Среда обитания

Карачаево-Черкесия: трудное обретение пути

На Кавказ приходят серьезные перемены – новые команды, новые люди, новое время. Привычный для региона теневой или полутеневой способ политической и экономической жизни меняется радикально.

Кремль повернулся к Кавказу «передом»

Герои и злодеи подковёрных битв за власть и деньги выволакиваются на свет и теперь вынуждены жить и играть на виду у потрясенной страны.

Изменился стиль власти по отношению к Кавказу и в Москве – от тайных соглашений и сговоров, главной задачей которых был лозунг «живите как хотите – только обеспечьте порядок», Кремль перешел к требованию развития регионов, выявления, а потом и ликвидации бед и невзгод, унаследованных от эпохи распада СССР и «укрепления вертикали».

Главным врагом на пути решения этой благородной задачи стали те, кто долгие годы рапортовал об успехах регионов, набивая свои карманы и решая свои частные задачи, – криминальная бюрократия, криминальные силовики, криминальные бизнесмены и чистый, не скрывающий своей природы, криминал.

Их благосостояние росло – из их среды появлялись миллионеры и миллиардеры, а за их спинами погружались в небытие безысходности полуразрушенные школы с нищими учителями, больницы без медикаментов, дороги без покрытия, города без света на центральных улицах, но с точечной застройкой саунами, подпольными казино, торговыми центрами и офисными зданиями.

Хорошие и плохие парни

Конечно, состоятельные люди в республиках - не всегда злодеи. Собственно, они различаются очень легко.

Хорошие герои, хоть и суровые порой парни, — те, кто создает реальное производство с обрабатываемыми сельхозплощадями, с заводами, шахтами, огромными рынками, объектами инфраструктуры и т.д., дающими рабочие места тысячам людей.

Плохие парни, хоть и делающие вид сладких и щедрых хороших героев, – те, кто присосался к бюджету, к трубе, к энергетическим счетчикам, кто спекулирует неправедно отобранной и приватизированной землей.

Хорошие и плохие парни, как правило, держат нейтралитет. Но хорошим есть, что терять, их позиции уязвимее, так как активы на виду, оборотные средства все в деле, денег на взятки и откаты просто нет.

У плохих – неисчерпаемый источник бабла, из которого расплескивай, куда хочешь и в какие хочешь карманы, – их время еще далеко не кончилось, и на Кавказе все видят и знают.

Регионы, тем временем, погружались в произвол, безработицу, терроризм, межнациональные конфликты, в откровенный «распил, раздер и разграб» — всего, что только можно.

Маленький «российский Ливан»

Но время плохих парней, похоже, кончается. Намеки на это, по крайней мере, кое-какие имеются.

Те, кому есть, что терять, консолидируются и приходят к власти, выдвигая своих лидеров. И, похоже, начинают находить поддержку и в Москве.

Карачаево — Черкесия является во многом показательным регионом.

Пять субъектообразующих в республике народов – карачаевцы, черкесы, русские, ногайцы, абазины – доминируют не только в культуре, но и в политике, экономике, управлении.

КЧР – маленький российский Ливан – уж где-где, а именно в этой бывшей автономной области Ставропольского края национальное квотирование является хоть и не конституционной, но все-таки жизненной необходимостью.

Подобная заданность определяет невероятную трудность управления. Как в том же Ливане – никто не может доминировать над другими за счет силы и ресурса, даже маленькая община обладает собственной гордостью, достоинством и возможностью защитить свои права потому, что опирается на родную, от предков доставшуюся землю.

Долгое время власть в КЧР означала только одно: прорыв к кормушке, хлебные места для своих и преследования конкурентов.

И плевать было на национальное (пусть и негласное, но вполне ясное) квотирование, обеспечивавшее в ситуации всеобщего взаимного недоверия и отсутствия приоритетов развития хоть какой-то баланс доступа к ресурсам народов и их лидеров.

Непонятные стороннему наблюдателю нарушения правил игры (ну, подумаешь, назначили председателем правительства представителя того народа, а не этого! ну, подумаешь, сенатором утвердили человека не этой национальности и не этой фамилии) ставили республику на грань межэтнической гражданской войны.

Надо понимать, что народы республики идут за лидерами (таковые есть, впрочем, у всех, кроме русских) и ущемление прав своих «успешных» часто воспринимают, как ущемление прав народа.

Все хрупко и все как на тонких струнах, к которым привязаны бомбы. Заденешь не ту струну, не отреагируешь на ее звон – взрыв неизбежен.

Хорошо все то, что хорошо кончается

Не секрет, что с момента образования республики на вершине ее власти находились карачаевцы.

Генерал Семенов, финансист Батдыев, бывший судья Конституционного суда Эбзеев – никто из них, по большому счету, не принес республике мира и порядка.

При Семенове дело чуть не кончилось кровью – его конфликт с черкесами, во главе которых стояла влиятельная семья Деревых, ведомая опытным и мудрым (ныне покойным) Станиславом, неспособность напитать аппетиты своих приближенных, зависимость от криминала почти погубили молодую Карачаево-Черкессию.

V.M.Semenov

Семенов Владимир Магомедович, 1-й президент КЧР (2000-2003 гг.)

Правление Батдыева закончилось быстро, криминально и кроваво: знаменитым расстрелом, в котором принял участие его родственник.

Батдыев

Батдыев Мустафа Азрет-Алиевич , 2- ой президент КЧР (2003 — 2008 гг.) 

Бориса Сафаровича Эбзеева в республике до сих пор вспоминают хоть и с уважением к его годам, но с содроганием.

Пытаясь подстроить сложнейшую систему отношений между семьями, кланами, народами под свое схематическое представление о том, «как надо по правилам», он буквально всех восстановил против себя.

kompromat_33451

Эбзеев Борис Сафарович, 3-й президент КЧР (2008 — 2011 гг.)

Назначения председателем правительства Владимира Кайшева (грека по национальности, вопреки всем договоренностям и предварительным соглашениям), а одного из теоретиков и идеологов карачаевского национализма Исмаила Алиева первым заместителем Кайшева чуть не привели опять к взрыву.

Наглые убийства молодого лидера черкесской молодежи, популярного Аслана Жукова, черкесского политика Фраля Шебзухова, претендовавшего на пост председателя Правительства, оппозиционного депутата-карачаевца Ислама Крымшамхалова и других показали безнаказанность криминала, слившегося с властью и силовиками, беспомощность Эбзеева и его окружения.

9080 (1)

 Жуков  Аслан (слева)

 

1273827361_fral_view_v

Шебзухов Фраль 

1133958_20090113234809

Ислам Крымшахалов

Загадочная смерть корреспондента «Кавказского узла», молодой красавицы-абазинки, талантливой и смелой журналистки Беллы Ксаловой, ночью сбитой машиной на пустой дороге, в случайность которой никто не поверил, и многое другое привели к чудовищной усталости республики от Эбзеева и от правил игры для избранных и безнаказанных, ведшей Карачаево-Черкесию в пропасть.

592-bella_ksalova

Белла Ксалова

Верный выбор Хлопонина

И (о чудо!) Кремль впервые прислушался и услышал.

Во многом это, кстати, произошло благодаря принципиальной позиции Полпреда Президента РФ в СКФО Александра Хлопонина, который и предложил на пост главы Рашида Темрезова.

1326995720_dsc_0058 (1)

Рашид Темрезов и Александр Хлопонин

Приход команды Рашида Темрезова был полной неожиданностью для многих. Молодой (37 лет), внятный и статный карачаевец родом из Черкесска, Темрезов хорошо известен именно в столице республики.

Он вырос на ее улицах, на которых надо было доказывать состоятельность словом и делом, а порой и кулаком. И уж точно, - верностью друзьям и своему слову.

С детства был знаком и тесно общался с ребятами самых разных национальностей и, будучи предан своему народу (как и каждый кавказец), умел с молодых лет оценивать людей не по крови, не по родовому происхождению, а по их человеческим качествам – можно на них положиться или нет. Это дало ему, судя по всему, огромные преимущества.

Впервые за все многочисленные приезды в республику я не услышал серьезных слов нарекания в адрес главы-карачаевца со стороны традиционных критиков власти (карачаевской) – черкесов, абазин, русских, ногайцев.

Это, честно говоря, ситуация настолько для КЧР непривычная, что сначала ей не веришь – есть какие-то скрытые причины и договоренности, какие-то подводные камни.

Кто за ним стоит – привычный для Кавказа и для России вопрос?

Никто из нас и представить себе не может, что на Кавказе человек сам, без могущественной крыши, способен завоевать авторитет и вести разумную политику.

Назывались разные фамилии «покровителей» Темрезова… Но, чем больше они назывались, тем яснее мне лично становилось, что даже если в начале пути молодой экономист, ставший руководителем региона, и зависел от сильных и старших, то своей политикой собирания человеческого ресурса и объединения «людей развития», он сумел вырваться из-под зависимости и создать собственную команду.

Это, в принципе, новое явление для Кавказа – без насилия, без подкупа, без полукриминальных сговоров и окриков Центра – только на одной способности договариваться (вполне политической), собрать работающую структуру власти.

Молодой Темрезов, беспроигрышный Архыз и равнение на Белгородскую область

Темрезов не имеет право на ошибку – ему ее не простят. Он молодой, и второго шанса остаться в истории Карачаево-Черкесии «президентом развития» он не получит.

Поэтому он и вкладывается в проекты, подобные Архызу – когда слушаешь его рассказы о том, что это будет лучший курорт страны, то понимаешь, что возможно все.

Есть и еще одна деталь в нем.

Я спросил: «Вы слышали про Белгородскую область?»

«Савченко? – глаза Темрезова загорелись. — Мы стараемся учиться у него, и его проект исключительно важен».

Это показатель – Белгородская область и ее опыт являются как бы лакмусовой бумажкой для руководителей регионов.

15871_33378

Савченко Евгений Степанович, губернатор Белгородской области с 1993 года

Они делятся на тех, кто завидует Савченко и не любит его, и на тех, кто стремится понять, как это получилось, что в бедной стране вдруг образовался регион успеха и развития с богатыми и довольными людьми и самым современным агропромышленным комплексом.

Если удастся преодолеть до конца общекавказские внутренние проблемы, у Карачаево-Черкессии есть все шансы стать кавказским регионом развития.

По большому счету, Темрезову сегодня нужны прорывные проекты. К таким, безусловно, относится Архыз и его курортная зона (с самого начала истории всех этих курортов, кстати, было ясно, что именно Архыз – единственно реальный проект).

87292__foto_2 (1)

На открытии канатной дороги в Архызе

Что до агропромышленного комплекса — Правительство Москвы заломило за тепличный комплекс «Южный» несусветную цену, и теперь его пытаются раскупить по частям.

На мой взгляд, он - проект вчерашнего дня – чернозем Карачаево-Черкесии, ее потрясающие пастбища позволяют, при правильной организации региона как единой корпорации (с решением вопроса о земле – кто и как ее использует), вывести республику в лидеры. Белгородский опыт тут более чем мог бы пригодиться.

Цементный завод, гипсовые разработки, мелиоративная система (вода Ставрополья идет именно из КЧР) и многое другое…

Если сломать хребет теневому бизнесу, ликвидировать столь любимый на Кавказе (да и в других регионах страны, впрочем, тоже) оборот огромных сумм наличности, минимизировать или исключить коррупцию в правительстве, консолидировать реальных бизнесменов (хороших парней), представляющих свои народы и минимизировать влияние проходимцев-миллиардеров – получится все.

Легко сказать – труднее сделать. Но уже назначение нового министра внутренних дел (впервые за долгие годы выходца из республики, а не приехавшего за наградами и деньгами варяга), боевого офицера и, судя по отзывам, достойного человека, — внушает надежду.

На расследование политических убийств (никто ничего не забыл и не простил), на обуздание коррупции (в том числе и в силовых структурах), на то, что полиция больше не будет использоваться в межнациональных конфликтах как оружие одной из сторон (что бывало прежде).

Молодая команда, управляющая сегодня республикой, внушает надежду на то, что все это может получиться.

Комментарии 0