Их нравы

Беспилотник, убивший моего внука

Программа "точечной ликвидации" американского правительства не щадит даже собственных граждан

     

О том, что мой 16-летний внук Абдуррахман - гражданин США - убит ударом американского беспилотника, я узнал из новостей на следующее утро.

Ракета взорвалась, когда они с двоюродным братом обедали в ресторане под открытым небом на юге Йемена. Кроме них  14 октября 2011 года погибло еще пять гражданских лиц.

Позже я посетил это место, когда почувствовал, что смогу вытерпеть боль, увидев, где он сидел в последние минуты своей жизни. Местные жители рассказали, что его тело разорвало на куски. Они показали мне могилу, в которой похоронили его останки. Я стоял над ней, спрашивая, почему мой внук мертв.

Сейчас, почти два года спустя, я все еще не получил ответа. Правительство Соединенных Штатов отказалось объяснить, почему Абдуррахман был убит. Только в мае этого года администрация Обамы, вероятно, пытаясь выглядеть более прозрачной, публично признала то, что мир и так уже знал – что она ответственна за его смерть.

Генеральный прокурор Эрик Холдер сказал только, что в Абдуррахмана «специально не целились», пробудив больше вопросов, чем он дал ответов.

Мой внук был убит своим же правительством. Администрация Обамы должна ответить за свои действия и понести ответственность. В пятницу я обращусь за этим в федеральный суд в Вашингтоне.

Сына за отца. А отца за что?

Абдуррахман родился в Денвере. Он жил в Америке до 7 лет, потом переехал ко мне в Йемен. Он был обычным  подростком – смотрел «Симпсонов», слушал Снупи Дога, читал «Гарри Поттера» и общался в Facebook со множеством друзей. У него была грива вьющихся волос, очки, как у меня, и широкая простодушная улыбка.

В 2010 году администрация Обамы поместила отца Абдуррахмана, моего сына Анвара, в «расстрельные списки» подозреваемых в терроризме ЦРУ и Пентагона. Беспилотник отнял его жизнь 30 сентября 2011 года.

Правительство неоднократно обвиняло в терроризме Анвара, который также был американским гражданином,  но так и не предъявило ему конкретного обвинения. Ни один суд не рассматривал претензии правительства, и никакие доказательства уголовных правонарушений не были  представлены судьям. Он не заслуживал того, чтобы его лишили конституционных прав американского гражданина,  и убили.

Рано утром в сентябре 2011 года Абдуррахман в одиночку покинул наш дом в Сане. Он отправился на поиски своего отца, которого не видел уже много лет. Он оставил матери записку, объяснив, что скучает по отцу и хочет найти его, и прося простить, что уходит без разрешения.

Через несколько дней мы с облегчением узнали, что он в безопасности у двоюродных братьев на юге Йемена, откуда родом наша семья. А еще несколько дней спустя его отца выследил и убил американский беспилотник в одной из северных провинций, за много сотен километров. После того как Анвар погиб, Абдуррахман позвонил нам и сказал, что собирается вернуться домой.

Это был последний раз, когда я слышал его голос. Он был убит всего через две недели после своего отца.

«Это не та Америка, которую я когда-то знал»

Страна, которая считает, что ей даже не нужно отвечать за убийство своих – не та Америка, которую я когда-то знал. С 1966 по 1977 год, воплощая мечту своего детства, я учился в Соединенных Штатах по программе образовательных грантов Фулбрайта, защищал докторскую, а затем работал в научным сотрудником и  адъюнкт-профессором в университетах Нью-Мексико, Небраски и Миннесоты.

Я с теплом вспоминаю те годы. Когда я впервые студентом приехал в Соединенные Штаты, семья, в которой я жил. взяла меня с палатками на берег океана, в национальный парк Йосемити, Диснейленд и Нью-Йорк – и это было замечательно.

После возвращения в Йемен я использовал американское образование и навыки на благо своей страны, служил министром сельского и рыбного хозяйства, участвовал в  создании одного из ведущих образовательных заведений страны – Университета Ибб. Абдуррахман часто говорил,  что хочет пойти по моим стопам и вернуться в Америку учиться. Я даже не могу думать сейчас о тех разговорах с ним.

После того, как Анвар был включен в правительственный список, но прежде чем его убили, Американский союз гражданских свобод и Центр по конституционным правам представляли меня в процессе по иску, оспаривающему утверждение правительства, что оно может убить любого, кого считает врагом государства.

Суд отклонил иск, заявив, что у меня нет права подавать  иск от имени сына, и что в любом случае правительственная программа «точечной ликвидации» вне пределов его  юрисдикции.

После гибели Абдуррахмана и Анвара я подал еще один иск, добиваясь ответов и  ответственности. Правительство опять заявило, что его программа «точечной ликвидации» вне досягаемости судов. Мне трудно поверить, что это может быть законным в конституционной демократии, основанной на системе сдержек и противовесов.

Правительство убило 16-летнего американского мальчика. Разве не должно оно, по крайней мере, объяснить, почему?

Насер аль-Авлаки, основатель Университета Ибб, бывший президент Университета Саны, занимал пост министра сельского хозяйства и рыболовства Йемена с 1988 по 1990 год

Комментарии 2