападению, избиению и задержанию подверглись в основном жители поселка Ленинкент кумыкской национальности, — говорят представители общины. — Так, в ходе нападений звучали призывы на аварском языке «Бей кумыков!» (хотя на каком бы языке ни звучали призывы, у провокаторов нации не бывает. — «НД»). Полицейские выступали на стороне нападавших, поддерживая их. Сама мечеть по ул. Гагарина носит имя Кочакай-къади Атлы-Боюнского (кумык по национальности), имам мечети — аварец, проповеди ведутся на русском языке, джамаат составляют прихожане различных национальностей (и это еще раз говорит о том, что в действительности национальных вопросов в конфликте нет. — «НД»). Но среди пострадавших 18 октября и 15 ноября оказались в основном кумыки, на которых указывали неизвестные «дружинники» в гражданской форме и в масках».

При этом, как отмечают Баматов и Джанбатыров, месяц назад, 18 октября, Ильмутдин Мугутдинов и Артур Джанбатыров подали заявления в Кировский РОВД и Кировскую прокуратуру, однако ответ до сих пор не получен. Не получен ответ и на обращение общественности Ленинкента, которое подписали 150 человек.

Присутствовавший на пресс-конференции заместитель муфтия Дагестана, председатель комиссии по маслиату, имам Избербаша Мухаммад Арсланалиев призвал не поддаваться на провокации и встать на защиту межнационального и внутриконфессионального единства.

Пресс-секретарь ДУМД Магомедрасул Омаров еще раз подтвердил позицию муфтия и его обеспокоенность сложившейся ситуацией. Омаров заверил, что ДУМД не является организатором этих провокаций и последние события стали неожиданностью для них самих. Также он заявил, что имам Центральной мечети Ленинкента получил предупреждение от муфтия и отстранен от работы.

По словам Аббаса Кебедова, ответ на события в Ленинкенте должен быть дан органами власти, призванными навести порядок в республике. Кебедов предложил создать независимую рабочую группу, которая в контакте с представителями духовенства и общественности будет следить за ситуацией в Ленинкенте. 

Имам мечети по ул. Гагарина Башир Баширов сообщил, что, несмотря на достигнутые договоренности с ДУМД, в социальных сетях продолжается рассылка заявлений с призывами повторно заблокировать мечеть, и в связи с этим он пригласил журналистов и представителей общественности на пятничную молитву 22 ноября, чтобы в случае повторения провокаций они могли быть свидетелями происходящего и своими глазами увидеть, кто за этим стоит.

Получить комментарии от республиканского правительства корреспонденту «НД» не удалось. Дозвонившись до приемной заместителя председателя правительства Рамазана Джафарова, мы получили ответ, что зампред занят и в его графике нет свободного времени. Нам посоветовали обратиться с вопросами в пресс-центр. Однако ни переданный нам номер пресс-центра, ни номер телефона руководителя пресс-службы президента Дагестана Магомедбека Ахмедова вчера доступны не были.

«НД» будет следить за развитием событий вокруг мечети по ул. Гагарина в Ленинкенте.

 

От редакции. Анализируя события, происходящие в Ленинкенте, приходишь к выводу, что кто-то целенаправленно нагнетает обстановку и пытается стравить мусульман. Увидев, что первая попытка в октябре этого года не дала результат, так как ДУМД и другие мусульмане не поддались на провокации, а наоборот, заняли миротворческую позицию, провокаторы (будем называть их так) начали придавать этому конфликту еще и национальный оттенок. В этой связи возникает ряд вопросов. К Якубу Курбанову — и.о. начальника Кировского РОВД, на территории которого происходили события: как получилось так, что при присутствии на месте стольких сотрудников полиции они не смогли предотвратить кровопролитие? К следственным органам: почему до сих пор не выяснили, кто стоит за этими преступными действиями? Неужели у ФСБ не было информации о том, что готовится такая массовая акция? Если знали, то почему не предприняли меры для предотвращения кровопролития и не выявили провокаторов? Почему прокуратура не наказывает тех, по чьей халатности все это происходит? И почему власть проявляет такую пассивность в данном противостоянии? Судя по фактам, ситуация в Ленинкенте с каждым разом становится все сложнее и сложнее, и нет гарантий, что в следующую пятницу напряженность в поселке не получит новый виток развития со знаком минус и что последствия не окажутся куда более серьезными, чем неделю назад. Неужели нужно ждать, пока случится трагедия? А может, кому-то это и нужно?..

Комментарии 0