Политика

Только глухой не слышит барабанов войны

Генри Киссинджер - бывший госсекретарь и бывший советник по национальной безопасности США, один из наиболее значимых представителей высшей американской элиты, а еще и сопредседатель российско-американской группы «Старейшин». Еще совсем недавно, несмотря на почтенный возраст (в мае 2013 года ему исполнилось 90 лет), он возглавлял список 100 ведущих интеллектуалов мира. Некоторое время назад Генри Киссинджер поделился своим видением ситуации в мире и, в особенности, на Ближнем Востоке. Беседа складывалась настолько откровенно и интересно, что помощники Киссинджера не выдержали и прервали разговор.

«Соединённые Штаты заманивают Китай и Россию, и последним гвоздём в крышку гроба станет Иран, который, разумеется, является главной целью Израиля. Мы позволили Китаю нарастить военную мощь, а России – оправиться от советизации, дать им ложное чувство удали в целом, это ускорит их крах. Мы похожи на снайпера, подбивающего новичка выбрать оружие, и когда тот только пытается предпринять что-либо, получается пиф-паф. Грядущая война будет столь суровой, что одержать победу сможет только супердержава, и это мы, ребята. Вот почему ЕС так спешит преобразоваться в полноценное супергосударство, поскольку они знают о том, что грядёт, и чтобы выжить, Европа должна будет стать единым сплочённым государством, – сказал бывший госсекретарь США. – Кто контролирует нефть, тот контролирует государства; кто контролирует продовольствие, тот контролирует людей»

Господин Киссинджер затем добавил: «Если вы обычный человек, то можете подготовиться к войне, переехав в сельскую местность и построив ферму, но не забудьте взять с собой оружие, ибо повсюду будут толпы голодающих. Кроме того, хотя у представителей элиты и будут свои убежища, во время войны им следует соблюдать осторожность, так как их укрытия могут стать объектами нападений».

Помолчав несколько минут и собравшись с мыслями, г-н Киссинджер продолжил: «Мы сказали военным, что нам придётся захватить семь ближневосточных стран и завладеть их ресурсами, и они почти завершили выполнение этой задачи… Остаётся только та последняя ступенька, Иран – он полностью изменит баланс. Как долго смогут Китай и Россия стоять в стороне и смотреть за тем, как Америка проводит зачистку? Мы растормошим и грозного русского медведя, и китайский серп и молот, и вот тогда в дело должен будет вступить Израиль. Ему придется биться со всей своей мощью, чтобы уничтожить как можно больше арабов. Если все пойдет хорошо, половина Ближнего Востока станет израильской.

За последнее десятилетие нашу молодёжь мы хорошо натаскали на особых компьютерных играх. Интересно было посмотреть на новую игру «Call of Duty Modern Warfare – 3» («Зов долга: современная война-3»). Она – на самом деле речь идет о прогностическом программировании – полностью отражает то, что произойдёт в ближайшем будущем. Наша молодёжь, в США и на Западе, готова, потому что их запрограммировали быть хорошими солдатами. И когда им прикажут сражаться с чокнутыми китаёзами и русскими, они подчинятся приказу.

…Мы построим новое общество, новый мировой порядок; останется лишь одна супердержава, и она будет мировым правительством-победителем. Не забывайте, у Соединённых Штатов лучшее оружие, у нас есть такие штуки, которых больше нет ни у одного государства, и мы познакомим мир с этим оружием, когда наступит время».

Именно в этот момент интервью неожиданно было прервано. Помощник Киссинджера поспешил выпроводить журналиста за дверь.

Маразм или минута откровения?

Старческий маразм? Не скажите. Эта внезапная откровенность прорвала Киссинджера в конце 2011 года, а через несколько месяцев, в Москве, 4 марта 2012 года он уже встречался с В.Путиным. Разговор продолжался несколько часов. А вот что совсем недавно сказал о динозавре американской политики Евгений Примаков – сопредседатель российско-американской группы «Старейшины» со стороны России: «Я его (Киссинджера) считаю выдающимся политиком. Может быть, таких всего несколько было, особенно в ХХ веке…Прежде всего, мне кажется, что он все время исходит из реальной обстановки». Так что, по поводу маразма забудьте.

Отнюдь не секрет, что высшая американская элита готовится к войне, причем к войне тотальной, в результате которой произойдет резкое сокращение мирового населения, возможно, на несколько миллиардов. Высший истеблишмент США достаточно един в отношении приближающейся войны, где особую роль может сыграть оружие шестого технологического уклада.

Острые противоречия сохраняются по поводу того, когда и где именно начать эту войну. Очень влиятельная группа американской элиты – военно-разведывательное сообщество – исходит из того, что Соединенным Штатам необходимо еще 5-7 лет, чтобы наилучшим образом подготовиться к решающему столкновению. Другая часть, взгляды которой и выражает Г.Киссинджер, считает, что, во-первых, Америка к такой войне уже готова – и экономически, и идеологически, и технологически. А, во-вторых, наилучшим плацдармом для начала такой большой войны должен стать именно Большой Ближний Восток.

Противоречия внутри американской элиты проявляются, в том числе, и на личностном уровне. Главным идеологом и стратегом интересов военно-разведывательного сообщества являлся и является Збигнев Бжезинский, которому тоже уже 85 лет. Так вот, Бжезинский и Киссинджер, мягко говоря, крайне не долюбливают друг друга. Например, Киссинджер с большой симпатией говорит об Израиле и о его неизбежной войне с Ираном. Еще раз напомню, что происходит это все в конце 2011 года. А вот за несколько месяцев до этого Збигнев Бжезинский в интервью «The Daily Beast» сказал, что Израиль пытается втянуть США в войну с Ираном. Далее он сенсационно заявил, что «если все же израильские бомбардировщики направятся к целям на территории Ирана, то, возможно, нашим (американским) истребителям в Ираке придется подняться в воздух, чтобы их перехватить». Таким образом, Киссинджер не только жестко отвечает Збигу, но и ясно подбадривает воинственное правительство Нетаньяху.

Победоносная тотальная война?

Киссинджер говорит как о само собой разумеющемся альянсе России и Китая, противостоящем глобальным амбициям Соединенных Штатов. А здесь надо обратить внимание вот на что.

За последние десять-пятнадцать лет сам Киссинджер потратил много усилий именно на то, чтобы этот российско-китайский альянс не состоялся. В контактах с Путиным он говорил о растущей китайской мощи, «которая иногда вводит в ступор даже Пентагон». Разговаривая с китайскими товарищами Киссинджер тонко, по-дипломатически, намекал на «ненадежность русских».

Осенью 2011 года ВВП объявил о том, что будет баллотироваться в Президенты. И первый визит после этого он совершил именно в КНР. Именно во время этой поездки, несмотря на объективно существующие российско-китайские разногласия, фактически были заложены основы реального военно-политического альянса между Москвой и Пекином. Главная причина заключалась в том, что столкнувшись с рывком США в военно-стратегической сфере, российские и китайские лидеры прямо ощутили более чем серьезную экзистенциальную угрозу для своих стран.

Киссинджер говорит о семи государствах на Ближнем Востоке, ресурсы которых должны контролировать США и Запад. Судя по всему, это Саудовская Аравия, Кувейт, ОАЭ, Ирак, Ливия, Сирия, Иран.

Упоминание «семерки государств» во многом может объяснить странное свержение и где-то даже показательно-ритуальное убийство Каддафи той же осенью 2011 года.

В середине февраля 2011 года, тогдашний министр обороны Роберт Гейтс, который должен был уйти через несколько месяцев в отставку, выступая в сенатской комиссии по иностранным делам, сказал буквально следующее: «Если какой-либо новый министр обороны США прикажет направить американские войска в мусульманскую страну, то такого министра надо будет сразу направить на психиатрическое обследование». И вдруг буквально через две недели Вашингтон дал добро на прямое военное вмешательство в Ливию. Особая нестыковка заключается в том, что Каддафи, после 11 сентября 2001 года, де-факто превратился в такого близкого союзника западных стран, что ливийские спецслужбы фактически превратились в младшего партнера спецслужб США, Великобритании и Франции.

Зачем тогда надо было убирать полковника Муаммара Каддафи? (Между прочим, за три года до своей смерти, Каддафи прямо и публично сказал, что американцы его убьют). Киссинджер отвечает весьма незамысловато на этот вопрос: есть некий стратегический план, и вне зависимости от слов Гейтса или поведения Каддафи он должен выполняться.

То же самое относится и к Сирии. С одной стороны, силовое разрушение сирийского государства неминуемо ведет к кардинальной и перманентной дестабилизации Большого Ближнего Востока. И это вряд ли может нравиться американским военным. Но с точки зрения той части американского истеблишмента, взгляды которой выражает Киссинджер, именно такая дестабилизация, в конечном счете, и может привести США к победоносной тотальной войне.

Киссинджер vs Сноуден

Это маленькое и странное интервью Киссинджера проливает дополнительный свет и на истерическую реакцию Вашингтона на побег Сноудена. Во-первых, поступок Сноудена вызвал новое и резкое обострение противостояния внутри высшего американского истеблишмента, вплоть до состояния «кто кого?». Во-вторых, побег Сноудена резко усилил политико-стратегическую неопределенность для высшего американского истеблишмента. Ведь именно АНБ должно стать важнейшим компонентом системного механизма проведения тотальной войны во славу Соединенных Штатов. А поскольку американцы по-прежнему не знают, что унес с собой Сноуден, то вдруг вся, казалось бы, тщательно отработанная военная стратегия повисла в воздухе.

Комментарии 0