Политика

Стальные китайские кулаки

Через 15-20 лет НОАК станет сильнейшей армией в мире практически по всем параметрам

Еженедельник «ВПК» продолжает серию публикаций о современном состоянии ВМС, ВВС, СВ и ядерных сил НОАК. В них было показано, что в последнее десятилетие китайские ВС радикально преобразились, уверенно войдя в тройку сильнейших армий мира. Причем не факт, что они занимают в этой тройке последнее место.

Качественному перевооружению НОАК при практически неизменном количестве боевой техники способствуют исключительно высокие производственные возможности китайского военно-промышленного комплекса (ВПК). КНР входит в число трех стран мира, чей ВПК способен производить практически всю номенклатуру вооружений и военной техники как для собственных ВС, так и на экспорт. Он был создан при значительной помощи СССР в 40–50-е годы ХХ века и долгое время функционировал в том же техническом состоянии и при прежней организационной структуре.

Серьезная реформа

В период экономических преобразований ВПК прошел очень значительную эволюцию. Сначала подобно советскому в конце 80-х – начале 90-х он подвергся хаотичной и бессистемной конверсии, лишь усугубившей его технологическое отставание. При этом в связи со сменой приоритетов руководства страны ВПК утратил свое прежнее привилегированное положение, поскольку главным стало развитие гражданской экономики. Ситуация начала кардинально меняться в конце 90-х.

В 1998 году под управлением Госсовета КНР был создан Госкомитет оборонной науки, техники и оборонной промышленности, имеющий статус министерства (в 2008-м преобразован в Госуправление по оборонной науке, технике и промышленности с подчинением Министерству промышленности и информатизации). До 1998 года этот орган с тем же названием подчинялся Центральному военному совету (ЦВС) и Госсовету одновременно. В составе НОАК появилось Главное управление вооружения.

Вместо прежней системы отраслевого управления, при которой производитель каждой системы вооружений назначался административно, а НИИ были отделены от производства, созданы 11 военно-промышленных корпораций: ядерная, ядерная строительная, электронная, две ракетно-космические (производственная и технологическая), по две авиационных (сейчас слиты в одну), судостроительных и техники сухопутных войск, выпускающих как военную, так и гражданскую продукцию. Кроме того, создана компания «Синьшидай», занимающаяся экспортом и импортом технологий. При этом каждая корпорация включает в себя узкопрофильные корпорации и объединяет по несколько десятков (иногда даже сотен) предприятий, НИИ, лабораторий и других учреждений.

Внутри корпораций объединены наука и производство, появились элементы конкуренции, что привело к росту качества продукции. От 65 до 90 процентов продукции каждой корпорации – гражданского назначения, с другой стороны, многие предприятия ВПК не вошли ни в одну из корпораций. Из-за этого практически невозможно точно сказать, каковы истинные размеры китайской «оборонки» и численность персонала. Количество предприятий конечной сборки – около 400, общее – несколько тысяч, численность персонала можно оценить в несколько миллионов. Имеется 24 предприятия атомной отрасли, 12 – конечной сборки ракетно-космической отрасли, девять авиазаводов конечной сборки, 14 заводов по производству бронетехники (в том числе три танковых), 20 – по сборке артиллерийской техники, более 200 – по боеприпасам, 23 крупные верфи на 736 ремонтно-построечных мест.

За годы реформ ВПК КНР приобрел качественно новый уровень развития. Он способен производить значительное количество боевой техники, выйдя на первое место в мире по производству ВВТ всех классов. В год выпускается более 300 боевых самолетов и вертолетов, не меньшее количество танков, до 30 подводных лодок и надводных боевых кораблей и катеров. По производству почти всех классов и видов техники Китай сегодня превосходит возможности всех стран НАТО, а по некоторым (в частности по танкам) – все страны мира вместе взятые. Если сегодня к какому-то государству применим термин «гонка вооружений», то это именно Китай. При этом, как было сказано выше, вооружение и боевая техника составляют лишь 10–35 процентов от общего выпуска продукции корпорациями. Производство большого количества гражданской продукции (как правило, достаточно высокотехнологичной), в том числе на экспорт, делает все корпорации прибыльными в мирное время.

Характеристика и возможности

В угрожаемый период и в военное время предприятия ВПК за счет перехода на выпуск только военной продукции могут нарастить ее производство в три – десять раз за несколько месяцев. Более того, объединение военного и гражданского производства внутри одной корпорации повышает качество и военной, и гражданской продукции за счет обмена технологиями.

Большое количество предприятий ВПК и их широкая географическая разбросанность значительно повышают его устойчивость в случае войны. Имеющееся дублирование предприятий по профилю производства может иметь положительную сторону. Можно сказать, что количество предприятий ВПК КНР сопоставимо с количеством баллистических и крылатых ракет, имеющихся в арсеналах ВС США или РФ. Возобновился процесс создания предприятий ВПК в глубине страны (ранее они строились в 60–70-е годы, но затем были брошены из-за низкого технологического уровня). Это объясняется как общей государственной политикой развития западных регионов, так и стремлением отодвинуть часть объектов новой экономики от побережья, где они подвергаются риску удара крылатыми ракетами морского и воздушного базирования со стороны США.

Китайский ВПК испытывает ряд проблем. В первую очередь – по двигателям, высокоточному оружию, различным системам для ведения сетецентрической войны. Однако это ни в коем случае нельзя считать принципиальным недостатком, отрицательно влияющим на боевую мощь НОАК. Так, китайские двигатели отличаются от иностранных лишь меньшим ресурсом, однако это может быть компенсировано их количеством. Аналогично нехватка высокоточных боеприпасов вполне парируется массой обычных. Вообще сейчас становится ясно, что слишком большое увлечение дорогостоящими высокоточными боеприпасами, характерное для западных ВС, оказывается крайне нерентабельным экономически и часто не усиливает, а ослабляет их боевые возможности (боеприпасы очень быстро исчерпываются, после чего воевать становится невозможно, а производить новые долго и очень дорого). С этой точки зрения отставание НОАК по данным боеприпасам может оказаться не недостатком, а преимуществом, особенно применительно к крупномасштабной классической войне типа «армия против армии». Китайский ВПК ориентирован на подготовку именно к такой войне и в этом плане он скорее всего лучший в мире. Его возможности по выпуску боевой техники всех классов превосходят даже американские (за исключением строительства ПЛА и авианосцев), значительно выше российских, а с любой другой страной вообще отсутствуют основания для сравнения.

Недостаток качества техники по отдельным направлениям (причем их становится все меньше) будет полностью компенсирован ее количеством, а число самих предприятий ВПК гарантирует бесперебойность поставок техники, вооружения и расходуемых материалов в случае войны любого масштаба. При этом ни по одному направлению «оборонка» не испытывает критической зависимости от зарубежных комплектующих и технологий.

Китайский ВПК продолжает политику копирования и синтеза иностранных технологий, в том числе добытых нелегальным путем. Практически все иностранные образцы в Китае подвергаются изучению и воспроизводству, причем в подавляющем большинстве случаев незаконному. При этом, однако, копирование, как правило, сопровождается творческим развитием и улучшением хотя бы по некоторым параметрам. Более того, все чаще при создании новых образцов техники применяется синтез российских, западных и собственных технологий. Такой синтез продуктов совершенно разных научно-технологических школ требует наличия очень мощной собственной школы.

В среднесрочной перспективе

Технологическое отставание в отдельных областях нельзя считать серьезной проблемой для ВПК КНР. Оно может быть компенсировано по крайней мере тремя путями.

1. Развитием собственных технологий, чему очень способствует быстрый рост китайской науки, выходящей на передовые позиции в мире.

2. Кражей иностранных технологий, которая давно и хорошо отработана.

3. Производством большого количества вооружений, пусть и немного уступающих по качеству лучшим иностранным образцам. В данном случае имеется в виду, что большое количественное превосходство полностью компенсирует некоторое качественное отставание.

Более того, во многих случаях качественного отставания уже просто нет. В статье «Китай готов к большой войне» было рассказано о боях под Хеглигом, в которых танки Туре 96 подбили четыре Т-72 без потерь со своей стороны. Туре 99, по-видимому, находится вполне на уровне Т-90 или М1А2. J-11В заведомо не хуже Су-27 или F-15С. Исход боя между китайскими и российскими, либо западными танками или самолетами теперь определяется уже не качеством (ибо оно примерно одинаково), а количеством, обученностью экипажей и тактической ситуацией.

По-видимому, в области развития ВПК Китай в значительной степени повторит советский путь. Можно напомнить, что в начале 20-х годов ХХ века технологический уровень советских «оборонки» и науки был близок к нулевому. Долгое время СССР находился в полной зависимости от иностранных образцов и технологий. Тем не менее к 60–70-м годам ХХ века ВПК и соответствующая наука в СССР вышли на очень высокий уровень, сопоставимый с уровнем США и значительно превосходивший показатели остальных стран. Отчасти, несмотря на множество финансовых, организационных, научно-технологических и кадровых проблем последних 20 лет, этот уровень сохраняется до сих пор. Практически нет сомнений, что ВПК Китая сможет повторить этот путь, причем даже более успешно, поскольку в отличие от СССР сочетает в себе командно-административные и рыночные методы и имеет возможность более широкого заимствования иностранных технологий. Помешать этому могут лишь серьезные внутренние потрясения. Если их не произойдет, через 15–20 лет НОАК станет сильнейшей армией в мире практически по всем параметрам. США и с меньшей вероятностью Россия могут парировать ее преимущество только путем создания оружия на новых физических принципах, что, однако, является крайне сложной задачей. Тем более что Китай также попытается решить данную задачу и вполне может добиться положительного результата.

Достижению такого успеха способствовала общая экономическая и научно-техническая политика руководства КНР. Оно не поддалось на западный миф, превратившийся в грандиозный самообман, о постиндустриальном обществе, в котором информация важнее производства. Действительно, данные технологии многократно увеличивают эффективность всего, но они при этом ничего не заменяют. Невозможно питаться информацией, одеваться в информацию, жить в информации, ездить на информации, воевать информацией. Поверив в собственный миф, Запад занялся собственной деиндустриализацией, передав промышленное производство в страны третьего мира, главным образом в Китай, который превратился во всемирную фабрику, и теперь все зависят от него. Даже то, что самым непосредственным образом олицетворяет информационное общество – компьютеры, периферия, системы коммуникации, тоже выпускается в Китае.

Это относится, в частности, и к военной сфере. Концепция сетецентрической войны является, безусловно, революционной. Но воюют-то по-прежнему не компьютерами, а бронетехникой, артиллерией, авиацией, флотом. Если на концах сети нет платформ (танков, самолетов, кораблей), то сеть бесполезна. И никакая сеть не обеспечит поражение большего количества целей, чем на платформах имеется боеприпасов.

В Китае совершенно правильно поняли, что количество не отменяет и не заменяет качество, сеть не заменяет носителей. Поэтому под лозунгом объединения информатизации и механизации китайцы внедряют информационные технологии в традиционную армию, не сокращая последнюю и заменяя старую технику на новую по принципу «Один к одному». Огромный ВПК обеспечивает им эти возможности.

Автор: Александр Храмчихин

Комментарии 0