Политика

Демарши и отступления: вдохновителей «арабской весны» лихорадит

Последняя декада октября подарила весьма значимые события в регионе Ближнего Востока. Саудовская Аравия, пройдя в Генеральной Ассамблее ООН предварительный отбор, впервые получила право стать на два года непостоянным членом Совета Безопасности, но демонстративно отказалась от кресла.
 
Этот невиданный демарш вызвал легкий шок в дипломатических кругах, даже некоторые арабские страны удивились саудитам и призвали их одуматься ради сохранения места для арабского мира в Совбезе. Но королевство осталось непреклонным. Мировые информационные агентства, ссылаясь на неформальную беседу с шефом саудовской разведки Бандаром бин Султаном, пишут, что нефтяная монархия озвучила в адрес США ряд серьезных претензий, которые не просто подвели почву под отказ от СБ, но и позволили саудитам открыто заявить о полном пересмотре отношений с Вашингтоном.
 
Во-первых, сказал Султан, в Эр-Рияде разочарованы «бездействием» мирового сообщества в сирийском вопросе. Надо полагать, саудиты более не считают нужным скрывать своих агрессивных планов по свержению Башара Асада и установлению радикального исламистского режима на части территории Сирии и соседнего Ирака.
 
Во-вторых, Саудовская Аравия считает провальным процесс палестино-израильского урегулирования (в упрек ставится продолжающееся строительство еврейских поселений).
 
В-третьих, саудиты открыто недовольны наметившимся сближением США с Ираном (чего и следовало ожидать).
 
В-четвертых, королевство не может простить американцам того, что в 2011 году они (США) отказались помогать Саудам в подавлении антиправительственного шиитского восстания в Бахрейне, которое в итоге было жестоко подавлено самими саудовскими войсками.
 
В-пятых, Эр-Рияд не может простить США отказа от признания режима военных в Египте, которые свергли ставленника Катара и демократической администрации США – Мухаммеда Мурси.
 
Надо признать, что набор претензий достаточно внушителен, поэтому сомнений в искренности (читай – решительности) Бандара бин Султана у меня нет. Кстати, до сих пор его заявление не было дезавуировано ни королем Абдаллой, ни министром иностранных дел Фейсалом, так что целенаправленную утечку от хитрого и многоопытного шефа разведки можно с полной уверенностью считать официальной позицией Саудовской Аравии.
 
Что за этим может последовать? Чтобы делать такие знаковые демарши, надо как минимум быть уверенным в своей непогрешимости (а тщеславной и амбициозной династии ас-Саудов этого не занимать!) и как максимум иметь в рукаве несколько козырей. Сразу приходит на ум нефтяная дубина. Я уже напоминал о том, что в первой половине 80х годов Саудовская Аравия по предварительному сговору с США сбросила цены на нефть до смехотворных 10 долларов за баррель, нанеся крайне болезненный удар по советской экономике, которая так и не смогла оправиться от нефтяного шока.
 
Так что мешает саудитам сегодня сыграть с точностью до наоборот? Скажем, уменьшить объем добычи, взвинтить цены и поставить под удар западную экономику. Возможно, но я все-таки скептически оцениваю эту опцию. Во-первых, США всегда могут пригрозить расконсервированием собственных залежей нефти и/или переориентацией на Латинскую Америку и другие страны и регионы. Во-вторых, отдаление Аравии от США может сблизить ее с Китаем, а уж этой стране дорогая нефть точно ни к чему. В-третьих, американцы не любят строптивые страны и еще меньше – строптивых союзников, поэтому нефтяной голод в лучшем случае возымеет кратковременный эффект, зато в перспективе сделает саудитов полными изгоями для Вашингтона.
 
Еще один вариант – изъятие громадных (700 млрд. долларов) активов Саудовской Аравии из американских банков. Это весьма чувствительный инструмент, но осуществить такое в одночасье нельзя, а сегодня ставка в новом геополитическом раскладе на Ближнем Востоке делается именно на стремительность, то есть саудиты рискуют просто не успеть.
 
И еще один фактор – вооружения. Эр-Рияд – один из самых крупных и стабильных покупателей американской военной техники, счет в сделках давно идет на десятки миллиардов долларов, и мощное оружейное лобби в Вашингтоне вряд ли скажет Обаме «спасибо» за потерю такого клиента. Но ведь именно саудиты уходят от американцев, а не наоборот; Джон Керри заверил династию в сохранении дружбы и партнерства, так что администрацию США трудно упрекнуть в открытом саботаже.
 
Здесь я хочу сделать небольшое отступление и отреагировать на мнения отдельных российских экспертов, которые чуть ли не хлопают в ладоши от описываемых событий. Мол, вот теперь саудиты повернутся к США задом, а к России передом. Коллеги, я надеюсь, вы не считаете Саудовскую Аравию дружественным России государством? Хочу вам напомнить, что именно саудиты являются главными спонсорами террористического подполья на Северном Кавказе. Хочу также напомнить, что упомянутый Бандар бин Султан во время летнего визита в Москву, где он пытался перекупить Сирию у Путина по сходной цене, сделал прозрачный намек хозяину Кремля. Шеф саудовской разведки сказал, что если Путин «будет столь любезен» уступить Эр-Рияду позиции в Сирии, то (sic!) Саудовская Аравия гарантирует спокойствие на южных рубежах России, поскольку бандитское подполье контролируется именно королевством.
 
Такой намек в свете приближающейся Сочинской Олимпиады приобретал особо зловещий оттенок – и что это, если не открытый шантаж?! А как насчет ближневосточного следа в недавнем теракте в волгоградском автобусе? Такое мнение уже звучит в экспертном сообществе, что нельзя не считать логичным, ведь Путин отклонил сделку саудитов, а потом и США отказались от военной авантюры в Сирии, как того хотели саудовские ваххабиты. Поэтому, уважаемые (некоторые) российские эксперты, если страна N сворачивает отношения с США, это еще не значит, что она достаточно хороша для партнерства с Москвой.
 
Вернемся к пертурбациям в регионе. Еще одним знаковым событием последних дней стало предложение эмира Катара – Тамима – восстановить дипломатические отношения с Сирией, свернутые в 2011 году. Напомню, что до этого лета именно Катар был главным возмутителем спокойствия на Ближнем Востоке, став вдохновителем и организатором «демократических революций» в Тунисе, Египте и Ливии. Споткнувшись, однако, на Сирии, эмират стал стремительно терять позиции, а внутренние династические интриги привели к внезапной отставке эмира Хамада бин Халифа аль-Тани в пользу его среднего сына Тамима. Августейший отпрыск практически сразу начал сворачивать революционную деятельность отца, подчеркнуто самоустранившись от активных дел в регионе.
 
После этого пальму первенства в Египте и Сирии перехватила Саудовская Аравия, невзлюбившая маленькую газовую монархию за излишнюю страсть к революциям (для саудитов это смерти подобно). Но теперь эмир Тамим решил сломать своему консервативному соседу всю игру уже с другой стороны: он предложил Сирии восстановить дипломатические отношения. Здесь уместно вспомнить, что Катар очень близок к Демократической партии США (недаром Обаму и бывшего эмира Хамада считают чуть ли не отцами-основателями режима «Братьев-мусульман» в Египте). А раз так, молодой лидер Катара не прочь вписаться в новый геополитический расклад, выступив в роли миротворца. Правда, ответа из Дамаска еще нет, и вряд ли он скоро появится – слишком много негатива ассоциируется с Катаром в Сирии. Но я не стану исключать нормализации двусторонних отношений.
 
Кроме того, Доха может предложить Башару Асаду свой газопровод, а для этого будут нужны американские гарантии, поскольку в 2014 году Катар расконсервирует гигантское газовое месторождение «Северное», которое граничит с таким же гигантским «Южном Парсом», находящимся в иранских территориальных водах. Словом, вариантов будущих комбинаций хоть отбавляй, суть сейчас не в этом.
 
Важнее то, что страны региона оперативно реагируют на новые вызовы и достаточно динамично меняют характер и направление внешней политики. Однако динамизм не всегда означает позитив. Так, с одной стороны, сигналы от Ирана о желании сблизиться с Западом уже получили принципиальный положительный ответ от США (при наличии конкретных доказательств отказа от разработок ядерного оружия), а Великобритания рассматривает возможность восстановления дипломатических отношений с Тегераном уже в ближайшее время. При этом на Западе уже открыто говорят, что санкции против Ирана бьют не только по исламской республике, но и по их же компаниям.
 
Строптивый Катар держит нос по ветру и уже изъявляет желание «вернуть, как было». Конечно, не из любви к Башару Асаду, а от осознания того, что отход Саудовской Аравии от США не сулит мелким суннитским режимам (Кувейт, Эмираты, Бахрейн) ничего хорошего, а гипотетический саудовско-иранский военный конфликт в Персидском заливе просто смоет Катар в море. Поэтому молодой эмир предпочитает заранее сдружиться с Сирией, а через него – прозондировать почву на предмет некоего «пакта о ненападении» с Ираном. Всё это под американским зонтиком, разумеется.
 
С другой стороны, обиженная Саудовская Аравия намеревается пойти ва-банк, прекрасно понимая, что бездействие может привести к краху государственности как таковой – династические разногласия и вражда с шиитами Восточной провинции никуда не исчезли. Но те действия, которые я описал, едва ли помогут династии сохранить себя на карте мира. Китай вряд ли сумеет предотвратить распад Аравии; Россия, я надеюсь, всегда будет с опаской глядеть на ваххабитское государство, а Иран с великой радостью избавится от ненавистного суннитского неприятеля. Под чутким руководством США, разумеется.

Комментарии 0