Среда обитания

«Закон о трех колосках» для мигрантов

Вместо полного отказа от завоза гастарбайтеров власти делают их еще более бесправными

Думские парламентарии из правящей партии продолжают в меру собственной фантазии обыгрывать тему законотворческой защиты коренного населения от миграционной угрозы. Причем, делают это так, чтобы новые законы, по возможности, не привели к сокращению общего количества самих мигрантов.

Группа депутатов Госдумы, включая Игоря Баринова, Игоря Игошина и Надежду Шайденко, внесли в нижнюю палату законопроект, который предполагает запрет на работу в России иностранным мигрантам, если они были осуждены за любые, а не только за особо тяжкие преступления. В настоящее время в законодательстве действует норма, согласно которой совершение тяжкого преступления на территории РФ влечет за собой отказ в выдаче разрешения на работу иностранному гражданину, а также происходит аннулирование уже выданного. То же самое касается всех, кто имеет непогашенную или неснятую судимость. На остальных более «мелких» правонарушителей это положение до сих пор не распространялось.

«Получается, что действующие правила поощряют присутствие и работу на территории нашей страны иностранцев, заведомо не являющихся законопослушными» — пояснил подоплеку законотворческой инициативы Игорь Игошин. В качестве наглядной иллюстрации он сослался на бирюлевскую драму, когда «убийство совершил иностранный гражданин, который ранее был осуждён в России за другое преступление». Следует отметить, что указанная формулировка выглядит как поистине «необъятная» — под нее подпадают абсолютно все составы преступлений. Включая современный римейк какого-нибудь абсурдного «закона о трех колосках», будь такой принят. То, что попытка заставить ходить и без того бесправных мигрантов по ниточке даст ощутимый эффект в виде уменьшения их численности, вопрос в высшей степени дискуссионный. Зато, можно смело предположить, порожденная ЕдРом новелла немало поспособствует разжиганию (с последующим удовлетворением) коррупционных аппетитов чиновничьей и правоохранительной братии.

Корреспондент «СП» связался с депутатом из фракции «Единая Россия» Игорем Игошиными попросил его прокомментировать внесенный законопроект. Один из авторов поправок охарактеризовал документ как «достаточно простой».

– Мы раньше уже выходили с подобной инициативой. Однако, она не получила поддержки, в том числе в прессе. Нам вменяли в вину, что мы создаем дополнительные коррупционные механизмы.

«СП»: – У вас есть, чем возразить на этот аргумент по существу?

– Никто не изобретает велосипед. Во всем мире есть практика, которой придерживаются цивилизованные страны с длительной демократической традицией. Человек, еще не получивший гражданство, автоматически теряет вид на жительство, если он совершил преступление любой степени тяжести и был осужден судом.

«СП»: – Надо так понимать, в принимающей стране, а не в государстве исхода

– Если он осужден в стране исхода, то такому мигранту просто не дадут первичную визу.

«СП»: – А как быть в нашем случае, учитывая безвизовый режим со странами СНГ?

– В данном случае мы говорим о своих судах и правонарушениях, совершенных на территории РФ.

«СП»: – Почему бы тогда не сказать «б» и ввести визовый режим?

– Это выходит за рамки темы законопроекта. Сейчас появились комментарии, что он подтолкнет нелегалов договариваться с правоохранительными органами, то так можно договориться до Бог весть чего. Давайте тогда вообще жить без законов, если они всем мешают и подталкивают людей их нарушать. Это несерьезный разговор.

«СП»: – А зачем России вообще принимать в таком количестве инородные тела, души и умы? Чтобы множить количество насильников и убийц, у которых «нет национальности»?

– Штампы повторять легко. Преступность порождается не этническими корнями, а условиями, в которые попадает та или иная группа людей. Скажем, мы знаем ситуацию во Франции. Выходцы из определенных стран, осевшие во Франции, попали в значительно худшие условия, чем основная масса ее коренного населения. Достаточно сказать, что уровень безработицы в этой группе существенно выше, а зарплаты ниже. Речь идет о мусульманском населении. А точнее о выходцах из африканских стран, которые в свое время были колонизированы Францией. В результате французы получили ситуацию, когда дети мигрантов выросли с большей склонностью к правонарушениям, нежели обычные французы. В тех странах, где всем группам предоставлялись равные возможности, этого не произошло.

Должен существовать первичный фильтр – осужденные выезжают (если они еще не получили гражданство) и больше не возвращаются, а все остальные должны жить по единым правилам. Не только обязанности, но и права должны быть теми же самыми, что и у всех остальных.

«СП»: – Включая политическое право формировать органы власти?

– Любые права (как и обязанности) у человека должны быть точно такими же, как и у любого другого в обществе. Тогда не будет возникать обособленных групп — они будут размываться. Обособленные группы создаются обособленными условиями.

 

Комментируя для «СП» предложение единороссов, общественный и политический деятельКонстантин Крылов назвал его хорошей подделкой под популярную антимигрантскую меру, которая не будет иметь практически никакого значения.

– Скорее всего, наши правоохранительные органы будут получать данные о том, совершали ли приезжие у себя на родине какие-либо преступления (включая мелкие) с той стороны. То есть силовики будут связываться, скажем, с азербайджанскими коллегами и выяснять, совершал ли у себя на родине какой-нибудь Махмуд мелкую кражу на базаре. Я уверен, что если Азербайджану будет угодно избавиться от лишней «порции» «махмудов», которых у них «перепроизводство», нам, конечно, скажут, что они ни в чем не виноваты.

«СП»: – А если не скажут…

– При тех потоках мигрантов, которые извергаются на Россию, единицы, попавшие в эту сеть, не будут иметь никакого значения. Причем, следует иметь ввиду, что корни мигрантской преступности отнюдь не в том, что отдельные элементы, которые нахулиганили там, пересекают границу, чтобы похулиганить еще и здесь. Такое, конечно, бывает, но в основном преступниками становятся по эту сторону границы.

«СП»: – Авторы поправок уверяют, что они распространяются и на трудовых «варягов», преступивших закон в России

– Это было бы уже более осмысленно. Если мигрант совершил преступление, то он, по идее, не то, что работать, въезжать в Россию больше не должен. Однако, в качестве необходимого механизма, который отсекает подобного рода людей, это предполагает введение визового режима. В противном случае эта мера так и останется на бумаге. Закон есть, но поскольку граница открыта, все тот же условный Махмуд едет на пару дней на родину, чтобы повидаться с близкими. А потом благополучно возвращается в Россию. Такой механизм может работать только в сочетании с визовым режимом. В качестве примера можно привести США. Где за любое, даже мелкое правонарушение мигранта не сажают в американскую тюрьму, а выпроваживают с «волчьим билетом» без права возвращения в США, когда бы то ни было. В первую очередь это касается мигрантов из стран Латинской Америки. Это дисциплинирует гастарбайтеров, когда границы находятся под контролем.

«СП»: – То есть, образно говоря, думцам от партии власти следует предлагать обществу не одно колесо, на котором далеко не уедешь, а автомобиль целиком?

– Совершенно верно. Нужно одновременно вводить визовый режим и жесткие санкции в отношении мигрантов-правонарушителей.

Эта мера была бы неплоха, если бы не повышала взяткоемкость процесса взаимодействия нарушителей с правоохранительными органами, отмечает бывший замглавы Федеральной миграционной службы Вячеслав Поставнин.

– Понятно, что тогда взятки вырастут в разы. Есть и еще один важный момент, который меня беспокоит. Это ситуация с нашими соотечественниками, этническими русскими, которые не являются гражданами РФ, но при этом живут и работают в нашей стране. Как известно, очень часто наши соотечественники не могут получить гражданства РФ по причинам, которые не зависят от них. Однако, в конечном итоге они окажутся в тех же условиях, что и гастарбайтеры. Тем самым, мы окончательно отрежем их от своей родины.

«СП»: – Плюс как всегда возникает вопрос с правоприменительной практикой

– Честно говоря, в нашем законодательстве и так достаточно репрессионных рычагов, чтобы разобраться с нелегальной миграцией. Проблема в том, что они не работают. Взять историю с этим Орханом Зейналовым. У меня есть большие сомнения, что у него не было предыстории. Многие хотят представить, что он ни с того, ни с сего совершил преступление. Спрашивается, а как он жил в России все последние 10 лет? Не думаю, что он добросовестно регистрировался раз в три месяца. Можно подумать, Зейналов выезжал каждый раз. Пусть наши правоохранители расскажут, что он делал в нашей стране все это время.

«СП»: – И все-таки есть в нашем законодательстве пробелы, которые мешают навести порядок в миграционной сфере?

– Очень важно ввести институт депортации мигрантов. Не выдворение, самовывоз, который есть, а настоящая депортация. Высылать из РФ по 100 тысяч в год было бы нормально. Наконец, давайте взимать за нарушение законодательства о пребывании на территории России нормальные штрафы. И не надо никой уголовной ответственности (не хватало только еще расстреливать на месте). Давайте заставим недобросовестных предпринимателей выложить миллион за каждого нелегала. А с чего вы взяли, что уголовное наказание будет эффективнее, если элементарно оштрафовать не могут. Не исполнение действующего законодательства и страшная коррупция – вот наш бич.

«СП»: – А Дума превращается в классическую «говорильню» по-Ленину, где произносятся правильные слова и пишутся такие же законы, которые потом никто не исполняет

– Ну, примут единороссы еще один закон в порядке имитации бурной деятельности. Не думаю, что от этого что-то изменится. Демонстрируется видимость заботы о коренном населении, а на деле мы видим пшик. Мигрантов становится все больше, включая нелегалов.

«СП»: – Это объясняется слабостью государства или злонамеренностью элит?

– Так уж повелось в России, что «суровость законов компенсируется необязательностью их исполнения». Сейчас мы это видим в полном объеме. Законы у нас порой не то, что жесткие, а даже жестокие. Но они не исполняются. Покажите мне статистику, сколько раз наши доблестные правоохранительные органы оштрафовали предпринимателей на миллион рублей.

«СП»: – Судя по всему, до миллиона не доходит — договариваются между собой по более сходной цене

– Так, скорее всего, и есть. Прежде чем принимать новые законы, давайте исполнять уже существующие. Этим должна заниматься, в том числе ФМС. Это ее первейшая обязанность. Еще в начале нулевых было понятно, что надо строить депортационные центры или центры временного размещения. Датчане нам построили образцово-показательное учреждение под Псковом. Тогда же решили построить подобные объекты в каждом регионе. Но никто ничего не сделал. А сегодня мы столкнулись с такой ситуацией, что не можем выдворять нелегалов, потому что у нас нет депортационных центров. Проблема в том, что происходит размывание ответственности. Поэтому я бы подключил к реализации миграционной политики уровень местного самоуправления.

«СП»: – Какие полномочия вы отдали в ведение муниципалам?

– Это вопрос дискуссионный. Важно понимать, что на этот уровень была недавно переброшена ответственность за межнациональный мир в регионах. Тогда дайте местному самоуправлению средства для реализации новых полномочий. Пусть они регистрируют у себя мигрантов, выдают разрешение на работу, осуществляют квотирование. Пусть, например, решают, что нашему муниципалитету дворники-мигранты совсем не нужны. Пожалуйста, нанимайте местных.

«СП»: – В таком случае местная бюрократия может обновить национальный рекорд мздоимства…

– Это будет их проблема, потому что на них возлагается законом ответственность. Дайте полномочия, тогда и спрашивайте. Если сегодня обвинять во всех грехах шефа ФМСРомодановского, он скажет, ничего подобного – вы посмотрите, что делают федеральные власти, другие правоохранительные органы, бизнес и так далее. В общем, легко найдется 150 виноватых кроме него. Причем, в какой-то степени он будет прав. Давайте проведем операцию по консолидации ответственности. Чтобы население понимало – вот этот человек принимает решения, с него и надо спрашивать.

Комментарии 3