События

Фильм о джиннах бьет кассовые рекорды

Тему джиннов - или привидений - арабский кинематограф затрагивает впервые

Все рекорды побил снятый в ОАЭ фильм ужасов «Джинн», принеся миллион дирхамов за первую же неделю проката. Интерес к нему не спадает после премьеры на Кинофестивале в Абу-Даби в конце октября.

Сюжет картины совершенно обычный, и отличается от голливудских блокбастеров разве что местным колоритом. Действие разворачивается в старинном эмиратском городке Аль-Джазира аль-Хамра, за которым давно уже закрепилась «дурная слава».

Местные арабы считают, что этот район облюбовали джинны, и даже прозвали его «городом призраков». Многие жители покинули свои дома, переехав в другие части богатой страны Персидского залива.

Герои фильма – обычная арабская семья – возвращаются из Соединенных Штатов, и поселяются в одной из квартир пустующего современного небоскреба, даже не подозревая, что он кишит джиннами.

Снявший картину американский режиссер Тоб Хупер – признанный «мастер ужаса», прославившийся благодаря «Полтергейсту» и «Техасской резне бензопилой». Но не только известностью режиссера обязан «Джинн» своему  успеху.

«Огромную роль сыграла выбранная тема, и название», – признает Марио Хаддад, исполнительный директор занимающейся прокатом триллера компании Empire International.

«Местный кинематограф затрагивает эту тему впервые, – с гордостью заявил он в интервью дубайскому таблоиду  Ahlan Live. – Достоверности повествованию придает и язык – смесь арабского и английского, которую часто можно услышать в странах Залива».

«Хотя большинство диалогов на арабском языке, «Джинн» будет понятен  зрителям всех национальностей, – вторит ему глава снявшей фильм кинокомпании  Image Nation Мухаммад аль-Мубарак. – Нам действительно удалось преодолеть  границы между различными общинами, которые  мы видим здесь, в ОАЭ».

Правда, далеко не все в Эмиратах восприняли «первый отечественный блокбастер» с восторгом. Создателей фильма обвиняли в непонимании арабской культуры, «нарушении исламских традиций», и даже в «политической неблагонадежности» и заговоре против правящей династии.

Вероятно, поэтому на съемки ушло почти три года. Опасаясь задеть чувства местных жителей, актеры и режиссер избегали употреблять слово «джинн», и вообще старались привлекать к себе как можно меньше внимания.

Как бы то ни было, арабской аудитории фильм явно понравился.

«Мы все выросли на  этих историях о джиннах, которые рассказывали  в детстве родители, – делится впечатлениями 27-летняя жительница Эмиратов Мира аль-Румайти. – Они рассказывали о страшной джинше Умм аль-Дувайс,  и мы пытались  представить, как она выглядит. Так что было интересно посмотреть, как это  представляют себе другие».

Комментарии 0