Просвещение

Человек, который был прав, даже когда ошибался

Есть мнение, что счастливый человек – тот, который своими глазами увидел плоды труда всей своей жизни. Неджметтин Эрбакан, патриарх турецкой исламской политики, успел обрести награду этой жизни за несколько лет до ухода в жизнь вечную.

Он родился в Синопе в 1926 году, окончил Стамбульский технический университет, а докторскую степень по инженерии получил в Германии. Эта страна вообще сыграла важную роль в его судьбе – именно там среди турецкой эмиграции идеи Неджметтина нашли поддержку у политически активного бизнеса и части интеллигенции.

Ему прочили карьеру успешного бюрократа-кемалиста или профессора, а он, оставив преподавательскую деятельность и высокие должности в промышленности, опубликовал манифест «Millî Görüş» (Национальное видение). На основе его было создано несколько партий, большую часть из которых запретили – по сути, это была одна партия с разными названиями. В 1969 году молодой Неджметтин буквально ворвался в большую политику, став независимым депутатом парламента.

Взлеты и падения

За свою долгую карьеру Эрбакан был главой различных министерств и три раза вице-премьером. При этом, придя в том числе на пост главы правительства, он создавал коалиции с самыми разными силами, среди которых были даже его главные противники – кемалисты, если того требовали интересы Турции, как в дни «кипрского кризиса» 74 года.

Несмотря на крайне негативное отношение к политическому исламу, турецкие военные, фактически правившие страной, всегда понимали, что консервативная часть населения должна иметь выход в политику. Эрбакан прочно и надолго стал представителем многотысячных суфийских братств и других религиозных общин, бедноты и поднимающегося из провинции среднего класса. Более того, с годами даже в армии росло влияние исламистов, что заставляло генералов периодически устраивать чистки.

Но только в 1995 году его Партия благоденствия победила на парламентских выборах, а на следующий год Эрбакан был избран премьером, став первым происламским политиком на этом посту. Но ненадолго. Истеблешмент откровенно саботировал его. Некоторые старые бюрократы открыто говорили, что не могут выполнять поручений человека, который 5 раз в день кладет лоб на землю.

В конце февраля 1997 г. турецкая армия решилась на очередной переворот, вошедший в историю как «постмодернистский». Эрбакану вновь запретили политику на 5 лет по обвинению в попытке пересмотреть светский характер государства. Прокуратура тогда подчеркивала, что «ни разу за всю историю Турция не сталкивалась с такой опасностью реакции, как теперь».

Когда пришло время, духовный и политический сын Эрбакана, нынешний премьер Реджеп Эрдоган жестко ответил на унижение «отца». В 2012-2013 годах были арестованы несколько десятков высокопоставленных военных, имевших непосредственное отношение к перевороту 97 года, включая самого бывшего начальника Генштаба Исмаила Хаккы Карадайи.

Учитель и ученик

Политическое кредо Эрбакана, как он сам говорил: антизападничество, антимасонство, антисионизм. Он упирал на мораль и не был склонен учитывать запросы светских сил, готовых сотрудничать с исламистами. Был против вступления Турции в ЕС и критиковал Эрдогана даже за попытки наладить отношения с Арменией.

Коньком Эрбакана на премьерском посту стала внешняя политика. Он видел себя провозвестником чуть ли не нового халифата или Османской империи. Бросив вызов Западу и Израилю, а заодно и элите своей страны, традиционно на них ориентировавшуюся, Эрбакан инициировал создание Исламской восьмерки (D-8), в которую, наряду с Турцией, вошли Бангладеш, Египет, Индонезия, Иран, Малайзия, Нигерия и Пакистан. Организация была призвана вывести мусульманский мир на переводые позиции на планете. В те дни на саммите НАТО, где обсуждался развал Советского Союза, Маргарет Тэтчер бросила ему в лицо: «Следующими будете вы», имея в виду исламистов.

Эрдоган учел все, что показалось ему просчетами гуру, и, как говорил классик, пошел другим путем. Он творчески и критически развил классический исламизм, предложив «консервативную мусульманскую демократию», а вместо радикальной внешней политики сделал упор на экономику, сохраняя долгое время вектор на вступление в ЕС. Только к концу «нуулевых» в ПСР заговорят о неоосманизме.

Но самое главное: если Эрбакан добился консолидации религиозной части общества, оттолкнув светскую, то Эрдогану удалось создать прочный блок самых разных слоев населения на основе турецких традиционных ценностей и экономической либерализации. Он открыл множество возможностей для среднего и малого бизнеса из глубинки, пододвинув олигархию крупных мегаполисов, опирающуюся на военных.

В первые годы правления Эрдогана учитель жестко критиковал его. До самой смерти он возглавлял Партию счастья, лидерство в которой сейчас перешло к его сыну – Фатиху, и так не вступил в правящую Партию справедливости и развития, созданную его любимым учеником на осколках попавшей под запрет их общей Партии благоденствия.

Несмотря на неоднократные ссоры премьера с Израилем, острослов Эрбакан, множество выражений которого стали крылатыми, не стеснялся называть его «казначеем сионистов». Призывал мусульманские страны создать свою систему ПРО, которая бы никак не была связана с американской, намекая на близость Эрдогана к США.

Тот не отвечал: человек, благодаря которому Реджеп стал тем, кем стал, имеет право на любую критику. Более того, это было бы не по турецкому адабу (этикет), – как-никак и Эрбакан, и Эрдоган принадлежат к суфийским тарикатам.

Кажется, Реджеп Тайип всегда воспринимал нападки Эрбакана как отцовские нотации, который, любя, бранит ребенка по делу и без.

Высочайшая оценка

Эрбакан скончался 27 февраля 2011 года в возрасте 87 лет. В его похоронах в Стамбуле участвовали сотни тысяч человек. Заупокойная молитва была вознесена во всех трех тысячах действующих мечетях города.

Проводить патриарха турецкой политики пришло практически все руководство страны, включая лидеров ныне оппозиционных партий, с которыми он всю жизнь боролся. Телеканалы, транслировавшие траурную церемонию в прямом эфире, отмечали, что она стала самой массовой в истории Турции.

В своей речи премьер Эрдоган сказал, что Эрбакан «посвятил всю свою жизнь обучению». Это ключевая характеристика его личности. Он дал путевку в жизнь целому явлению турецкой и общемусульманской политики, научив своих последователей играть по демократическим правилам. Эрбакан заложил теоритические и практические основы для развития страны в XXI веке, из-за чего некоторые ставят его в один ряд с нелюбимым им Ататюрком.

В Турции Эрбакана до сих пор уважительно называют «худжа» – непререкаемый авторитет в политике, и говорят, что он имел право на политический иджтихад – самостоятельные решения на основе Корана и Сунны в каждой конкретной ситуации. Иными словами, для многих он оставался правым, даже когда ошибался. А это невероятно высокая оценка.

Комментарии 1