Политика

Прекрасные "жертвы" (альхамдулиЛлах!)

Турецкая газета Hürriyet Daily News опубликовала данные, которые ранее в стране не афишировались. Речь идет о сохранившихся и функционирующих в повседневной жизни среди граждан страны наречий и языков, каковых оказалось около 30-ти.

По данным этой газеты, после турецкого наиболее распространенным языком в стране является курдский, на котором говорят около 15 млн. человек (20% от общего населения Турции). На третьем месте оказался язык зазаки, принадлежащий иранскому этносу, проживающему на востоке страны на Армянском нагорье в верховьях Тигра и Евфрата. На нем разговаривает 1,6 млн. человек, или же 2,2%. от общей численности граждан. Четвертую и пятую позиции по распространенности занимают арабский (1,4%) и черкесский (1,35%) языки.

Сложно сказать, откуда взяла эти данные Hürriyet Daily News. В Турции в республиканский период не проводили переписи населения по этническому признаку. Все граждане страны официально именовались турками. Так повелось еще со временем Ататюрка, когда в 1926 году был принят закон, объявившем всех жителей Турции этническими турками. Как утверждают многие исследователи, Ататюрк усматривал основные причины развала Османской империи в низком статусе этнических турок, и видел главную опору светской республиканской Турции в ставке на новый объявленный главенствующим этнос, который должен был быть сцементирован на основе политики ассимиляции.

В то же время различные западные фонды, которые проводили скрытые опросы в Турции, рисовали «цветную» этническую панораму страны. Так появились данные, что курдов в Турции больше 20 млн. человек, были обозначены выходцы с Северного Кавказа, именуемых в Турции «черкесами», арабы, ассирийцы, хемшилы и лазы и т.д. При этом западные этнографы, утверждая, что этнические меньшинства в Турции перестают идентифицировать себя с турками, предсказывали неизбежный кризис турецкой идентичности. Особенно в ситуации, когда Анкара, взяв курс на интеграцию в ЕС, быстро столкнулась с курдской проблемой. Стало очевидно, что Анкара запоздала с ее решением, хотя еще в начале 90-х прошлого века бывший премьер-министр и президент Турции Сулейман Демирель заявлял, что она «стала настолько серьезной, что необходимо признать ее реальной».

До недавнего времени действия турецких властей на этом направлении воспринимались больше не как итог огромной внутренней работы правительства, а как результат перехода курдов к методам вооруженной борьбы против центра, его неудач в осуществлении курса на мирный переход к существованию в условиях многонациональности, многоконфессиональности и многоязычности. Теперь наступает время « жертв», которые вынуждена приносить Турция.

Первая жертва: правящая партия «Справедливость и развитие» отказывается от идейного и политического наследства Кемаля Ататюрка.

Вторая жертва: легализация проблемы национального вопроса. 30 сентября 2013 года премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган выступил с пакетом демократических реформ, в которых содержатся определенные права национальных и религиозных меньшинств. Будет принят закон, который позволит использовать наряду с турецким языком и другие языки других народов не только в ходе избирательных кампаний, но получения образования на этих языках.

Третья жертва: признание Турции в качестве многонациональной страны означает отказ от внутренней и внешнеполитической доктрины «тюркизма». Хотя еще совсем недавно перед лингвистами Турции и тюркских государств на постсоветском пространстве ставилась задача создания единого тюркского алфавита, общей грамматики и создания «общего языка».

Четвертая жертва: накануне предстоящего избирательного цикла Эрдоган не только упрощает деятельность политических партий за счет снижения процентного барьера для их прохождения в парламент с 10% до 5% , но и наносит удар по монополии крупных партий, включая и правящую «Справедливость и развитие». Многие эксперты считают, что в дальнейшем Эрдоган будет делать главную опору на этнические меньшинства, которым он «даровал свободу». Так проблема этнической идентичности в Турции становится инструментарием для решения политических задач.

И есть уже результат. Президент Турции Абдулла Гюль дал эксклюзивное интервью британской газете The Guardian. Он заявил о возможности баллотироваться на второй президентский срок. По словам Гюля, «все варианты открыты». Напомним, что в первых числах октября и премьер-министр Эрдоган беседовал с журналистами на эту же тему. Он сообщил, что еще не принял окончательного решения о своем участии в выборах президента страны. В то же время дал понять, что намерен также баллотироваться на президентский пост, но в случае, «если его об этом попросит его ныне правящая партия «Справедливость и развитие». А если не попросит?

Так что смена в качестве лидера страны Эрдогана на Гюля не выглядит чрезмерной политической фантастикой. Остается только дождаться, окажутся ли политически оправданными «жертвы» Эрдогана во имя сохранения своего политического будущего. Все станет ясно после 15 апреля 2014 года, когда правящая партия назовет своего кандидата на пост президента Турции.

Автор: Станислав Тарасов

Комментарии 2