Политика

Махатхир Мохаммед: я себя считаю салафитом

Предлагаем вашему вниманию беседу с бывшим премьер-министром Малайзии Махатхиром Мохаммедом. Известно, что при его правлении (1981-2003 гг.) Малайзия превратилась из страны со слаборазвитой аграрной экономикой в одного из «азиатских тигров». Интервью было взято в начале июля в ходе визита Махатхира Мохаммеда в Египет для участия в международных конференциях, посвященных занятости населения и проблеме оказания помощи Восточному Иерусалиму

 

- Уважаемый доктор, в начале расскажите нам, как можно превратить отстающую страну в передовую? Какие первые действия должны быть предприняты в этом направлении?

- Я думаю, что нужно принять решение о преодолении всех трудностей, стоящих на пути, выработать план по осуществлению цели, которую желаешь достичь.

 

- Можно ли сказать, что занятость населения стала вашей первой целью на пути осуществления проекта возрождения страны?

- Да, занятость населения стала принципиальной целью, так как страдания народа от безработицы вливаются в общественные проблемы и проблемы, стоящие перед правительством. Поэтому принципиальная задача правительства - создание по мере возможности рабочих мест для своих граждан.

 

- В ходе реализации проекта возрождения страны вы отдавали приоритет индустриализации, позволив везде строить заводы. Что касается Египта, то тут проходит строгая черта между угодьями, предназначенными для сельского хозяйства, и территориями, выделенными под строительство заводов и фабрик. Вы поддерживаете такую политику?

- Мы тоже относимся щепетильно к вопросам использования земель. Но, когда мы обнаруживаем, что данная территория может принести большую пользу, то мы легко меняем ее назначение. Это отчасти стало возможно благодаря продаже индустриальных зон. Таким образом, мы везде можем извлекать выгоду. Это позволило нам привлечь инвесторов и превратить страну в индустриально развитую.


- Египту вы также советуете последовать примеру Малайзии?

- Я думаю, приоритеты могут быть различными. В нашем случае оказалось, что индустриальный сектор обеспечивает больше рабочих мест, нежели сельскохозяйственный. Постоянная зависимость экономики от сельского хозяйства является недальновидной политикой. Поэтому мы создали такие условия, что при необходимости всегда можно было поменять назначение тех или иных земель.

 

- Как по вашему мнению, Египту следует развивать свой туристический сектор, чтобы добиться таких же успехов, как Малайзия?

- Дешевые гостиницы не привлекают туристов, которые намерены тратить огромные суммы. Такие туристы предпочитают жить в более лучших условиях. Поэтому отели 4 и 5 звезд притягивают больше туристов. Египту в настоящий момент нужны 5-звездочные гостиницы с хорошей репутацией. Кроме того, нужно изучать, что представляет интерес для туристов. В течение долгого времени в Египте все усилия были направлены на возрождение исторических памятников и мест, тогда как оказалось, что люди больше предпочитают морские побережья. Последние притягивают людей, которые по сравнению с «любителями старины» тратят намного больше денег.

 

- Как Малайзия, будучи исламской страной, привлекает туристов, которые предпочитают отдыхать на побережье?

- Конечно, у нас есть ряд условий. Например, во Франции или в Италии туристы занимаются тем, что противоречит нашим традициям и обычаям. Мы всего лишь просим туристов придерживаться принятых норм в государстве, в котором они пребывают. Многие туристы соблюдают инструкции и стараются их не нарушать.

 

- Энергетический сектор также считается одним из жизненно необходимых в деле возрождения страны. Египет испытывает определенную трудность в этой сфере. Как можно развивать этот сектор и сделать ее инвестиционно привлекательным?

- Если страна нуждается в капитале и в знаниях для развития определенной сферы, ей необходимо привлекать инвесторов. В Малайзии же мы пришли к выводу, что наши энергоресурсы ограничены и в скором времени совсем иссякнут. Чтобы предотвратить подобное развитие событий, мы создали нефтяной завод по разведке источников углеводородов в других странах. Чтобы исключить полное истощение запасов, мы решили не удовлетворяться одними поставками энергоресурсов, а принять непосредственное участие во всех стадиях процесса - начиная от разведки и добычи нефти вплоть до распределения нефтепродуктов и их перевозки и т.д. Таким образом, мы стали вовлечены весь процесс производства нефти, что принесло нам неоценимый опыт и знания в деле осуществления индустриализации страны.

 

- Уважаемый профессор, как вы установили отношения с религиозными деятелями так, что Малайзия, будучи исламской страной и светским государством одновременно, смогла осуществить развитие индустрии, туризма и привлечь иностранные инвестиции?

- Малайзия является мусульманской страной - более 50 % ее жителей перечисляют себя к последователям ислама. Радикалов в нашем обществе нет. Мы постоянно задаем себе вопрос: кто сказал, что религия это ограничение? Если мы посмотрим на радикалов, получается, что они весьма далеки от истинного ислама. Мы говорим, что это отход от истинных доктрин ислама. Ведь нормы ислама в основе своей очень просты. Ислам никого не принуждает, к примеру, носить определенную одежду, чтобы быть мусульманином. Главное в исламе - это сердце. Ты можешь носить любую одежду в рамках дозволенного в религии. Некоторые рьяно защищают бороду. Однако борода является сунной - традицией Пророка (мир ему), а не фардом - действием, обязательным к исполнению. Каждый человек волен сам решить, носить ему бороду или нет.


- В Малайзии разрешены религиозные партии?

- Да. У нас оппозиционная Малайзийская исламская партия, которая очень успешно ведет свою политическую деятельность - ее члены занимают губернаторские посты пяти провинций. Члены партии работают весьма активно.

 

- Но ведь Малайзия светское государство?

- Наша проблема в том, что мы следуем за Западом, когда одни государства относим к светским, другие - к религиозным. У нас нет так называемого светского государства. Самое важное в исламе - справедливость. Когда суд выносит свое решение, все без исключения ответственные лица должны быть удостоверены в том, что оно справедливое. Несмотря на то, что мы руководствуемся законами, заимствованными у англичан, в основе лежит справедливость. Народ Малайзии по своему составу поликонфессионален - если нельзя отрубать руку мусульманину, то нельзя и немусульманину. Отрубив руку немусульманину мы создадим кучу проблем. Коран призывает нас не делать этого. Поэтому любое действие, которое осложняет ситуацию и вызывает проблемы, не от ислама. Правда, мы не используем шариат, но мы руководствуемся законом, который обеспечивает справедливость в многонациональной и поликонфессиональной стране.

 

- Вы себя считаете исламистом?

- Конечно. Более того, я себя считаю салафитом, так как я руководствуюсь всеми нормами, которые приводят Коран и сунна. Несмотря на то, что почти все мусульмане Малайзии являются суннитами и придерживаются шафиитского мазхаба, мы все также принимаем к руководству нормы маликитского, ханбалитского и ханафитского толков ислама. Правда есть определенные трудности в отношениях с шиитами, но проблем между нами нет.

 

- Вы отметили, что в Малайзии действует исламская партия. Есть ли партии, представляющие другие религии?

- В Малайзии христианских или буддистских партий нет. Есть Китайская партия, которая в основе своей является буддистской. Есть партия индусов, которая руководствуется традициями индуизма.

 

- В чем отличия между вашей партией и Малайзийской исламской партией?

- Они говорят, что их партия более исламская, и что они хотят построить исламское государство. Мы им отвечаем, что мы в действительности живем в исламском государстве, и спрашиваем об их понимании исламского государства. Они отвечают, что определить, что такое исламское государство, - сложно, так как многие страны, которые позиционируют себя исламскими, применяют нормы шариата лишь в тех случаях, когда дело доходит до отсечения руки или головы. Мы же выступаем против подобной дискриминации, когда мусульманин за совершение определенного преступления подвергается отсечению руки, а немусульманин за это же самое преступление отделывается двумя месяцами заключения. Разве это справедливо?


- Какова роль ислама в экономическом возрождении Малайзии?

- На нас, на мусульман, распространяются определенные ограничения. Но мы не применяем исламские религиозные нормы в отношении немусульман. Если немусульманин желает играть в азартные игры или пить спиртные напитки, то это ему дозволено, тогда как мусульманам оно запрещено. Мы смогли усвоить эти различия и принять их. Мы пытались сделать так, чтобы такие вопросы не выступали препятствием на пути развития страны. Конечно, процесс развития не должен противоречить исламским нормам.

 

- Вы оставались у власти 22 года. Если бы вас снова вернули в прошлое, какие бы пункты в проекте возрождения стране вы подвергли изменениям?

- На самом деле многие вещи не стал бы подвергать корректировке. В свое время мы смогли осуществить все, что можно было осуществить в тех условиях, в каких была Малайзия. Мы не превратились в социалистов, сохранив рыночную экономику, но и не стали капиталистами, как оно имеет место в странах Запада. Я думаю, я не стал бы изменять эти принципы.

 

- Как вы считаете, ваша отставка была преждевременной или случилась она намного позже, чем вы хотели?

- Я пытался уйти в отставку в 1998 году, но к сожалению в том году мы столкнулись с сильнейшим финансовым кризисом. Я вынужден был остаться до тех пор, пока не были ликвидированы последствия финансового кризиса. В 2002 году я почувствовал, что настало самое время уходить и хотел подать в отставку. Однако, народ попросил меня, чтобы я оставался на своем посту еще на один год. Таким образом через год я подал в отставку.

 

- Говоря о финансовом кризисе, вы тогда отказались от займов Международного валютного фонда. Как вы смогли обеспечить необходимый объем капитала для роста экономики и преодоления последствий кризиса?

- Самый главный вопрос: как США смогли обеспечить своим компаниям 3 трлн долларов (один трлн составляет 1000 мрлд) для того, чтобы преодолеть последствия мирового экономического кризиса? Мы в Малайзии имеем огромные валютные запасы, большие фонды. К примеру, размер капитала только Фонда госслужащих составляет более 100 млн долларов США. Поэтому мы не испытывали особо сильного давления и смогли применить наши валютные запасы таким образом, что смогли преодолеть кризис, в том числе банковский. Конечно, мы собрали определенную сумму у международных доноров, чтобы доказать свою кредитоспособность.


- По вашему мнению, какая самая большая ошибка бывшего президента Египта Хосни Мубарака?

- Отдаленность от людей. Когда правитель далек от своего народа, он не имеет понятия о том, как они думают. В таких случаях опираться только на своих советников вещь неблагодарная, так как у последних свои цели. Любой правитель должен оставаться на связи со своими гражданами.


- Ваши слова переносят нас на разговор о проблеме поколений. Считаете ли вы, что разница в поколениях стала причиной изоляции режима?

- Без сомнений это одна из причин, так как человек обычно прислушивается к тем, кто ближе к нему по возрасту, а проблемы других вызывают у него скуку. Когда ты себя изолируешь, ты теряешь связь, точно не знаешь что происходит. Люди начинают чувствовать, что ими не довольны, а ты не видишь, и не предпринимается ничего, чтобы улучшить ситуацию.

 

- Вы ведете свой блог, а у вас есть аккаунт в Твиттере?

- Нет, но у меня есть страничка в Фейсбуке. Насчет блога хочу заметить, что он единственный из СМИ, который не подвергается корректировке - в газетах твои слова кто-то за тобой редактирует, а здесь ты волен писать все, что желаешь.

Автор: Нура Юнус

Комментарии 0