Просвещение

Из варяг в арабы

     

Все знают про торговый путь «Из варяг в греки». О нем сказано достаточно, чтобы понять его ключевую роль для древнерусского государства. Гораздо меньше известно о пути «Из варяг в арабы», также имевшем колоссальное значение.

Путь

Вместе со становлением Багдадского халифата – передового государства тогдашнего мира - развивается его экономика, растет торговля. Мусульманская знать чрезвычайно ценит товары с севера.

Норманны (варяги), продвигаясь по Восточному пути вышли на пути меновой торговли булгарских купцов с финно-угорскими племенами и постарались взять эту торговлю в свои руки. Ими были созданы опорные пункты в Белоозере ("Старый город" у истока Шексны), на Шексне (поселение Крутик), в Ярославском Поволжье (Тимерево, Сарское городище), что подтверждается наличием вещей скандинавского происхождения в раскопанных поселениях и выпаданием кладов куфических монет. Варяги наложили дань на местные племена, что известно из летописных источников, и затем вышли на арабские рынки.

При всем многообразии путей с Балтики на Волгу несомненным остается то, что самый короткий из них проходит по Тихвинскому краю. Один из вариантов Волжско-Балтийского пути или как его называют по аналогии с летописным путем "из варяг в греки" - из варяг в арабы, был отмечен археологом В.И. Равдоникасом. Скандинавы, направляясь в г. Булгар на Волге, начинали свое движение на малых судах с Ладоги. Поднявшись вверх по р. Сяси, они р. Воложбой плыли до водораздела и затем волоком перебирались в р. Чагоду, принадлежащую волжскому бассейну. По рекам Чагодоще и Мологе они спускались в Волгу к г. Булгар, где их и встретил в 921 году знаменитый арабский путешественник Ибн Фадлан под именем русов, ибо к этому времени "призвание варягов" и создание "государства Русь" уже состоялось.

Волжско-Балтийский путь прекращает функционирование только с конца Х века. Прежние торговые связи нарушаются в связи со взятием князем Святославом в 966 году городов Булгара и Итиля на Волге и разрушением Хазарского каганата, главного посредника в арабской торговле. Поток куфических монет по Волге в Северную Европу иссякает, торговые пути меняют свое направление.

Чем торговали?

Волжский торговый путь в IX веке был очень важен для Северной Европы. Им с конца VIII века восточное серебро поступало в западную часть Балтики и в Скандинавию. Многочисленные клады мусульманских серебряных монет (куфические монеты) известны на Балтийском побережье и в Восточной Европе. Интенсивность выпадения первых кладов куфических монет на территории Восточной и Западной Европы приходится на 810-820 годы - время открытия мусульманскими купцами европейского Севера и освоения Волжского пути.

В конце IX века на территории современного Афганистана были найдены большие залежи серебра. Саманидские шахи получили возможность чеканить значительное количество монет, что способствовало расцвету торговли не только в Средней Азии, но и на Каспии и на Волге. Исследование кладов приводит историков-нумизматов к выводу: «Европейско-арабская торговля возникает в конце VIII в. как торговля Восточной Европы со странами халифата».

На Русь восточные монеты стали поступать примерно к 910 году. Саманидские диргемы были популярны на Руси и уже оттуда поступали в скандинавские страны, что, в свою очередь, стимулировало торговлю на Балтике. В Киеве чеканились и свои монеты, но в незначительном количестве. Потребности в этом не было – деньги в изобилии поступали с юга. Чеканка собственных монет в Киеве, видимо, диктовалась необходимостью не столько экономической, сколько политической. Нужно было показать, что киевский князь ничем не уступит своим южным соседям.

Денежное обращение Киевской Руси отражало специфику страны, находящейся, по определению современного историка А.Н. Наздратенко, «между арабами и варягами, Западом и Константинополем». Точно так же и сложившаяся здесь система мер и весов явно демонстрирует следы «межэтнического культурного взаимодействия»

Также русы везли на арабо-мусульманский Восток драгоценную пушнину, изделия из мамонтовой кости и клыков моржей, из которых хорезмийские резчики изготавливали великолепные шкатулки и гребни. Первоначально обмен вели по принципу «товар на товар».

Особое место в этой торговле занимали меха. То, что Русь поставляла меха в арабские города, может показаться несколько забавным, но такова была тогдашняя мода.

«Потребность в мехах, – пишет Соловьев, – усиливалась на востоке с распространением богатства и роскоши в блестящее царствование Гаруна аль-Решида. Шубы стали почетною одеждою и покупались дорого; до нас дошло известие, что Зобейда, жена Гаруна, первая ввела в моду шубы, подбитые русскими горностаями или соболями; кроме мехов русы привозили на Волгу также и рабов. В обмен за означенные товары русы могли брать у арабов дорогие камни, бисер, особенно зеленого цвета (нитки его составляли любимое ожерелье русских женщин, мужья которых разорялись, платя нередко по диргему (от 15 до 20 копеек серебром) за каждую бисеринку), золотые и серебряные изделия, цепочки, ожерелья, запястья, кольца, булавки, рукоятки, пуговки, бляхи для украшения одежды и конской сбруи, быть может, также шелковые, шерстяные и бумажные ткани, овощи, пряности и вино. Но, как видно, русы сильно желали выменивать на свои товары арабские монеты, диргемы, которые везде и во всяком значении имели большую ценность. Посредством этого пути арабские монеты распространялись по разным местам тогдашних русских областей; как редкие, всегда ценные вещи, как украшения переходили они из рода в род, из рук в руки, закапывались в землю вместе с мертвецами, зарывались в виде кладов и таким образом дошли до нас».

Значительная часть товара поставлялась в хазарский город Итиль и оттуда уже перепродавалась на Ближний Восток еврейскими купцами. Но, как отмечает Покровский, русские купцы тоже доходили до Багдада, а арабы много путешествовали по Руси. Обмен процветал, и «у редкого царя восточных стран не было шубы, сшитой из русских мехов».

«Исламские товары, безусловно, ввозились на Русь и оттуда шли в Скандинавию, но спрос в халифате на русские товары был, очевидно, куда большим, нежели спрос на исламские изделия среди русских, а разница оплачивалась серебром, что вполне устраивало обе стороны, – писал П. Сойер в книге «Короли и викинги». – Часть мусульманских монет затем экспортировалась из Руси в соседние европейские страны, и в большом количестве эти монеты можно найти в Скандинавии».

На Восток вывозить русскую продукцию было сложнее, чем в Византию, ибо здесь собственное производство стояло на несравненно более высоком уровне, нежели на Западе. Тем не менее удавалось вывозить оружие и доспехи, доходившие до самой Индии, лен и льняное полотно. Все эти товары продолжали вплоть до XIV века исправно поступать из Руси на Восток, независимо от любых исторических потрясений. Лен вывозился через Дербент, а затем шел в Среднюю Азию, Персию и Индию.

По материалам книг: Б.Ю. Кагарлицкий «Периферийная империя» и Л.А. Старовойтов «Из глубины веков»

Автор: Мансур Алишаев

Комментарии 0