Общество

Российские конфликты: разнообразие сценариев

Конфликт в Западном Бирюлево в очередной раз привлек внимание к напряженности в российском обществе, которое время от времени приводит к «вспышкам», сопровождаемым мирными или не совсем акциями протеста. История с бирюлевской овощебазой обошла все основные СМИ, тогда как особенности других, иногда не менее драматичных, событий уже стали забываться или изначально были малоизвестными. Можно выделить несколько типов конфликтов, имевших место в различных регионах России и проходивших по разным сценариям.

«Антикавказские акции»: проблема внутренней миграции


События, связанные с неприятием внутренней миграции («антикавказские акции») можно условно разделить на конфликты, участниками которых со стороны «местных» были, соответственно, жители депрессивных районов и участники фанатского движения.

Конфликты в российской глубинке


Одним из первых громких событий такого рода явился конфликт в карельском городе Кондопога. В ночь на 30 августа 2006 года в ресторане «Чайка» в Кондопоге двумя посетителями (Сергеем Мозгалёвым и Юрием Плиевым) были избиты работники заведения. Затем произошло массовое избиение местных жителей «крышевавшими» ресторан уроженцами Кавказа, в ходе которого погибли два кондопожанина - Сергей Усин и Григорий Слезов. Инцидент спровоцировал в Кондопоге 31 августа и 2 сентября массовые погромы и поджоги торговых точек, принадлежащих кавказцам. Беспорядки были подавлены силовиками, а кавказцы в срочном порядке покинули город.

В итоги под суд были отданы как участники убийства, так и погромщики. Впрочем, приговоры были разными. Суд приговорил обвиняемого в убийстве Ислама Магомадова к 22 годам лишения свободы. Остальные пятеро выходцев с Кавказа, которые обвинялись в хулиганстве и причинении вреда здоровью, получили различные сроки лишения свободы (от 10 лет до 3 лет 10 месяцев колонии). Также суд приговорил Сергея Мозгалёва к 3,5 годам лишения свободы (мягче, чем самый мягкий приговор, вынесенный кавказцам) и Юрия Плиева - к 8 месяцам лишения свободы. Суд приговорил 12 обвиняемых по делу о массовых беспорядках к трем годам лишения свободы условно каждого. Также были уволены в отставку руководители МВД и ФСБ Карелии и прокурор республики. Глава Карелии Сергей Катанандов удержался на своем посту, однако в 2010 году не был переназначен на новый срок.

Однако конфликт в Кондопоге был далеко не первым случаем подобого рода. Например, в июне того же 2006 года в городе Сальске Ростовской области произошел конфликт, также растянувшийся на несколько дней. Все началось с мелкой бытовой истории - 23 июня между двумя жителями (один из них – дагестанец) произошла стычка из-за девушки. На следующий день случилась новая драка – десять дагестанцев против троих русских. 25 июня произошло очередное столкновение, в котором участвовали уже десятки человек и применялось огнестрельное оружие – русские пошли «разбираться» с кавказцами, но натолкнулись на жесткий и непредвиденный ими ответ. Вместо ожидаемого «кулачного боя» дагестанцы начали стрелять. Один участник конфликта (Юрий Сарычев) был застрелен.

     

Алексей Макаркин - первый вице-президент Центра политических технологий

В городе прошел массовый митинг с требованием выселения выходцев с Северного Кавказа, живущих без регистрации. Местные жители утверждали, что дагестанцы в городе изначально были связаны с криминалом (воровством нефти из нефтепровода), действовали в сотрудничестве с властями и милицией, а затем стали скупать через подставных лиц активы – от элеваторов до ресторанов и аквапарка. Однако дальнейшего публичного развития  события, по сути дела, не получили - погромов не произошло. Были задержаны восемь дагестанцев, однако затем, по данным «Комсомольской правды», «тяжкая» статья Уголовного кодекса об умышленном убийстве была заменена на «легкую» - о превышении пределов необходимой самообороны. Кроме того, власть сменила начальника местного ФСБ.

В июне 2012 года в поселке городского типа Демьяново (Подосиновский район Кировской области) дело обошлось без убийств. Между местными жителями и бизнесменом-уроженцем Дагестана, владеющим пилорамой, произошел конфликт, за ним последовали массовая драка и поджог принадлежащего бизнесмену кафе. Для предотвращения дальнейшей эскалации событий (в Демьяново прибыло около 40 земляков предпринимателя, а у пилорамы собрались порядка 60 местных жителей) в поселок были введены усиленные отряды полиции. По причине этих событий глава поселка и района ушли в отставку. Один из местных жителей - участников беспорядков был арестован за поджог кафе. Жители в разговорах с журналистами утверждали, что дагестанцы скупают местные предприятия, и от них во многом зависит жизнь поселка.

В июле 2013 года произошли получившие масштабный резонанс массовые выступления в городеПугачёве в связи с убийством чеченским подростком местного жителя во время конфликта из-за девушки. Протесты местных жителей сопровождались столкновениями с чеченской диаспорой, попыткой погрома, перекрытием автомобильной дороги. 7 июля на городской площади произошёл стихийный митинг, участники которого направились в северо-западный микрорайон Пугачёва, где проживают уроженцы Чечни. В результате завязалась массовая драка, в которой приняло участие несколько сотен человек.

На следующий день около администрации Пугачёвского района вновь собрался несанкционированный митинг, на котором властям было выставлено требование выселить всех чеченцев из города. Перед собравшимися выступил глава муниципального района, но его закидали яйцами и вылили на голову бутылку воды, при этом в его адрес скандировалось: «Забирай своих чеченцев назад в горы». В тот же день около 350 человек на несколько часов перекрыли межрегиональную автотрассу Саратов-Самара. Поздно вечером группа местных жителей примерно из 100 человек направилась к кафе «Халяль», где обычно собираются чеченцы, с намерением сжечь заведение, однако сотрудники полиции убедили людей не совершать самосуд. 9 июля горожане вновь собрались на митинг и перекрыли трассу - на этот раз к участникам акции вышел вице-губернатор Саратовской области и уговорил их разойтись.

10 июля был отправлен в отставку начальник полиции Пугачёвского района. 11 июля в Пугачёв стали прибывать представители националистических организаций, часть из которых были задержаны полицией. К вечеру на Соборной площади собрался очередной митинг, на котором председатель Саратовской областной думы обещал выселить всех чеченцев, от которых следует ожидать совершения преступлений. 25 июля четверым подозреваемым  было предъявлено обвинение по статье «Убийство», все они заключены под стражу.

Фанатские конфликты

Два конфликта разной степени громкости произошли в Москве в 2010 году. В июле этого года произошло убийство 23-летнего ассистента режиссёра телеканала «Россия 2» и фаната «Спартака»Юрия Волкова. По подозрению в убийстве были задержаны трое уроженцев Чечни. Выяснилось, что в ночь на 10 июля 2010 года Волков находился на Чистопрудном бульваре в компании знакомых (6 юношей и 2 девушки), возвращаясь с концерта – там они подверглись нападению со стороны трех уроженцев Чечни. Волков был убит ударом ножа, двое его спутников получили ножевые ранения. По словам знакомых Волкова, конфликт спровоцировали чеченцы (факт намеренной провокации был позже подтвержден в ходе следствия и в суде). Болельщики ряда известных российских футбольных клубов провели несколько массовых акций памяти Волкова. Так, после футбольного матча «Спартак» - Рубин» болельщики растянули по трибуне плакат «Юра, мы помним!». Память Юрия Волкова также почтили соответствующим баннером болельщики «Зенита» на матче своей команды против «Сибири». Однако массовых акций эта история не вызвала.

В октябре 2011 года присяжные в Мосгорсуде единогласно признали Ахмедпашу Айдаева виновным в умышленном убийстве, хулиганстве и побоях, а Бекхана Ибрагимова — в хулиганстве и нанесении легких телесных повреждений, решив, что обвиняемые не заслуживают снисхождения. Суд приговорил Айдаева к 17 годам лишения свободы (позднее Верховный суд снизил приговор до 16 лет), а Ибрагимова – к 6 годам (окончательный приговор – 5 лет и 3 месяца). На тяжесть приговора, видимо, повлияло происшедшее к тому времени убийство Егора Свиридова. Характерно, впрочем, что 7 мая 2013 года Ибрагимов был условно-досрочно освобожден решением Верховного суда Чеченской республики, что вызвало дискуссию в Интернете (правда, не очень острую, так как речь шла о второстепенном участнике преступления).

Резонанс от убийства Волкова был однако, не слишком значительным на фоне последствий убийства в декабре 2010 года Егора Свиридова, который являлся не простым болельщиком, а активным деятелем спартаковского фанатского движения (это преступление было воспринято фанатами в одном ряду с убийством Волкова). Акции протеста прошли в 12 городах России – в том числе на Манежной площади в Москве, где, по некоторым оценкам, собрались около шести тысяч человек – как фанатов, так и активистов националистических организаций – и произошли столкновения с органами правопорядка. Акция в Ростове собрала около 2000 человек, выкрикивавших лозунги «Ростов-русский город», «Ростов для ростовчан». 12 декабря в районе станции метро «Коломенская» пятеро подростков напали на гражданина Киргизии, избили его и нанесли удары ножом, в результате чего он скончался. По версии следствия молодые люди хотели «отомстить» за убийство Свиридова. Память Свиридова почтил президент Владимир Путин – беспрецедентный случай для подобных событий, связанный с масштабом реакции.

В октябре 2011 года суд приговорил непосредственного убийцу Егора Свиридова - Аслана Черкесова - к 20 годам колонии строгого режима. Назначая наказание, судья учел такие смягчающие обстоятельства как положительные характеристики и наличие у Черкесова малолетнего ребенка 2011 года рождения. Отягчающих обстоятельств, как указано в приговоре, у подсудимых не было. Остальные пять подсудимых (Хасан Ибрагимов, Нариман Исмаилов, Артур Арсибиев, Акай Акаев и Рамазан Утарбиев) получили по пять лет лишения свободы в колонии общего режима.

В июле 2012 года суд назначил наказания участникам убийства киргиза 12 декабря 2011 года. Илья Кубраков, признанный виновным в убийстве (а позднее участвовавший в акции на Манежной) получил 6 лет лишения свободы. Михаил Кузнецов приговорен к трем годам, Владислав Гурьянов и Роман Логвинов получили по 2 с половиной года заключения в колонии общего режима. На момент совершения преступления Кубракову было 14 лет, остальные участники были в возрасте от 16 до 23 лет.

Таким образом, повторилась схема Кондопоги – кавказцы получают существенно более суровые наказания, что соответствует общественным настроениям. В 2011-2012 годах состоялись процессы над участниками беспорядков на Манежной, причем приговоры оказались дифференцированы по политическому признаку. Пятеро активистов оппозиционной незарегистрированной партии «Другая Россия», вызывавшей особое раздражение со стороны Кремля, получили от двух до 5,5 лет реального лишения свободы. Четверо аполитичных фанатов были приговорены к 2-3 годам колонии (двое из них – условно).

Отдельный случай: неудачный опыт дружбы

Особенностью конфликта в находящемся на черноморском побережье Краснодарского края детском оздоровительном лагере «Дон» в июле 2010 года стала неудачная попытка совместить пребывание в нем подростков из Чечни, Ростовской и Омской областей (причем количество чеченцев более, чем в 10 раз превосходило количество ростовчан и омичей). Согласно версии милиции, причиной драки стал бытовой конфликт. Трое чеченских подростков пристали к 13-летней ростовчанке, в конфликт втянулись заместитель директора лагеря и тренер юношеской сборной Чеченской республики по вольной борьбе, разбивший нос замдиректора. Далее в лагерь прибыли местные жители (русской и армянской национальностей) и между ними и взрослыми отдыхающими из Чечни (сопровождавшими подростков) произошла драка.

Иную версию приводили представители аппарата уполномоченного по правам человека в Чеченской Республике Нурди Нухажиева. По их данным, заместитель директора лагеря в нетрезвом виде начал избивать и оскорблять трех подростков из Чечни. Затем, по заявлениям чеченской стороны, около 300-400 человек, вооруженных железными прутьями, искали по корпусам отдыхающих из Чечни. В свою очередь, председатель отделения Союза армян России Краснодара Гурген Иванян в беседе с корреспондентом NEWS.am заявил, что в районе, где находится лагерь, компактно проживает множество армян, некоторые из них работают в лагере. Иванян возложил ответственность за разгром лагеря на чеченскую сторону: «Чеченцы не только разгромили лагерь, но и избили директора и замдиректора лагеря, последнему сломали ногу».

Неприятие внешней миграции

Акции, связанные с неприятием внешней миграции, также можно условно разделить на две категории. Первая – русско-азербайджанские конфликты, по своей логике иногда психологически близкие к противостоянию с внутренними мигрантами (отличие в этих случаях состоит, пожалуй, лишь в отсутствии азербайджанского субъекта Федерации на территории России). Хотя «бирюлевский» конфликт, связанный с неприятием внешней миграции, имел поводом преступление, в совершении которого обвинен как раз гражданин Азербайджана (но в качестве объектов преследования выступили и выходцы из Центральной Азии, а сам азербайджанец являлся маргинальной фигурой). Вторая – конфликты с мигрантами из Центральной Азии, не претендующими на самостоятельную экономическую роль и являющимися «дешевой рабочей силой».

«Азербайджанские конфликты»

В марте 2007 года в городе Красноармейске Саратовской области в результате конфликта в одном из кафе выходцем с Кавказа был убит местный житель. По данным прокуратуры Саратовской области, ранее судимый и находящийся под условным сроком наказания Алексей Филинов в состоянии алкогольного опьянения зашел в кафе, чтобы купить сигарет. Увидев, что его знакомая сидит с «нерусским» (Анар Мамедов), он подошел к ней и посоветовал идти домой. Возникла драка, во время которой Филинов получил ножевое ранение в бедро. Прибывшие на место происшествия врачи «скорой помощи» констатировали смерть Филинова.

Затем русские молодые люди 20-25 лет собрались в центре Красноармейска, чтобы, по словам районного прокурора, совершить над убийцей самосуд. Сотрудники милиции и прокуратуры провели с ними «разъяснительную беседу». В тот же день, опасаясь массовых беспорядков, руководство ГУВД Саратовской области направило в Красноармейск дополнительные силы милиции (в том числе 4 автобуса ОМОНа). В самом городе закрыли все кафе, кроме того, милиция прошла по домам и изъяла у русского населения официально зарегистрированные охотничьи ружья. Был усилен контроль на КПП при въезде в город.

11 марта состоялись похороны и поминки Филинова, в которых приняли участие 300 человек, а затем прошел несанкционированный митинг на площади перед зданием районной администрации с требованием выселить азербайджанцев. В Доме культуры, состоялась трехчасовая эмоциональная встреча местных жителей с главой администрации, прокурором и начальником милиции Красноармейского района по поводу случившегося. Во встрече приняли участие 250 местных жителей. Корреспондент газеты «Репортёр» утверждал, что чиновники в президиуме были шокированы поведением зала: когда какая-то вынужденная переселенка, прорвавшись к микрофону, попыталась смягчить образ «нехороших кавказцев», на неё начали громко кричать с мест. Если по официальным данным Филинов выглядел уголовником, то местные жители обращали внимание на то, что он был привлечен к уголовной ответственности по малозначительной статье, имел высшее образование, стажировался в Германии, неплохо зарабатывал. В последующем конфликт утих. В 2007 году Анар Мамедов был приговорен к 9 годам лишения свободы.

Происшедший в 2006 году в поселке Харагун (Читинская область) конфликт развивался по совсем иной схеме. В экономически депрессивном поселке поселилось несколько десятков азербайджанских семей, которые занимались вырубкой леса и обвинялись «местными» в торговле спиртом и наркотиками. В мае 2006 года в харагунском зале игровых автоматов возник конфликт между местным жителем Виктором Малютиным и несколькими азербайджанцами, который привел к бурному и быстрому развитию событий. Из Читы приехали знакомые одного из азербайджанцев («славянской» внешности), которые стали требовать от Малютина отдать им автомобиль, а тот, в свою очередь, обратился к своим друзьям за помощью. В селе начался азербайджанский погром, в котором участвовали несколько десятков человек, вооруженных охотничьими ружьями. Были подожжены дома и автомобили азербайджанцев, которых жестоко избивали (одного – 59-летнего мужчину - до смерти). Под суд были отданы 32 погромщика, 12 из которых приговорены к реальным срокам лишения свободы. Самый большой срок –  6 лет – получил Малютин, еще 8 приговорены к 5,5 годам лишения свободы.

Конфликты с мигрантами из Центральной Азии


В 2010 году в подмосковном городе Хотьково жители Таджикистана зарезали в драке местного жителя, 25-летнего Павла Капралова (и ранили другого жителя), хотьковцы устроили стихийные митинги, продолжавшиеся около семи часов и чуть не перешедшие в погромы. Они требовали выгнать всех трудовых мигрантов и навсегда закрыть им доступ в город, грозя в противном случае устроить самосуд. В результате за одну ночь из крупного населенного пункта исчезли почти все «нерусские» - по данным «Газеты.ру», они спешно покидали свои жилища, чтобы остаться в живых. Как рассказал изданию один из местных жителей, на следующий день после стихийного митинга 4 ноября районные управы предпочли поскорее избавиться от «нерусских дворников», а магазины - от «нерусских грузчиков и кассирш». Иностранных работников предпочло уволить и руководство магазина «Копейка», возле которого и произошла драка с фатальным исходом. До убийства мигранты составляли в этом магазине 90% персонала. На встрече с населением глава районного ФМС сообщила, что в городе зарегистрировано лишь 260 мигрантов, что было встречено населением с хохотом. Начальник городского УВД сообщил о полутора тысячах мигрантов – эту цифру хотьковцы также сочли заниженной.

В 2012 году совершивший убийство уроженец Таджикистана был приговорен к 9,5 годам лишения свободы. По сравнению с «бирюлевским» конфликтом, события в Хотьково выглядели не столь масштабно, но могли развиваться по аналогичной модели, если бы власти в короткие сроки не организовали вывоз мигрантов, что позволило несколько снять напряжение. Несмотря на принадлежность Хотьково к Подмосковью, менталитет местных жителей мало отличается от «бирюлевского», где проживает немалое количество бывших «лимитчиков» и членов их семей. Впрочем, некоторая удаленность Хотьково от Москвы повлияла на механизмы мобилизации, которые, как можно судить, носили характер «сарафанного радио», тогда как в Бирюлево были задействованы и интернет-технологии – по данным шеф-редактора сайта телеканала «Дождь» Ильи Клишина, информация о «народном сходе» распространялась через социальную сеть «В контакте».

Сагра: межнациональный аспект


Конфликт в уральском городе Сагра, имевший место в 2011 году, формально не носил межнационального характера – в публичном пространстве он позиционировался как противостояние местных жителей и «бандитов» из Екатеринбурга, находящегося в 40 км от Сагры (позднее обвинения в бандитизме были официально сняты). Однако целый ряд обстоятельств придавал ему «национальный» оттенок. Во-первых, цыганское происхождение Вячеслава Лебедева, попытка изгнания которого из Сатры привела к конфликту. Во-вторых, преимущественно «кавказский» характер группировки, пытавшейся напасть на Сагру. В-третьих, восприятие в регионе «чужаков» как криминальных элементов, торгующих наркотиками (хотя в отношении Лебедева это подозрение официально не подтвердилось).

Характерен и результат событий – в Сагру прибыл глава Следственного комитета Александр Бастрыкин, с прибытием которого расследование было направлено в русло однозначного обвинения «чужаков», что противоречило первоначальному подходу местных правоохранителей, считавших, что речь идет о сугубо криминальной разборке, в которой основной жертвой стал один из нападавших, азербайджанец по национальности (он был убит во время конфликта). Два сотрудника местной милиции были привлечены к уголовной ответственности за халатность. Популярность такого подхода подтверждается и дальнейшей политической судьбой Евгения Ройзмана, который активно защищал жителей Сагры в публичном пространстве и имеет репутацию борца с этнической наркомафией – в сентябре нынешнего года он был избран мэром Екатеринбурга.

В результате в марте 2013 года шесть из 23 участников беспорядков в поселке Сагра получили реальные сроки заключения (Иван Лебедев получил максимально строгое наказание - 6 лет колонии строгого режима; Кахабер Чичуа - 4 года колонии строгого режима; Шота Катамадзе, Вячеслав Лебедев и Артем Рабаданов - 4 года в колонии общего режима; Шохин Зарипов - 20 месяцев колонии общего режима), остальные получили условные сроки заключения. Позднее Верховный суд заменил приговоры Рабаданову и Лебедеву на условные.

Другие протесты


В ряде случаев в российских регионах происходят протестные «вспышки», не связанные с межнациональными отношениями, а вызванные другими эмоционально воспринимаемыми факторами.

Воронежская область: экологический конфликт

Протесты в Новохоперском районе Воронежской области начались после того как 26 декабря 2011 года Владимир Путин подписал распоряжение правительства РФ о проведении конкурса на право пользования Еланским и Елкинским никелевыми месторождениями. На прошедшем затем конкурсе победил «Медногорский медно-серный комбинат» - «дочка» УГМК (таким образом, и в данном случае в конфликте присутствует «чужак», только носящий корпоративный характер). Хотя, по данным УГМК, добыча руды начнется не раньше 2022 года и только после того, как будут утверждены запасы месторождений, часть экспертов и населения выражали сильную обеспокоенность возможным ухудшением экологии региона. Протестующие убеждены, что добыча никеля сделает бесплодной почву, нанесет вред реке Хопер и расположенному поблизости заповеднику, где обитает занесенная в Красную книгу русская выхухоль.

В мае 2013 года порядка 20 противников добычи никеля и чоповцев пострадали в драке на месторождении в Воронежской области. В июне 2013 года после несанкционированного митинга против добычи никеля в Новохоперском районе, в котором приняли участие 1,5 тысячи человек  (по данным самих активистов – 4 тысячи), тысяча митинговавших прорвалась на территорию вахтового поселка. По данным полиции, протестующие подожгли две буровые вышки и две единицы техники. Пострадали трое стражей порядка. В свою очередь, УГМК обвинила своих противников в хорошо организованном нападении с участием приезжих из Волгоградской, Ростовской и других областей, готовившемся с использованием ресурса Интернета.

Автомобильные конфликты


Эмоционально воспринимаемым фактором являются также громкие автомобильные аварии, совершенные людьми, воспринимаемыми местными сообществами как «чужие» или способные уйти от уголовной ответственности. Тем более, что общественное мнение было раздражено громкими авариями, в которых либо виновными были признаны пострадавшие (дело об аварии с участием автомобиля вице-президента ЛУКОЙЛа), либо водитель отделался символическим наказанием – как дочь главы иркутского облизбиркома Анна Шавенкова, сбившая двух женщин (одна скончалась, другая осталась инвалидом) и получившая 14-летнюю отсрочку приговора. Соответственно, доверие к властям в этих вопросах невелико, что стимулирует людей к самостоятельным действиям.

Так, в октябре 2011 года в Брянске Volkswagen Passat, которым управляла 20‑летняя Ирина Добржанская, на высокой скорости сбил женщину, пересекавшую дорогу вместе с трехлетней дочкой по пешеходному переходу. Девочка скончалась на месте, ее мать с тяжелыми травмами госпитализировали. ДТП случайно было снято видеорегистратором проезжавшего мимо автомобиля, и эта запись попала в интернет, что вызвало сильный эмоциональный эффект. Жители Брянска, соболезнующие семье погибшей Сони, объединились в группы в социальных сетях и вышли на митинг, который продлился около двух часов. Люди, пришедшие к месту ДТП, в течение часа молча зажигали свечи, возлагали цветы и игрушки, автомобили, проходившие мимо, сигналили в знак солидарности с митингующими. Затем собравшиеся стали организованно переходить дорогу по пешеходному переходу. В результате движение по центральной дороге Фокинского района Брянска было практически парализовано.

В 2012 году суд приговорил Добржанскую к четырем годам колонии‑поселения и удовлетворил требования о компенсации морального и физического вреда потерпевшим, но снизил ее сумму с 3 миллионов рублей до 1,5 миллиона рублей с учетом того, что Добржанской назначен реальный срок лишения свободы.

В ноябре 2011 года авария с двумя жертвами произошла в том самом Бирюлево, где спустя пару лет произошел погром. Жанна Суворова, управлявшая автомобилем Nissan, сбила двух молодых людей, проживавших в этом районе и переходивших улицу в неположенном месте. Источник «РИА Новости» в медицинских кругах заявил, что оба молодых человека находились в состоянии сильного алкогольного опьянения. Экспертиза показала, что в крови одного из погибших находилось 1,8 промилле алкоголя. Точную степень опьянения второго молодого человека источник не назвал. Впрочем, и в крови женщины-водителя было обнаружено 0,3 промилле алкоголя. Кроме того, собеседник агентства сказал, что один из погибших был наркоманом и давно состоял на учете в наркодиспансере.

Сбив пешеходов, женщина бросила машину и убежала. Затем Суворова вернулась на место ДТП на Mercedes со своим другом. К тому моменту на месте аварии собралась толпа, костяк которой составляли родственники и друзья погибших. Люди начали раскачивать и ломать Mercedes (видимо, дополнительное раздражение вызвала престижная марка машины). Затем некоторые участники стихийной акции протеста стали драться между собой. ГИБДД пришлось вызвать на подмогу ОМОН. Также на место прибыли начальник УВД по Южному административному округу Александр Подольный и глава ГУ МВД Москвы Владимир Колокольцев. В итоге Суворову удалось пересадить в патрульную машину и увезти в участок.

В июле 2013 года в Екатеринбурге житель Узбекистана Азаматбек Якубов сбил в Екатеринбурге на своем автомобиле двухлетнего мальчика, который получил телесные повреждения. Затем екатеринбуржцы, проживающие в микрорайоне Сортировка, при поддержке семи десятков казаков устроили несанкционированный митинг у здания ГИБДД Железнодорожного района уральской столицы. Собравшиеся требовали наказать Азаматбека Якубова. Очевидцы рассказывали, что к водителю Daewoo Nexia приехала большая «группа поддержки», которая пыталась стирать с машины следы наезда и о чем-то договаривалась с работниками полиции. Кроме того, они считали, что узбек может скрыться от правосудия. Казаки были намерены придать этой истории максимальную огласку, а наиболее горячие головы, по сообщению уральских сайтов, хотели совершить над гастарбайтером самосуд.

Некоторые выводы


Все перечисленные выше конфликты связаны с сильной внутренней напряженностью внутри общества, которое негативно относится к вмешательству «чужаков» в свою жизнь. Причем в качестве «чужака» чаще всего выступают мигранты, которые отличаются от «коренных жителей» своей культурой и воспринимаются ими в качестве повседневной угрозы. Это связано как с информацией (в одних случаях подтверждающейся, в других – нет) о криминальном характере деятельности «чужаков», так и с ментальными различиями. В частности, русский человек нередко воспринимает «разборку» как довольно рутинное событие, не приводящее к фатальным последствием (своего рода, драку «до первой крови»), тогда как выходцы с Кавказа относятся к подобным событиям куда более серьезно, применяя в банальном конфликте оружие. В ряде случаев в качестве «чужаков» могут восприниматься корпоративные структуры, угрожающие – по мнению протестующих – здоровью населения, а также виновники громких ЧП, которые могут уйти от ответственности из-за своих связей.

Существенную роль играют и проблемы, прямо не связанные с конкретными конфликтами. Социально-экономические тупики, усиливающиеся затруднения с вертикальной мобильностью («карьерные лифты» работают все хуже), ощущение морального дискомфорта – все это повышает уровень раздражения в обществе, что может быть направлено против существующих «аллергенов». Чисто социальные проблемы (тарифы, состояние системы ЖКХ и здравоохранения и др.) пока не приводят к сильным «вспышкам», так как население воспринимает их как «застойные» и, следовательно, относится к ним менее эмоционально. Да и государство воспринимает выходящие за привычные рамки «скачки» тарифов как серьезную угрозу и стремится не допускать подобных действия.

При этом внутренняя миграция является более серьезной проблемой, чем внешняя, которую можно регулировать путем ограничительного законодательства. Хотя и здесь есть проблемы, связанные как с экономическими интересами, так и с геополитическими проектами России – затруднительно вводить визы для граждан стран-членов ОДКБ, таких как Киргизия и Таджикистан (к тому же Киргизия претендует на участие и в приоритетном для Кремля интеграционном проекте на постсоветском пространстве – Таможенном союзе). Однако в случае с внутренней миграцией речь идет о гражданах России, имеющих конституционное право на свободное передвижение по территории страны. Понятно, что дело не только в Конституции, которую на практике нередко не соблюдают – проблема в роли Северного Кавказа в жизни страны. Популярный среди националистов лозунг «Хватит кормить Кавказ» вызывает жестко негативную реакцию в этом и без того неспокойном регионе, усиливая центробежные процессы.

В то же время высокой степенью мобилизации обладают либо местные, либо сплоченные на основе общей идентичности (фанатские) сообщества. Они с самого начала имеют элементы организации, которые могут задействовать в кризисной ситуации (в том числе с использованием сетевых структур). Поэтому убийство Егора Свиридова привело к массовым акциям протеста, тогда как известное «дело Мирзаева», активно раскручивавшееся националистическими организациями, не стало поводом для беспорядков. И дело не только в менее определенном характере этой истории (умерший после удара дагестанца Расула Мирзаева русский студент Иван Агафонов сам обвинялся в совершенном ранее разбое), но и в том, что эта история не была эмоционально воспринята каким-либо сообществом, способным на сильную «вспышку», к которой затем могли бы присоединиться националисты. Как это было на «Манежке» или в Пугачёве.

Еще одна причина «вспышек» - неверие в желание местных властей принимать справедливые решения в интересах граждан. Местная власть нередко воспринимается как коррумпированная и «самодостаточная» - а, следовательно, для того, чтобы добиться «правды», необходимо обратить внимание власти федеральной, чтобы она «навела порядок». В свою очередь, Кремль заинтересован в том, чтобы как можно быстрее притушить существующие конфликты и не допустить их развития в дальнейшем. Поэтому в большинстве случаев, когда федеральная власть вмешивается в события, «чужаков» (даже игравших в конфликте второстепенную роль) наказывают более строго, чем «местных». Однако такой подход позволяет добиваться лишь локального эффекта – через некоторое время «вспыхивает» новый регион, а внутренние мигранты воспринимают себя еще более «чужими» в стране, гражданами которой они являются.

В то же время маловероятным сейчас выглядит создание сильной националистической партии крайне правого толка. С одной стороны, этому, как и раньше, препятствует власть, не регистрируя даже слабые ультраправые партии – такие как Национально-демократическую партию России и «Новую силу». С другой стороны, само общество очень настроженно относится к правому радикализму, видя в нем дестабилизирующую силу, несмотря на довольно широкую популярность ряда конкретных лозунгов ультраправых. Другое дело, что националистические настроения в обществе дают дополнительные шансы политикам популистского типа, для которых тема миграции является важной, хотя и не главной (как Ройзман и Навальный). В то же время и власть будет пытаться использовать в своих электоральных интересах тему ограничения миграции – провластные политики могут выдвигать популярные инициативы в этой сфере, однако их возможности будут объективно ограничены высоким уровнем миграции (как внешней, так и внутренней), который вряд ли удастся серьезно снизить. И ответственность за это общество будет возлагать на власть.

Комментарии 0