Политика

Эрдоган: В Турцию из России приезжает около 4 миллионов туристов

Накануне визита в Россию премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган дал эксклюзивное интервью "Российской газете" и ИТАР - ТАСС.

Михаил Гусман: Господин премьер-министр, мы встретились накануне вашего визита в Санкт-Петербург. Чего вы ждете от переговоров с президентом России Владимиром Путиным?

Реджеп Тайип Эрдоган: Я придаю большое значение этому визиту в Санкт-Петербург, который состоится 21-22 ноября. В ходе предыдущих заседаний нашего совета по консультациям на высшем уровне или, как его еще называют, Совета сотрудничества на высшем уровне, которые проходили как в России, так и в Турции, были предприняты очень важные шаги. Напомню, что в ходе этих заседаний рассматриваются все направления двусторонних отношений: политическое, военное, торгово-экономическое, культурное. Вместе с министрами мы обсуждаем эти направления сотрудничества, рассматриваем, что было сделано, что предстоит сделать в будущем. Более того, в сфере энергетики, отношения в которой между Россией и Турцией достигли стратегического уровня, есть очень крупный прорыв. Серьезный прогресс достигнут в области туризма. Будем рассматривать все эти направления, что называется, от А до Я. Товарооборот между нашими странами уже достиг 35 миллиардов долларов, и мы будем прилагать усилия для выведения этого показателя на еще более высокий уровень, поскольку наша цель: достичь 100 миллиардов долларов в двусторонней торговле. Собственно, с обеих сторон есть полное единодушие и воля к тому, чтобы вместе двигаться к цели, поэтому считаю, что это для нас не проблема.

Михаил Гусман: Вас с российским президентом связывают многолетние добрые отношения, и, как считают наблюдатели, между вами есть некая, скажем так, "личная химия". Как вы оцениваете личный диалог между премьер-министром Эрдоганом и президентом Путиным?

Реджеп Тайип Эрдоган: Разумеется, я хотел бы, чтобы у этих личных отношений было еще более позитивное будущее, чтобы он увенчался еще более важными совместными шагами. Уверен, что развитие такого диалога между Россией и Турцией - двумя соседними странами, которые славятся богатой историей отношений - послужит хорошим примером для будущих поколений.

В России высоко оценивают те многочисленные проекты, прежде всего в области развития инфраструктуры и строительства, которые реализует Турция. Таким образом, турецкие компании выполняют в вашей стране важную миссию. Общий объем реализованных ими в России инвестиций составляет 50 миллиардов долларов, и это красноречиво свидетельствует, какого уровня достигло сотрудничество.

В плане визового режима между нашими странами больше нет никаких проблем. И это стало еще одним важным шагом. Подобно тому, как мы не применяем визы для России, Россия также больше не требует визы от турецких граждан (имеется в виду упрощение визового режима для краткосрочных поездок с туристическими и деловыми целями. - Ред.). Это, конечно, укрепляет наше взаимодействие. Очень заметно возросло количество взаимных поездок граждан наших стран. Сейчас в Турцию из России приезжает около 4 миллионов туристов. Еще чуть-чуть поднажать, и вы обгоните немцев: на первом месте Германия, за ней следует Россия. Но Россия сокращает этот разрыв. Наши российские друзья отлично понимают, что Турция богата на разнообразные туристические направления и может предоставлять туристические услуги во все четыре времени года.

Вместе с этим, сейчас очень важное место в нашем сотрудничестве занимает энергетика. Как известно, 56 процентов потребностей страны в природном газе мы закрываем поставками из России. Это очень большая цифра. Хотели бы и предлагаем развивать новые направления взаимодействия в этой области. В этом плане сейчас ведутся соответствующие работы, среди которых главное место занимает сфера ядерной энергетики. Как известно, тут мы осуществили прорыв - мы строим АЭС на площадке Аккую совместно с Россией. Работы уже начались, идет третий год реализации проекта. Наши молодые специалисты-инженеры сейчас проходят обучение в вашей стране. После получения там технического образования они будут участвовать в работах плечом к плечу с российскими специалистами и вместе будут продолжать реализацию проекта. Мы придаем этому большое значение, а тот факт, что первый шаг в этой области мы сделали с Россией, говорит сам за себя.

Михаил Гусман: Вы совершенно справедливо заметили, что наши отношения фактически выходят на уровень стратегического партнерства. Турция - первая страна НАТО, с которой у России есть военно-техническое сотрудничество, и это очень важная часть отношений между нашими странами. Намерены ли вы развивать эти отношения? И может ли, по вашему мнению, быть соблюден баланс между интересами Турции, как члена НАТО, и российскими интересами по развитию этого вида сотрудничества?

Реджеп Тайип Эрдоган: Нельзя сказать, что среди членов НАТО нет других стран, которые бы имели такие отношения с Россией. А мы, как известно, развиваем сотрудничество в этой сфере не только с вашей страной, но и, например, с Китаем. У нас с КНР прошли совместные военные учения, после которых мы сделали шаг в области противоракетной обороны. В частности, на завершающей стадии (имеется в виду тендер на поставку систем ПРО. - Ред.) остались четыре участника. Самую низкую цену и самые выгодные условия предложила китайская сторона, на втором месте оказался французско-итальянский консорциум, на третьем месте - США, на четвертом - Россия, которая назначила самую высокую цену. Поэтому сейчас мы продолжаем переговоры с Китаем для заключения торгового договора. Для нас были важны следующие параметры: срок производства, возможность совместного производства, совместных инвестиций, цена, возможность экспорта в третьи страны. По всем этим параметрам Китай действительно проявил более позитивный подход. Поэтому сейчас процесс продолжается в пользу китайцев. Разумеется, у кого-то это вызвало беспокойство. Но мы будем прилагать усилия, чтобы наши действия и тесты не шли вразрез со спецификациями НАТО.

С другой стороны, мы обсуждаем с Российской Федерацией возможности поставок ряда изделий, опять же с учетом специфики НАТО. Некоторые изделия уже закупаем.

Михаил Гусман: На фоне столь важных экономических и военно-технических связей особую роль играют историко-культурные связи. Россию и Турцию связывают многие годы культурных взаимоотношений. В этом году в Турции прошли фестиваль русской культуры и дни русского языка. Как вы расцениваете роль культурных связей? Какой отклик эти связи находят в Турции? Как думаете развивать это направление двустороннего сотрудничества?

Реджеп Тайип Эрдоган: Глубокий смысл в этом плане имеет, например, то, что Назым Хикмет похоронен в России. В Турции молодежь читает многие произведения Достоевского. Я тоже читал их в молодые годы. Разумеется, нельзя откладывать эти факты в сторону. Все это создавало основу наших отношений.

В будущем искусство России неизменно будет занимать важное место в развитии Турции. Например, раньше неоднократно проходили совместные выступления государственных оркестров России с турецким музыкальным коллективом "Мехтер". Это стало заметным событием года. Большое значение имеет сохранение в будущем богатой основы российско-турецкого культурного сотрудничества. В этом плане заметных успехов добились наши министерства и ведомства.

Михаил Гусман: За последние годы Турция сделала немало шагов на пути евроинтеграции. Под вашим руководством правительство провело целый ряд реформ. В то же время на пути вступления Турции в Евросоюз еще остаются препятствия. Часть из них - искусственные. Насколько вы остаетесь оптимистом в этом вопросе? Путь Турции в Евросоюз близок или далек?

Реджеп Тайип Эрдоган: ЕС по-прежнему продолжает вводить нас в заблуждение. Это огорчает. Спустя многие годы была открыта очередная глава переговоров. Мы сказали следующее европейцам: вы открыли главу номер 22, давайте сразу откроем и 23-ю и 24-ю. Из всех европейских стран сейчас в этом больше всего заинтересована Турция. Мы готовы без промедлений сделать этот шаг. Мы обсуждали это с каждой европейской страной, которую посещали. В частности, на прошлой неделе я был с визитом в Финляндии, Швеции, Польше. Эти страны убеждены в нашей правоте, заявляют, что они - друзья Турции. Это действительно так, они всегда нас поддерживали и продолжают оказывать поддержку.

На самом деле у меня появилось больше надежд после президентских выборов во Франции. Сейчас мы активно продолжаем работу с участием созданного в Турции министерства по делам ЕС.

Я хотел бы, чтобы нам прекратили морочить голову, и мы пришли к конкретному результату с ЕС. Потому что говорить об этом легко, но с 1963 года уже прошло 50 лет, на дворе 2013 год. Считаю, что нельзя 50 лет вводить страну в заблуждение таким вот образом.

Михаил Гусман: Как вы оцениваете российско-турецкий диалог в контексте ближневосточного урегулирования? А конкретнее - ситуацию, которая сложилась в Сирии - соседке Турции. В то же время Сирию связывают с Россией достаточно тесные отношения. Насколько я могу судить, и у России, и у Турции общее понимание конечных целей сирийского урегулирования. И в то же время есть разница в подходах. Какова ваша оценка нынешней ситуации и каким вы видите выход из этого кризиса?

Реджеп Тайип Эрдоган: Я, конечно, вынужден отметить одну вещь: с точки зрения протяженности общей границы, ни одна страна настолько не близка с Сирией, как Турция - 911 километров. Мы связаны исторически, в религиозном плане, родственными узами. У нас тесные отношения. С Россией такой связи нет, как и с Ираном, а с нами есть. Безусловно, мы сейчас та страна, которая платит наибольшую цену в связи с происходящим в Сирии. По последним известным мне данным, в Сирии погибло 133 тысячи человек. Что касается пришедших к нам беженцев, то их число превышает 600 тысяч человек. Наши расходы в этой сфере превысили два миллиарда долларов. Помощь же международного сообщества составила 135 миллионов долларов. Из них 50 миллионов пришло из Саудовской Аравии, 25 миллионов от ООН, остальные средства - из других источников. То есть расплачиваемся мы. 200 тысяч сирийцев сейчас проживают в палаточных и контейнерных городках. 400 тысяч остаются в различных провинциях, живут в домах. Мы хотели бы решить эту проблему вместе с Россией, Ираном, Ираком, Ливаном, Иорданией. Но, к сожалению, будет неправдой, если я скажу, что наши почти трехлетние переговоры с Россией по этому поводу принесли положительные результаты. Между тем я хотел бы, чтобы ситуация получила развитие. Если важные для этого три-четыре страны такие, как Россия, Турция, Америка, Иран, вместе возьмутся за это дело, погрузятся в него, а если еще присоединятся и другие постоянные члены СБ ООН, то мы гораздо быстрее придем к решению проблемы. Иначе достичь чего-либо вместе с сирийским режимом и, главным образом, Башаром Асадом, невозможно.

Мы, люди, занимающиеся политикой в демократических условиях, не можем принять то, что там погибли 133 тысячи человек, из которых около 6 тысяч детей, очень много - женщин. Как мы можем сказать "да" такому? И я уверен, что и Россия не сможет согласиться с этим.

Михаил Гусман: Есть еще один не урегулированный вопрос - это Кипр, по которому у Турции своя позиция. Каким вы видите разрешение кипрской проблемы?

Реджеп Тайип Эрдоган: Будет не совсем правильно делать какие-то заявления по этому поводу в одностороннем порядке. На последнем саммите G20 в Санкт-Петербурге я встретился с Генеральным секретарем ООН Пан Ги Муном и предложил вариант решения проблемы. Напомнил, что работа на этом направлении затягивается. Мы ее начали еще с господином Аннаном в первые годы моего премьерства, потом пост заняли вы, господин Мун, но никакого развития, несмотря на это, так и не произошло. Однако мы может предпринять усилия, чтобы руководители Южного Кипра и Северного Кипра смогли сесть за стол переговоров и обсудить проблему. А мы, как страны-гаранты, можем принять участие в работе. Давайте же мы - Турция, Греция, Англия - включимся в эту работу и закончим наше заседание, разрешив наболевший вопрос. И предлагаю не прекращать работу до тех пор, пока не найдем решения. Хочу отметить, что для эффективного решения данной проблемы надо подходить к ней искренне и оставить свои предварительные условия за дверями. Южный Кипр знает, что скажет Северный Кипр, и наоборот. Поэтому нет смысла вводить друг друга в заблуждение. Давайте же усадим всех за стол переговоров, поставим жирную точку в этом вопросе. И пусть в итоге у нас появится целый Кипр. Потому что когда сейчас в Евросоюзе говорят "Кипр", не подразумевают единый остров. Ведь до сих пор его разделяет "зеленая линия". Так что, получается, что они сами себя обманывают. А вот недавно федерации футбола Северного и Южного Кипра подписали соглашение, чтобы представлять весь остров и участвовать в международных футбольных соревнованиях единой командой. Я хотел бы, чтобы этот шаг позитивно повлиял и на политический процесс.

Михаил Гусман: Пошел вот уже 11-й год, господин премьер-министр, как вы возглавляете правительство. И за эти годы Турция достигла невероятных успехов в экономике. Как и за счет чего вам удалось добиться таких результатов и какими вы видите ближайшие перспективы Турции в экономическом плане?

Реджеп Тайип Эрдоган: Касаясь данного вопроса, я особенно отмечу лишь одну главную вещь - нам удалось справиться с коррупцией.

Михаил Гусман: Это очень серьезное заявление, господин премьер-министр. Мало, кто может себе позволить так четко и окончательно заявить о коррупции.

Реджеп Тайип Эрдоган: Этот провод перерезан. Конечно, раньше коррупция была очень сильной. Мафия, преступные группировки могли формировать и распускать правительства. Но это уже в прошлом. И сейчас в Турции есть доверие и стабильность, что позволяет открыть широкую дорогу международному капиталу в страну. Раньше, до того, как мы пришли к власти, за всю историю Турции объем зарубежных инвестиций составлял 9 миллиардов долларов. А за минувшие 11 лет объем иностранного капитала составил 122 миллиарда. Это очень важный показатель. Уверен, что таких показателей мы смогли добиться за счет того, что не разделяли экономику и демократию, которые всегда шли вместе. Нельзя, чтобы какая-то составляющая находилась в состоянии догоняющей. И в этом плане мы достигли значительного успеха. Кроме того, на фоне всего этого мы развивали и финансовый сектор страны, строя экспортно ориентированную систему. Можно отметить, что до нашего прихода к власти государственные банки имели большие задолженности и были проблемными для страны. Однако с нашим приходом ситуация исправилась. Банки, в особенности государственные, стали прибыльными. К примеру, до нас банк "Зираат" постоянно имел задолженность, но теперь он стал самым крупным в Турции и на Балканах.

Вот смотрите, на момент нашего прихода к власти экспорт Турции составлял 36 миллиардов долларов, сейчас же мы экспортируем на 155 миллиардов долларов.

Есть еще одна более интересная вещь. До нас, как вы знаете, на банкнотах после цифры шло шесть нолей. Но мы и это исправили, и теперь остались только сами цифры номинала. Наша валюта выросла в цене на фоне мировых валют. Мы можем вести торговые операции с российским рублем. Точно так же мы можем работать с Китаем, Ираном. И вот несколько дней назад мы продали пакет наших активов в сфере недвижимости и жилищного строительства. Мы получили за эти активы предложения, превышающие их стоимость в 2-3 раза. Благодаря этому мы совершили самую крупную сделку за последние периоды. Это порядка 1,4 миллиарда долларов. Ранее банк "Халк Банкасы" выставил на продажу активы, к которым был проявлен очень большой интерес, они были очень хорошо проданы. Это крайне важно с международной точки зрения. Я убежден, что это наша уверенность в себе, это международное единство демократии и экономики скажется на увеличении притока в Турцию иностранного капитала, на росте стабильности и доверия в стране. В особенности, я уверен в том, что российский капитал может играть более важную роль в турецкой экономике. Наши соседствующие страны разделяют лишь два часа полета. У нас очень много точек соприкосновения. Турция реализует много серьезных работ в Сочи, где пройдет зимняя Олимпиада. Уверен, что благодаря Олимпийским играм-2014 Россия войдет в историю, а наши подрядчики, работающие там, окажутся к этой истории причастными.

Помимо всего этого, как вы знаете, 29 октября мы открыли революционный проект "Мармарай", который связал Азию и Европу. И этот скачок вперед сокращает расстояния для сообщения между Европой и Азией. Что касается скоростного поезда, то к концу года мы заканчиваем реализацию проекта транспортного сообщения между Анкарой и Стамбулом, если не произойдет никакого форс-мажора. На 2015 год у нас запланировано открытие двух важных проектов. Один из них - это третий мост через Босфор. Сейчас сваи моста уже поднялись на высоту около 70 метров. И второе - опять же под Босфором два тоннеля, которые будут проложены один над другим. Они будут предназначены для проезда автотранспорта. И я уверен, что благодаря всему этому транспортная ситуация в Стамбуле станет значительно более спокойной и разгруженной.

Михаил Гусман: Вы совершенно справедливо сказали, господин премьер-министр, что, осуществляя эти стратегические проекты, Турция в огромной степени укрепляет свое геополитическое положение в мире, соединив Европу и Азию. Но я хотел бы коснуться еще одного приоритета вашей деятельности - это выработка новой конституции Турции. Почему вы считаете, что именно сейчас пришло время для преобразования этого основополагающего документа, и какие изменения, на ваш взгляд, наиболее важны?

Реджеп Тайип Эрдоган: Действующая конституция - продукт эпохи государственного переворота, и поэтому сейчас у народа назрела потребность в переменах. Думаю, новый основополагающий закон можно охарактеризовать как более демократический, более народный, гражданский. Конечно, в этом вопросе мы не смогли полностью достичь желаемых результатов. Вы спросите почему? Четыре политические партии, входящие в состав парламента, не проявляют решительности в деле утверждения статей конституции, в том числе и тех, которые уже согласованы. Мы, как партия власти, предлагаем им закончить работу по 60 статьям, по которым уже есть консенсус, в течение 15 дней, утвердить их и дать возможность комиссиям работать над оставшимися. Однако другие партии не хотят этого. Помимо этого основная оппозиционная партия заявила, что не станет работать, пока в работе не примут участие все депутаты. Но мы все равно будем работать над конституцией, даже если группа из 26 депутатов в 550-местном парламенте отказывается участвовать в обсуждениях, хотя по действующему закону конституция считается принятой даже при согласии лишь двух третей народных избранников. Сейчас спикер нашего парламента проводит заседание с членами комиссии по достижению консенсуса. И мне бы хотелось, чтобы результат был достигнут.

Михаил Гусман: Господин премьер-министр, мы встречаемся в третий раз за последние 10 лет и меня поражает, в какой блестящей спортивной форме вы находитесь. Вы практически не изменились. Как это удается?

Реджеп Тайип Эрдоган: Благодарен за учтивость и высокую оценку. Я стараюсь контролировать свой вес, он у меня всегда одинаков. Это помогает держать себя в форме. Мой рабочий день длится долго, и на сон остается всего шесть часов.

Сейчас Турция стремительно развивается, страна стала сильнее, уровень благосостояния народа значительно вырос. На момент нашего прихода к власти национальный доход равнялся 230 миллиардам долларов, сегодня страна приближается к 900 миллиардам. Это результат долгой и изнурительной работы. Если бы мы лежали на боку, то не смогли бы этого добиться. И основной упор делается на развитие промышленного производства, поскольку нефти у Турции нет.

Михаил Гусман: Ваши слова можно расценивать как упрек России?

Реджеп Тайип Эрдоган: Нет. У России, конечно, есть свои индивидуальные особенности, отличающие ее от других стран. Она обладает развитой инфраструктурой не только в области добычи углеводородов, но и в оборонной сфере, промышленном производстве. Кроме того, в вашей стране создана серьезная туристическая инфраструктура. Россия не только отправляет туристов за границу, она в авангарде и по числу прибывающих на ее территорию.

От своего имени и от имени всей моей нации я передаю привет, любовь и уважение народу России и нашим друзьям. Спасибо!

Автор: Михаил Гусман, первый заместитель гендиректора ИТАР - ТАСС

Комментарии 0