Политика

Миражи и муляжи

Главный недостаток Стратегии национальной политики – в ней нет реальной политики

Правительство обнародовало план по реализации государственной национальной политики. Документ определяет, какие министерства и ведомства и каким образом в 2013-2015 гг. будут исполнять прошлогодний указ президента «О Стратегии государственной национальной политики РФ на период до 2025 года». Эксперты WordYou.Ru указали на то, какие меры нужны для того, чтобы программа дала желаемый результат.

В 82-х пунктах Стратегии подробно перечислены меры по «гармонизации межнациональных (межэтнических) отношений», «содействию сохранению и развитию этнокультурного многообразия народов России», «поддержке языков России». Запланировано проведение всевозможных этнокультурных фестивалей, семинаров, круглых столов, праздников, концертов и конференций. Ответственным органам поручено мониторить обращения граждан о фактах нарушения «равноправия граждан независимо от расы, национальности, языка, религии». А государственные СМИ обяжут «пропагандировать достижения народов в деле единения». Что касается мигрантов, то к работе по их адаптации государство намерено привлечь НКО. Также в ряде стран СНГ создадут центры обучения русскому языку.

 

Дмитрий Орешкин, политолог, член Совета при президенте по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека:

То, что о национальной политике заговорили на таком уровне, – очевидный признак того, что дела в ней плохи. А то, как пытаются решать эту проблему, мне кажется неконструктивным. Ведь главный принцип национальной политики, как и любой другой, – это следование закону.

Закон должен работать, и неважно какого роду и племени человек его нарушил. А если есть возможности уйти от ответственности по каким-то схемам, то, естественно, преимущество будет получать так называемое организованное меньшинство, спаянное на доверии и внутренней солидарности, будь то чекисты, чиновники, фанаты, ОПГ или этнические диаспоры. Они через закрытые механизмы отношений с властями прикрывают своих членов.

Этот феномен спровоцировал выступления на Манежной и надавно в Пугачеве. У многих русских складывается впечатление, что они дискриминируемы в своей стране, т.к. в случае каких-то проблем не могут опереться на какую-то группу, которая их прикроет. Если они, конечно, не входят в фанатские или какие-то еще группировки. Им кажется, что система работает против них, в интересах нерусских, а на самом деле она работает против всех, исключая тех, кто может пользоваться коррупционными каналами.

Государству сегодня не удается сделать так, чтобы закон был одинаково применим ко всем. Оно у нас сильное, чтобы права граждан нарушать, но слабое, чтобы их защищать. Отсюда все проблемы. Говорить о будущем Стратегии национальной политики в такой ситуации бессмысленно. Это своего рода самообман. Требуемого результата заведомо не будет.

Культурное взаимодействие, конечно, необходимо. Утренники, концерты, заседания, декларации – все это было и в Советском Союзе. Власти сегодня не могут отладить правоприминительную практику, зато могут организовать танцы. Это не плохо, это не то, что надо. Это «как бы» национальная политика. Опыт стран, в которых аналогичные проблемы стояли куда более острее, чем у нас сейчас, показывает, что равенство перед законом первостепенно. Например, в США в свое время все расовые группы были поставлены в одинаковые условия. А после этого пошли социальные, культурные, образовательные программы. В конце концов, достигли результата.

 

Абдулла Ринат Мухаметов, политолог, заместитель руководителя фонда поддержки гуманитарных инициатив «Альтаир»:

 

Представленный правительством объемный документ носит, скорее, технический, а не политический характер. В нем, конечно, много бюрократической кампанейщины, хотя есть и очень правильные идеи. Но очевидно, что конференциями, заклинаниями о вечной дружбе всех со всеми и праздниками самого длинного шашлыка проблем не решить.

Главный недостаток документа – в нем нет реальной политики. Межнациональные отношения не будут регулироваться этим документом. Скорее, это будет делаться ситуативно, если не стихийно, как во время волнений в Пугачеве. Проблема с национальной политикой в том, что РФ до сих пор не определилась с тем, какой она себя видит. Какое государство и общество мы хотим построить?

Россия и ее граждане должны понять, в конце концов, куда мы идем – к империи или национальному государству; у нас федерация или унитарное государство; нужны мигранты или нет; Кавказ – полноправная часть России, колония или отделяемая территория; что такое «российская нация» и что такое «многонациональный народ России», о котором говорится в Конституции; Ислам – это часть нашей российской идентичности или «терпимая религия»; как соотносятся гражданская нация и этноконфессиональные особенности народов страны и проч. Без этого решить межнациональные проблемы не получится.

Появление Стратегии – это, конечно, показатель того, что вопрос носит жизненно важный для государства характер. Я вижу выход в развитии реального, а не декларативного, федерализма и регионализма. Россия должна быть государством всех ее народов и регионов, а не псевдонациональной бюрократии, которая живет за счет колонизации собственного населения.

 

Алексей Старостин, директор Центра тестирования по русскому языку иностранных граждан УГГУ (Екатеринбург):

 

Я считаю позитивным, что государство уравняло миграционные проблемы и межнациональные. Раньше мигранты не рассматривались иначе, как безликая трудовая сила. Не учитывалось, что закрытые скопления людей с определенными национальными и религиозными особенностями могут вызывать проблемы, что мы сегодня имеем повсеместно.

Я также приветствую курс на интеграцию мигрантов. Само слово «интеграция» впервые появляется в государственных документах, что правильно. Но мигрантов нужно не только тестировать по русскому языку, как делается сейчас, но и обучать ему, а также нормам поведения в крупных мегаполисах, законам России, истории.

С другой стороны, надо четко понимать, что концерты, фестивали и праздники – это хорошо, но этого недостаточно. Главный минус национальной политики – ее малый охват. Проводимые мероприятия и принимаемые меры затрагивают в основном актив национальных общин, активистов, а не широкие массы. Вообще подход, когда работают только с лидерами тех или иных официальных организаций, а не с населением, надо в корне менять. Помимо поддержки национальных культур, необходима большая просветительская и воспитательная работа. В учебниках истории, в СМИ, на плакатах, в социальной рекламе красной нитью должен проходить конституционный принцип, согласно которому Россия – многонациональное государства, которое всегда формировалась как полиэтническое и поликонфессиональное. Об этом говориться, но пока делается часто наоборот.

 

Амиль Саркаров, председатель Исполкома Федеральной лезгинской национально-культурной автономии, сопредседатель Российского конгресса народов Кавказа

Нынешнее состояние межнациональных отношений такого, что требуется безотлагательное вмешательство государства в эту сферу. Последние события, особенно произошедшее в Пугачеве, показывают, что проблемы только усугубляются.

Безусловно, необходимо усиливать комплекс мер, направленных на профилактику межнациональной розни и ксенофобии. Одной Стратегии тут мало. Скажу, что почему-то уровень работы в этой области с середины нулевых в столице нашей страны неуклонно снижался, превращаясь в никому не нужный формализм. Многие резонансные происшествия, случившиеся в Москве, я во многом ставлю в вину нерадивым столичным властям, которые средства, выделенные на межнациональную сферу, расходовали нерациональным и нецелевым образом.

Но это все профилактика. Я считаю, что необходимо гораздо жестче пресекать действия, которые провоцируют межнациональную рознь, призывы к противоправным акциям, самосуду и так далее. Если мы продолжим проявлять в этом вопросе мягкость, то следующий «пугачев» принесет нам массовые жертвы.

Что касается вопросов, связанных с сохранением и развитием этнокультурного многообразия народов России и поддержкой их языков, то пока конфликтный потенциал в этой области сильно уступает проблемам ксенофобии и интолерантности. Однако, если ничего существенного в этом направлении государство не сделает в ближайшее время, то через несколько лет мы получим массовое протестное движение за культурно-языковые права коренных народов России, которое уже начинает набирать силу в частности Татарстане.

Комментарии 0